ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»
Новое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДРНовое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДР
Рустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцыРустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцы

общество

РетроспективаРетроспектива
В Москве прошел концерт, посвященный 100-летию Кара КараеваВ Москве прошел концерт, посвященный 100-летию Кара Караева
В рамках Х Музыкального фестиваля Узеира Гаджибейли состоялся показ балета «Любовное танго»В рамках Х Музыкального фестиваля Узеира Гаджибейли состоялся показ балета «Любовное танго»
В Нахчыване состоялось открытие «Европейского городка»В Нахчыване состоялось открытие «Европейского городка»

спорт

Topaz Премьер-лига: 5-й турTopaz Премьер-лига: 5-й тур
ЛЕ: «Карабах» уступил «Спортингу»ЛЕ: «Карабах» уступил «Спортингу»
Большая ошибка капитанаБольшая ошибка капитана
Рустам Оруджев: «Домашний ЧМ — это колоссальная ответственность»Рустам Оруджев: «Домашний ЧМ — это колоссальная ответственность»

Мнение

Чагры Эрхан: «Турецкое правительство и общество с большим удовлетворением восприняли позицию Азербайджана»
12 марта, 2012

Эксклюзивное интервью 1news.az с профессором Анкарского университета, директором Центра стратегических исследований европейских народов Чагры Эрханом, принявшим участие в работе прошедшего в Баку III Форума «мозговых центров» государств — членов Организации Исламского сотрудничества (ОИС) на тему «Изменения и трансформация в странах ОИС»

— Как вы оцениваете ситуацию с принятием Сенатом Франции закона о криминализации отрицания т.н. «геноцида армян» и его отмену Конституционным советом этой страны?

— Принятие этого закона изначально ставило под сомнение  большинство основных свобод и прав во Франции, и Конституционный  совет этой страны принял самое верное решение. Турция и Азербайджан проявили большую солидарность в этом процессе и провели огромную работу с целью отмены этого злополучного закона. Кроме того, после полного фиаско армянских инициатив во Франции не думаю, что армяне добьются успеха в этом направлении в других европейских странах.

Мощь Турции и Азербайджана растет день ото дня, — они уже не те, какими были 20 лет назад. Мы видим, как на протяжении последних лет Азербайджан развивается и, по сути, превращается в одну из важнейших стран нашего региона. Турция также усилила свои позиции в регионе  Ближнего Востока, Кавказа и Балкан, став одной из влиятельных сил в мире. Поэтому ни один из разумных западных лидеров не станет портить отношений с Турцией и Азербайджаном ради каких-то призрачных и авантюристических инициатив.

— Несмотря на солидарность Азербайджана и Турции в этом вопросе, остальные тюркоязычные страны, к сожалению, проявили безразличие. В чем, по вашему мнению, причина такого отношения?

— Очевидно, что Турция и Азербайджан должны принять новую совместную стратегию в политике с тюркоязычными и исламскими государствами. Наши страны должны проделать большую работу в этом направлении и убедить эти страны в том, что в общетюркских вопросах альтернативы солидарности нет. К сожалению, и в ходе нынешней конференции мы убедились в том, что наши коллеги из тюркоязычных и мусульманских стран недостаточно информированы по многим вопросам. Думаю, это наше упущение и нам придется много работать в этом направлении.

Но, вместе с тем, проведение подобных международных форумов и мероприятий в Баку имеет большое значение.

Потому что, уезжая, они увозят отсюда частичку Азербайджана.  Мы до сих пор проводили свою лоббистскую деятельность в западных странах, и последние события во Франции показали, что они дают свой результат. Но при этом  мы не должны забывать и о тюркоязычных и мусульманских странах. Мы должны работать не только с правительствами, но также расширить свою лоббистскую деятельность и информировать общественность этих стран о наших проблемах. 

Считаю, что если Азербайджан и Турция будут работать в этом направлении как с правительствами, так с гражданскими обществами и СМИ, мы сможем добиться существенных результатов.

— В некоторых турецких СМИ мы встречались с критикой в адрес Азербайджана по этому вопросу. Как вы считаете, удовлетворена ли Анкара позицией Азербайджана?

— В Турции каждый печатный орган имеет собственную редакционную политику, которая не всегда совпадает с позицией официальной. Мы все видели, как Азербайджан с первых дней принятия во Франции этого закона выразил к нему негативное отношение, заявив, что поддерживает Турцию в этом вопросе. 

Некоторые СМИ даже писали, что и другим тюркоязычным странам стоило бы проявить такую солидарность с Турцией, как это сделал Азербайджан. То есть турецкое правительство и общество с большим удовлетворением восприняли подобную позицию Азербайджана.  Публикации в некоторых газетах не отражают позиции нашего государства и общества. Если вы выйдете на улицы в турецких городах, и спросите у любого прохожего, удовлетворен ли он позицией Азербайджана по этому вопросу, вы услышите в ответ только слова благодарности. Вот  это и есть отношение к Азербайджану, а не то, что пишут некоторые газеты…

— Давайте поговорим о роли Турции в мире. Остается ли Турция «малым» союзником США, как во времена «холодной войны»?

— Почему малым? Большим союзником! Отношения между США и Турцией носят стратегический характер, мы союзники по НАТО. Все решения в рамках Альянса принимаются в рамках консенсуса. И Турция на протяжении истории неоднократно использовала свое право вето. Так было в 1967—1973 годах во времена арабо-израильской войны, когда Анкара запретила американцам использовать военную базу в Инджирлике. Затем в 1980 году Анкара наложила запрет на ее использование для нанесения США ударов по Ирану и наконец, в 2003 году не позволила начать со своей территории военную операцию против Ирака.

То есть в национальных вопросах мы придерживались исключительно собственных  интересов. Но мы всегда были вместе в вопросах борьбы с терроризмом и другими глобальными вызовами и будем придерживаться этой позиции и впредь. Вот, например, на Ближнем Востоке мы видим  сильное партнерство с США в таких вопросах, как поддержка демократии и прав человека, борьба с терроризмом и др.

США сейчас — единственная супердержава в мире, но в будущем, к 2050 году этого может и не быть. Мы видим, как США выводят свои войска из региона, может, через 10—20 лет мы станем свидетелями того, что эта страна «вернется в свою географию». И тут встает вопрос — кто займет их место в регионе? Некоторые аналитики утверждают, что в нашем регионе суперсилой станет Россия, а в глобальном масштабе — Китай. Конечно, в такой ситуации Турция, продолжая союзнические отношения с США, не будет забывать и об этих странах.

— Возможен ли в перспективе союз России и Турции или их объединение в Евразийский  союз?

— Мне кажется, пока рано говорить о создании какого-либо нового союза с участием Турции. Учитывая геополитический регион и интересы, Турция имеет большой потенциал для развития отношений как с США, так и с Россией и Китаем. Сегодня мы наблюдаем, что правительство Турции проводит не однобокую политику, а старается налаживать отношения со всеми  партнерами. В этой связи, почему бы нам не повысить уровень наших отношений с Россией и не иметь с ней военные отношения? Также мы придаем большое значение и нашим отношениям с Китаем.

Но строительство стратегических отношений со всеми странами региона не означает подпадания под чью-то зависимость. Турция проводит независимую политику в регионе. Кроме того, у нас с Россией есть некоторые нерешенные проблемы, например, нам не очень нравится ее поддержка Армении, а также режима Асада в Сирии. Но несмотря на некоторые проблемы, Россия является мощной и влиятельной силой региона. Она уже на протяжении нескольких веков в этом регионе  и  никуда отсюда не уйдет, и поэтому Турция, проводя прагматичную политику, продолжит курс на развитие отношение с Россией.

— Как вы считаете, почему премьер-министр Турции Реджеп Тайиб Эрдоган не использует для решения сирийского кризиса дружественные отношения с избранным Президентом России Владимиром Путиным?

— Я так не думаю, премьер-министр использует все рычаги для решения этой проблемы. Буквально 10 дней назад он беседовал по телефону с Президентом Дмирием Медведевым и просил его,  используя свое влияние на руководство Сирии, остановить кровопролитие в этой стране. Кроме того, главы МИД Турции и РФ находятся в тесном контакте. Анкара прекрасно понимает, что без России решить эту проблему будет невозможно, поэтому проводит консультации как с западными, так и российскими партнерами.

Однако сколько бы мы ни убеждали российских партнеров, они все равно поступят так, как это будет в интересах России. В принципе, это верный подход, ни одна страна не захочет жертвовать национальными интересами. Поэтому Турция считает, что России должна быть предоставлена важная роль в решении этой проблемы.

— Давайте поговорим об Иране. Как вы думаете, Запад ударит по этой стране?

— Очень трудно прогнозировать дальнейший исход. В свое время многие считали, что США не рискнут ударить по Ираку, потому сегодня я не могу конкретно сказать, ударят по Ирану или нет.

Некоторые лидеры выступают с весьма жесткими заявлениями, и это наводит меня на некоторые мысли. Может, США и ударят по Ирану, но не сейчас, а после выборов. Но очевидно, что военное решение иранской проблемы не исключается. Однако Иран — сильная страна и решиться на войну с ним  — рискованно.

Кроме того, давление Запада на Иран приводит к тому, что народ этой страны все крепче сплачивается вокруг режима мулл. Поэтому пока война идет на дипломатическом уровне, и будем надеться, что оно не трансформируется в горячую фазу. Вместе с тем, считаю, что если Иран действительно создаст ядерное оружие, не исключено, что США ударят по Ирану.

— Как должны действовать Азербайджан и Турция в этой ситуации?

— Турция, как известно, проводит активную политику в решении иранской проблемы. Кроме того, Анкара постоянно убеждает Тегеран проводить более умеренную политику, дабы не вызвать в регионе конфликт. Она не желает никаких проблем в регионе и поэтому продолжает свою политику по недопущению конфликта между Ираном и Западом. Но если Иран продолжит жестко гнуть свою линию, то, сколько бы Турция ни старалась, США сделают то, что хотят сделать.

Турция в принципе выступает за безъядерный регион, и это относится не только Ирану, но и к Израилю. Ситуация более чем напряженная, ввиду чего все стороны должны быть предельно внимательны в своих заявлениях и действиях.

З.Р.

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»