ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»
Новое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДРНовое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДР
Рустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцыРустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцы

общество

Томаш Аян: «В тяжелой атлетике мы видим Азербайджан как хорошего партнера»Томаш Аян: «В тяжелой атлетике мы видим Азербайджан как хорошего партнера»
В рамках выставки World Food Moscow состоялась презентация азербайджанской продукцииВ рамках выставки World Food Moscow состоялась презентация азербайджанской продукции
Рафига Алиева на протяжении своей жизни неустанной деятельностью внесла большой вклад в науку и образование АзербайджанаРафига Алиева на протяжении своей жизни неустанной деятельностью внесла большой вклад в науку и образование Азербайджана
В Аллее почетного захоронения почтена память выдающегося ученого Рафиги АлиевойВ Аллее почетного захоронения почтена память выдающегося ученого Рафиги Алиевой

спорт

Большая ошибка капитанаБольшая ошибка капитана
Рустам Оруджев: «Домашний ЧМ — это колоссальная ответственность»Рустам Оруджев: «Домашний ЧМ — это колоссальная ответственность»
Лига Европы: каковы шансы «Карабаха» против «Спортинга»?Лига Европы: каковы шансы «Карабаха» против «Спортинга»?
Topaz Премьер-лига: 4-й турTopaz Премьер-лига: 4-й тур

Мнение

Опасные последствия книжной апатии
12 марта, 2012

Интервью с секретарем Союза писателей Азербайджана, народным писателем Чингизом Абдуллаевым

Карабахский конфликт все еще остается главной темой новостных рубрик интернет-сайтов и газетных полос. Не проходит и месяца без сообщений о ходе мирных переговоров, встреч президентов и посреднических усилиях стран-сопредседателей, заявлений наших официальных лиц с трибун международных организаций. Да, Карабах остается для Азербайджана проблемой номер один. Нашу национальную армию уже не сравнить с той, которая была в начале 90-х,  экономическое развитие приносит свои плоды, к голосу Азербайджана все больше прислушиваются на мировой арене.

Но есть еще один не менее важный аспект в нашей борьбе за возвращение утраченных земель — идеологический. Он значим ничуть не меньше и последние события вокруг принятого Сенатом Франции закона  по поводу «геноцида армян» явное тому подтверждение. Интеллект в нашей борьбе — такое же серьезное оружие, как сильная армия, оснащенная самой боевой техникой. Как обстоят дела на этом фронте, и в полной ли мере мы используем свой интеллектуальный потенциал, свои интеллектуальные ресурсы в борьбе за возвращение утраченных земель? Ведь имидж Азербайджана на международной арене во многом зависит не только от верного политического курса и достижений экономики, но и от популяризации нашей истории, культуры.

Вопросов много, ответы на них я попыталась найти в Союзе писателей Азербайджана, обратившись к секретарю Союза писателей Азербайджана, народному писателю Чингизу Абдуллаеву. Прошу прощения, но я все же возьму на себя смелость выразить свое понимание почетного звания «Народный писатель». Думаю, что оно присваивается писателю не только за чрезвычайную популярность его произведений. Возможно, оно предполагает еще и умение болеть душой за свой народ, а значит, смело, без обиняков говорить не только о заслугах и успехах своего народа, но и о его недостатках. Сказанное иногда воспринимается окружающими в виде горькой пилюли, но ведь именно глотая ее, мы вылечиваемся от болезни…

— Чингиз муаллим, чем, по вашему мнению, объясняется столь резкий спад интереса к чтению в Азербайджане?

—  Сейчас, к сожалению,  мало читают не только в Азербайджане, но и во всем мире.  Прошли времена, когда литература, можно сказать, заменяла религию, как это было в период существования бывшего СССР. Вы помните, наверное, длинные очереди  возле магазинов подписных изданий в то время.  Людям, желающим подписаться на произведения Ч.Диккенса или О.Бальзака, приходилось иногда ждать своей очереди чуть ли не до самого утра.

Сейчас такого не увидишь, может, это и к лучшему в плане расширения возможностей у покупателей, но спад читательского интереса, конечно же, налицо. Причин много. Интернет и телевидение, к сожалению, отвлекают потенциальных читателей. При социализме у людей было больше свободного времени  для визитов в кино и в театр, а, следовательно, больше возможностей для повышения своего интеллектуального уровня. При капитализме заработок каждого человека зависит от интенсивности его труда, качества, приходится много работать и времени на досуг, можно сказать, не остается. Но все вышесказанное, как я считаю, не является ответом на вопрос о том, почему у нас читают в 10 раз меньше, чем в Грузии, где экономическая ситуация куда хуже. В  Азербайджане в настоящее время  на 9 млн  населения приходится 10 книжных магазинов, не считая тех, где книги продаются вкупе с дамским бельем и канцелярскими товарами.

— Что могло бы сделать государство для исправления ситуации в плане развития литературы и книжной индустрии в Азербайджане? Есть ли, по вашему мнению,  необходимость  в национальной  программе развития чтения?

— Я думаю, что необходим комплекс мер, нацеленный, прежде всего, на пропаганду книги. Очень важно создание условий, способствующих приобщению людей к чтению. В нашей стране научные диссертации до 40 лет защищают один-два процента, поэтому крайне необходимо стимулировать интерес молодежи к науке, литературе. Нынешнюю ситуацию в сфере книгоиздания могла бы существенно изменить отмена НДС на книги. В других странах Южного Кавказа НДС давно уже отменили, а в Азербайджане этот налог на книги составляет 18%. Ясно, что эти деньги «не делают погоды» для азербайджанского бюджета, но вместе с тем они, в конечном счете, «бьют по карману» потребителя, читателей, среди которых есть и дети. Сейчас проводится большая работа по изданию произведений  мировой классики, классической и современной литературы на азербайджанском языке, но в книжных магазинах этих книг все еще мало, в особенности современной литературы. Надо чтобы они чаще появлялись в магазинах.

Причем  переводить надо не только с русского, но и с английского, французского, испанского, немецкого, арабского языков.

— Насколько мне известно, Союз писателей Азербайджана одним из первых выступил с инициативой отмены НДС на книги, и это предложение получило общественную поддержку. Было направлено даже соответствующее письмо Президенту страны.

— Мы направили также обращение об отмене налога на добавленную стоимость (НДС), применяемого в продаже книг в стране, в соответствующий комитет Милли Меджлиса.

— Есть ли уже соответствующая реакция? Когда можно ожидать принятие конкретных шагов в ответ на обращение Союза писателей?

— Думаю, что ответных шагов не придется ждать долго. Ранее мы предложили отменить НДС на книги на таможне, и меры в этом направлении правительством уже предприняты.

—  Как развита школа перевода в Азербайджане, я имею в виду также поддержку переводчиков, воспитание новых кадров и пр.?

— Школа перевода у нас развита еще весьма слабо. В советское время все было гораздо проще. Все книги переводились в основном с русского языка, русская школа перевода была изумительной, переводами занимались многие выдающиеся поэты и писатели. Да и переводить с русского на азербайджанский язык было намного легче, поскольку русский был языком межнационального общения в период СССР. Сейчас времена изменились, книги переводятся непосредственно с языков оригинала, и существует большая нехватка переводчиков. Правда, у нас функционирует Центр перевода, есть у нас и Институт иностранных языков, который готовит специалистов. Но переводчиков-литераторов пока еще очень мало. Нужно готовить новые кадры, поскольку это позволит азербайджаноязычному читателю знакомиться с литературными новинками на своем родном языке, в особенности детям. Дети должны учиться читать на своем родном языке с малых лет, иначе им потом бывает сложно.

— Переводная литература, на мой взгляд, — это очень хороший способ усилить интерес азербайджанского читателя к зарубежным изданиям и одновременно ознакомить иностранного читателя с образцами отечественной литературы. Раз уж мы коснулись темы перевода, как обстоит дело с продвижением азербайджанской литературы за рубежом?

— Пока этот процесс развивается не столь успешно. Правда, мы пытаемся сейчас заключить соглашение с несколькими странами, хотим выйти на их книжные рынки.  Уже вышли в свет на русском языке Антология азербайджанской поэзии, Антология азербайджанской прозы, издаем книги на грузинском, польском языках. Но все это делается по большей части за счет энтузиазма наших молодых писателей. Поэтому пропаганды, можно сказать, практически нет. Кому-то удается выйти на западные рынки, рынки Европы и мира, но таких авторов — единицы. Мы хотели бы, чтобы эта работа велась более системно. Поэтому, как я считаю, мы должны больше внимания уделять переводу, больше переводить произведения азербайджанских писателей на другие языки. В последнее время стали появляться неплохие переводы, и я надеюсь, что число таких изданий увеличится.

— А как осуществляется процесс поиска переводчика? Ведь хороший переводчик должен не только хорошо владеть обоими языками, но и прекрасно понимать творчество писателя, с которым работает, быть близким ему по духу, уметь «читать  между строк».

— Безусловно, это очень важно. Посмотрите, кто наших писателей переводил — А.Тарковский, К.Симонов, А.Луговой. В советское время все было гораздо легче, но, к сожалению, эти традиции уже потеряны. Сейчас в этом вопросе следует придерживаться международной практики. Во всем мире этот процесс происходит следующим образом.

Переводчика находит издательство, переводчик, соответственно, переводит, издательство платит переводчику, платит писателю за его книгу, потом издает книгу и снова платит писателю и переводчику royalty — отчисления за изданную книгу. Прошу прощения, так это происходит при издании моих произведений на 28 языках мира. Это общепринятая в мире система. В Азербайджане, к сожалению, имеют место лишь отдельные случаи издания азербайджанских авторов за границей на ведущих языках мира. Поэтому я обращаюсь к нашим молодым авторам: «Нужно писать на таком уровне, чтобы вас хотели читать не только пять ваших родственников и знакомых, которые тоже не читают, но зато вас хвалят, но чтобы вас хотели читать в других странах и на других языках. Чтобы вашу  истину понимали и другие народы». Это трудно. Но это единственная возможность для выхода на международный уровень. Чингиз Айтматов писал о киргизской деревне, а слово «манкурт» вошло во все языки всех народов мира.

Поэтому надо суметь подняться на такой уровень, чтобы вас могли понять  в Америке и в Китае, в Испании и в Африке. Если вы не можете писать, тогда займитесь чем-нибудь другим. От автора зависит многое. Литература — это прежде всего мысль автора, это даже не язык, хотя, наверное, со мной многие не согласятся. Сам  А.Чехов писал в свое время о том, что любой текст интернационален. Если понятна безумная любовь Ромео к Джульетте, она понятна на всех языках всех народов мира, ревность Отелло, как и обжорство Гаргантюа, бескорыстие Дон Кихота, понятны на всех языках. Создавайте такие образы, чтобы вас хотели читать. Литература — это прежде всего мысль, мысль автора, обращенная к своим читателям.

— Как я уже поняла, с самостоятельным выходом азербайджанских литераторов на мировой рынок все не так просто. А как обстоит дело с каналами распространения, существовавшими в советское время, к примеру, в той же России?

— Они уже не действуют. Надо сказать, что  в советское время у Союза писателей были свои возможности издания книг, свои системы распространения, которые, к сожалению, в настоящее время отсутствуют. У нас, в Азербайджане, к сожалению, ликвидировано Министерство печати и информации, которое, на мой взгляд, необходимо, особенно с учетом того, что Азербайджан живет в условиях войны и  наши земли находятся под армянской оккупацией. В связи с этим вопросы идеологии приобретают особую важность. Наверное, можно подумать о том, чтобы восстановить Министерство печати или создать Министерство пропаганды, объединив под его эгидой телевидение, радио, издательства, чтобы все они занимались целенаправленно не только пропагандой, но и воспитанием нашего поколения. Оно могло бы регулировать решение вопросов, связанных с «книжной политикой» как в самом Азербайджане, так и в контексте связей с зарубежными странами.

— Какова ситуация в Азербайджане на рынке детской литературы? «Ушаг ве буз»  Сабира не потерял своей актуальности по сей день. А что новое могут предложить детям современные азербайджанские авторы?

— Дети любят читать, в первую очередь фантастику, приключения, сказки, детективы —  жанры, которые, можно сказать, не особенно развиты в азербайджанской литературе. А написанных в подобном жанре зарубежных изданий, переведенных на наш родной язык, пока еще мало. Сейчас стали заниматься переводами серии романов о Гарри Поттере, ПЕН-клуб готовится издать на азербайджанском языке роман английского писателя Дж.Р.Р.Толкина «Властелин колец». Издательство «Ганун» хочет издать полную серию произведений Агаты Кристи, она уже практически переведена на все языки всех народов мира, а на азербайджанском ее собрание сочинений появится впервые. Дай Бог. Детям интересно и дети читают.

Не каждый может одолеть М.Пруста или Ф.Достоевского в 10 лет — это сложно. А почитать приключения «Таинственный остров» или «Остров сокровищ» в этом возрасте он как раз сможет. И очень важно предложить ему прочитать эти книги или, скажем,  «Три мушкетера», именно в этом возрасте. Одолев их, он, возможно, захочет прочитать и Пруста, и Бальзака, и Толстого, и Достоевского. Очень важно, чтобы у ребенка была тяга к книге. Это очень важно.

— Российские издатели порой сетуют на то, что российская детская литература не может перейти от детективов и фэнтези к социально-ответственной литературе.

— Ребенку не хочется в 4—5 лет читать социально-ответственные романы. Ему хочется почитать    «Приключения  Пиноккио», «Волшебник изумрудного города». 

—  Имеется в виду использование книг  в качестве инструмента воспитания. Чтобы книги учили детей добру…

— Воспитательную роль детской литературы никто не отрицает. Посмотрите, какие были прекрасные книги — изумительные, воспитывающие стихи Сергея Михалкова, Агнии Барто, книги Николая Носова. И сейчас издаются хорошие книги для детей. Важно, что мы  предлагаем ребенку прочитать. Ведь прививать вкус надо с детства. Нельзя заставить ребенка читать скучную книгу. Мы много раз спорим на эту тему с нашими писателями. Они утверждают, что всемирный успех книг о  Гарри Поттере — это дело рекламы. Мол, потрачены огромные деньги на рекламу, это и есть главная причина популярности. Но это неправда. Это самообман. Если книга интересная, то ее будут читать на всех языках народов мира. Будет неинтересно —  ребенок уже на второй странице закроет книгу и уберет. Это сравнимо с тем, как мама готовит еду для детей. Если будет невкусно, ребенок не будет кушать, поэтому она изо всех сил старается готовить вкусно. Первое, что помнит взрослый человек — еда, которую готовила его мама в детстве. Так и с книгами.  Важно, с какого именно произведения  начал ребенок свое путешествие в этот волшебный и удивительный мир. Я бы хотел, чтобы это были хорошие детские книги, которые он должен прочесть.

— Какая, по вашему мнению, книга может вызвать настоящий интерес у ребенка?

—  Кому-то нравится «Дон Кихот» М.Сервантеса, кому-то — «Остров сокровищ» Р.Стивенсона, а кому-то приключенческие романы М.Рида. У каждого свои предпочтения. Но есть определенные основополагающие понятия, которые должен знать каждый ребенок. К примеру, кто такой Дон Кихот, или Гулливер, откуда взято выражение «Гулливер в стране лилипутов», почему говорят «один-одинешенек, как Робинзон Крузо». Каждый ребенок должен знать, что Ромео и Джульетта считаются символами неистовой любви, а герой Шекспира Отелло олицетворяет ревность. Надо все это знать. Образованный человек в ХХI веке, не имеющий никакого представления о подобных вещах, не может считаться образованным человеком, это универсальные всемирные понятия.

— А есть ли у азербайджанских детей возможность ознакомиться с этими персонажами на своем родном языке?

Можно ли найти эти книги на прилавках наших книжных магазинов, причем на азербайджанском языке?

— Часть этих произведений уже издана на азербайджанском языке, но, к  сожалению, их нет в продаже. Дело в том, что  никто целенаправленно не занимается этим. Детской литературой и проблемами детей в целом нужно заниматься. Я  высказал эту мысль 20 лет тому назад и сейчас часто ее повторяю. Наверное, единственная нация в мире, которая платит учителям, чтобы они не учили их детей, — это мы. Все дают деньги и просят научить ребенка чему-то, а мы говорим: «Оценку поставь, а учить не надо». А ведь если призадуматься,  это очень серьезная проблема. Выращивая и воспитывая безграмотных людей, не читающих, не рассуждающих, не понимающих, мы готовим изо всех сил, выражаясь советской терминологией, контрреволюцию, людей, которые, будучи невеждами, в любой момент могут стать  еще и неким инструментом, предметом манипуляции для внешних сил, провокаторов.

Наиболее образованные, грамотные, знающие дети уезжают учиться за границу, и это здорово, что мы имеем возможность посылать их туда. Это большой плюс нашей государственной политики, политики нашего уважаемого Президента, а также  и нашего Министерства образования. Это огромный плюс. Но надо думать и о повышении общеобразовательного уровня школы, и если ребенок в течение года ничего не читает, следует хотя бы спросить у его учителя, в чем причина такого безразличия к книге. Я недавно видел передачу на одном из местных телеканалов: сидят студенты вуза и без угрызений совести говорят о том, что за последний год они не прочитали ни одной книги. Не может студент за один год не прочитать ни одной книги. Это невозможно. Повторяю еще раз,  на сегодня это самая серьезная проблема для Азербайджана. От того, какими вырастут наши дети и какими они станут офицерами, нефтяниками, врачами, писателями, зависит наше будущее. Если мы не будем обращать на них внимания, то они, когда станут взрослыми, перестанут обращать внимание на нас. А это может обернуться катастрофой.

— Я заметила, что зачастую  интеллектуально развитые люди, которые с детства дружат с книгой, почему-то в реальной жизни оказываются людьми совершенно непрактичными, как говорится, «не от мира сего». «Наука жить», по-видимому, нечто иное. С чем, по вашему мнению, связано подобное противоречие?

—  Мне часто задают этот вопрос. Заметьте, человек, который читает книги, становится более совестливым, ответственным, начинает верить в Бога. Как правило, человек, который читает книги, всегда отличается от того, который не читает. Быть разбойником и убийцей гораздо легче. Я часто думаю: может быть, я не прав, может, надо воспитывать детей по-другому — учить их быть хитрыми, ловкими, лживыми. Вольтер говорил: «Чтобы быть абсолютно счастливым, надо иметь хороший желудок, злое сердце и совсем не иметь совести». Не знаю, быть может, это и есть правда? Ну, а для чего тогда рождается человек? Для чего он приходит в этот мир? Только для того, чтобы набить брюхо, переспать с женщиной, и больше ничего? Жаль этого человека, он не понимает красоту этого мира, не ходит в музей, он не вкушает удовольствия от прочитанной книги.

Он ее не видит. Я давно уже не вижу строчки, когда читаю книги, я вижу картинки. Мне интересно самому создавать их. Чем отличается чтение книг от кино? Тем, что эту картинку вам не рисует режиссер, а вы ее сами рисуете. Когда вы читаете слово «лес», у вас свое представление о нем, а у меня совершенно иное.

Я знаю очень много богатых людей, поверьте, они никогда не читали, никогда не были интеллектуалами, но значит ли это, что они так уж и счастливы? Конечно, вы скажете: «Деньги решают все».  Нет, деньги — это талоны на жизнь, но не талоны на счастье. Некоторые люди говорят перед смертью: «Моя жизнь прошла подобно сну, я так ничего и не понял. Как пришел, так и ухожу». Мне жаль таких людей. Они всю жизнь гнались за химерой, зарабатывали деньги.

Это, наверное, неплохо — зарабатывать деньги. Но если ты не понял прелестей этого мира, его невероятной красоты, зачем ты пришел в этот мир? Что важно — быть успешным и необразованным, или быть не столь успешным, но читающим. Конечно же, хочется быть богатым и здоровым одновременно.  Но конвертировать свой интеллект в деньги, в успех  — весьма сложная задача, и удается это далеко не всем, а, пожалуй, только очень успешным писателям, ученым. Хотя, с другой стороны, один из богатейших в мире людей Билл Гейтс стал богатым именно за счет своего интеллекта. Полумиллиардное арабское население со своими огромными ресурсами и деньгами будет постоянно проигрывать маленькому Израилю, который считает, что главное в мире — интеллект. И они правильно считают.

—  А как можно повысить интерес наших граждан, в особенности детей, к чтению, образованию в целом? 

— Нужно, конечно же, делать все что от нас зависит, чтобы дети читали книги, ходили в музеи, театры. Я уже не раз предлагал установить в каждой школе большой телевизор, благодаря чему дети могли бы совершать интерактивные прогулки по знаменитым музеям мира. Необходимо открывать больше книжных магазинов. Я, например, сам хотел бы открыть книжный магазин «Дронго». Очень хорошее дело сделало Министерство иностранных дел Азербайджана. Я имею в виду открытие при Дипломатической академии книжного магазина. Фантастически красивый книжный магазин. Такой потрясающий дизайн и, что примечательно, внутри магазина существует очень уютное кафе для деловых встреч. Такое внимание к книге объясняется, наверное, тем, что ректор Азербайджанской дипломатической академии профессор Хафиз Пашаев  — сын писателя Мир Джалала Пашаева, а  министр иностранных дел Эльмар Мамедъяров —  сын академика М.Мамедъярова и племянник двух народных писателей Азербайджана. Может быть, поэтому они больше других понимают, что такое литература. Но надо, чтобы и другие понимали. Не все еще осознали, насколько важным для страны является вопрос повышения уровня образования населения, его интереса к книге. А ведь от этого зависит завтрашний день Азербайджана. Повторяю, это важная проблема. Самая, может быть, важная проблема, на которую мы не обращаем должного внимания.

—  На фоне столь пессимистической ситуации в книжной индустрии меня очень удивил факт издания пиратских копий ваших произведений. Не правда ли, удивительное сочетание — спад интереса к литературе, к чтению и  проблема пиратства? 

—  С одной стороны, я горжусь тем, что  в Азербайджане наконец-то стали выпускать пиратские варианты сочинений азербайджанских писателей. Это здорово. Я первый азербайджанец, книги которого издают пиратским способом, причем в массовом количестве. Но, с другой стороны, я не увидел в пиратском варианте фамилии переводчика, название издательства, тираж книги. Причем перевод осуществляется при помощи компьютерного переводчика, что, конечно же, отражается на его качестве. Поэтому я получаю такие возмущенные письма от читателей. Я знаю, что это нескромно, но я бы не связывал свою персону со спадом литературы в Азербайджане. Я думаю, что это единственный случай массового пиратского издания в нашей  стране. Меня это самого удивило. С одной стороны, конечно же, приятно. Но в то же время — обидно. Дело даже не в деньгах, я  не получаю денег ни за те, ни за другие. Но мне хочется, чтобы мои книги читали на хорошем азербайджанском, а не в таком безобразном варианте.

— У меня к вам вопрос как к секретарю Союза писателей.  Что делает Союз для дальнейшего развития литературы в Азербайджане и стимулирования молодых авторов? В свое время он обеспечивал писателей квартирами, дачами, пред-ствлял к наградам.

— Квартирами и автомобилями мы сейчас не обеспечиваем. Но у Союза есть свои издания, четыре журнала и две газеты, у молодых авторов есть возможность публиковаться. Все наши писатели и поэты получают стипендии, включая молодых авторов. Главный вопрос заключается в том,  как довести труд этих писателей до читателей. В 50—60-х годах прошлого столетия самыми богатыми людьми в нашем обществе были писатели и академики, а сейчас это «мугенни», которые поют на свадьбах. Дай Бог им здоровья, пусть поют, я не против. Только почему-то по телевизору я вижу только лишь рекламу этих «мугенни» и домов торжеств, но еще ни разу не видел рекламу какой-нибудь книги. В обществе должны быть идеалы, моральные авторитеты, которые служили бы духовному обогащению народа, воспитанию высоких нравственных качеств, а не еще большей деградации.

А.Я

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»