ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Динамика и потенциал национальной  идеи  Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мирДинамика и потенциал национальной идеи Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мир
Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»
Новое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДРНовое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДР

общество

РетроспективаРетроспектива
В Мурманске открылась выставка, посвященная Дню Конституции АзербайджанаВ Мурманске открылась выставка, посвященная Дню Конституции Азербайджана
За десять месяцев Международный аэропорт Гейдар Алиев обслужил 3,8 миллиона пассажировЗа десять месяцев Международный аэропорт Гейдар Алиев обслужил 3,8 миллиона пассажиров
Проблемы языка и веление времени

спорт

Гурбанов назвал составГурбанов назвал состав
Тристан ван Натта: «У бакинской арены нет конкурентов»Тристан ван Натта: «У бакинской арены нет конкурентов»
ЛЧ УЕФА: итоги 4-го тураЛЧ УЕФА: итоги 4-го тура
Озанджан Кекчю: «Мы улучшим свою игру»Озанджан Кекчю: «Мы улучшим свою игру»

Мнение

Армения: до и после выборов
27 апреля, 2012

Несмотря на то, что в силу динамичных событий, сотрясающих регион Большого Ближнего Востока, и обострения соперничества между Россией и Западом за влияние в регионе, предвыборная политическая ситуация вроде бы обещала быть самой драматической и непредсказуемой в новейшей истории Армении.

Однако, несмотря на некоторые сюрпризы, как мы и предполагали в предыдущих статьях, ждать каких-либо радикальных изменений во власти не приходится. Скорее всего, все политические силы смирились с отведенными им ролями в политическом пространстве, и сейчас идет мышиная возня за квоты мест в новом парламенте.

Соратники становятся соперниками…

Неожиданностью, о которой мы упомянули выше, стала резкая смена ориентиров одной из партий правящей коалиции, политического детища основателя нынешней системы, экс-президента Роберта Кочаряна — партии «Процветающая Армения» (ППА), председателем которой является известный бизнесмен-олигарх Гагик Царукян.

С середины прошлого года, когда до выборов оставалось довольно много времени и страну сотрясали многотысячные митинги оппозиционного Армянского национального конгресса, возглавляемого первым президентом Л.Тер-Петросяном, ППА сначала устами своих актвистов в прессе, а затем и в парламенте инициировала критику властей, делая упор на неэффективную социально-экономическую политику правительства. Армянская пресса стала муссировать слухи о том, что отношения между президентом Сержем Саргсяном и председателем ППА Гагиком Царукяном испортились, и последний не поддержит нынешнего главу государства на президентских выборах 2013 года.

Оппозиционность ППА еще более усилилась после недавнего вступления в ряды этой организации бывшего министра иностранных дел Вардана Осканяна. Несмотря на то, что он воспринимается как близкий человек Роберта Кочаряна, Вардан Осканян резко критикует власти за проводимую социально-экономическую политику, породившую миграцию, которая приобрела масштабы национальной катастрофы, беззаконие и чиновничий произвол.

…А соперники становятся соратниками

Самым неожиданным политическим ходом в предвыборный период стало намерение о создании совместного штаба по контролю за выборами четырех политических сил — «Процветающая Армения», АРФ «Дашнакцутюн», Армянский национальный конгресс и «Наследие».

Позже лидер проамериканской партии «Наследие» Раффи Ованнисян заявил, что присоединится к инициативе «четырех», если ППА выйдет из рядов коалиции. Более того, функционер партии «Свободные демократы» Рубен Акопян обвинил штаб в том, что его деятельность направлена на рассеивание голосов избирателей. Однако все это никак не повлияло на позицию АНК, твердо решившего вступить в предвыборную политическую борьбу в альянсе с ППА (дашнаки в силу своей слабости не в счет).

Таким образом, заложилась основа сотрудничества между антагонистами — АНК и ППА. Хотя это сотрудничество выражается и ограничивается  совместной работой в вышеназванном штабе и критикой в адрес РПА, скорее всего, идя на сотрудничество, обе политические силы имеют далеко идущие планы. На первый взгляд, АНК, потерявший после имитации диалога с РПА ощутимую поддержку протестного электората, установив связи с ППА, пытается остаться на плаву и играть хоть какую-то роль в политических процессах. Левон Тер-Петросян понял, что в одиночку АНК не осилить поставленных целей. Это мнение усилилось после того, как на арену вышла новая прозападная партия «Свободные демократы», которая идет на выборы вместе с «Наследием» и отнимает у АНК голоса прозападно настроенного протестного электората.

Все дело в том, что конгресс после событий прошлого года (фактический отказ от радикальной борьбы и имитация диалога с властями осенью), когда общественность страны заподозрила Левона Тер-Петросяна в сговоре с  Сержем Саргсяном, по сути перестал позиционироваться как радикальная оппозиция. Сейчас место и роль АНК настолько неопределенны, что конгресс не воспринимается как серьезная оппозиция.  Если с 2008 года по осень 2011-го АНК действительно был силой, сплотившей вокруг себя протестный электорат, и составлял серьезную конкуренцию власти, то на сегодняшний день эта политическая организация вынуждена клянчить у властей места в парламенте.

Альянс, хотя и временный, между ППА и АНК свидетельствует о том, что ввиду отсуствия радикальной оппозии на нынешнем этапе власти Сержу Саргсяну ничто не угрожает. Что касается ППА, то она не может рассматриваться как оппозиция ни в смысле персоналий, ни идеологии. ППА намерена с помощью этих процессов отвоевать протестный электорат и усилить свои позиции на политическом пространстве, чтобы потом проводить свою игру, рассчитанную на дальнюю перспективу, которую мы затронем ниже.

Левон Тер-Петросян скорее всего понимает, что оппозиционность «Процветающей Армении» не более чем игра, и Гагик Царукян крепко повязан с правящим кланом. К тому же нет оснований полагать, что Роберт Кочарян не является фактическим лидером и предводителем «процветающих армян». Скорее, наоборот — его влияние и позиции усилились после вступления в партию, как мы отмечали выше, Вардана Осканяна. Несмотря на все это, альянс с ППА обеспечит Левону Тер-Петросяну статус актуального политического игрока в предвыборный период. Этим он сможет выторговать для своих сторонников определенное количество мест в парламенте.

Что будет после…

После выборов сотрудничеству между АНК и ППА придет конец. Слишком уж разные политические цели преследуют эти две организации, и альянс между ними выглядит очень противоестественно.

По одному из вероятных сценариев, коалиции «саргсяновской» РПА и «кочаряновской» ППА, скорее всего, также не будет. Об этом свидетельствуют события предвыборного периода. Во-первых, ППА после предвыборной кампании, построенной на критике РПА, априори не сможет войти с ней в коалицию. В противном случае эта партия и ее лидеры — как Гагик Царукян, так и Роберт Кочарян — потеряют политическое лицо. А сохранить его надо для завоевания электората если даже не для 2013-го, то для последующих выборов, когда шансы овладеть властью резко возрастут. Во-вторых, Серж Саргсян, получив карт-бланш и гарантии со стороны сил, имеющих влияние в регионе, будет заинтересован в «сильной» оппозиции, зависящей от власти в силу своих олигархических корней, нежели «нищих» АНК, «Наследия» и «Свободных демократов».

Кочарян — Саргсян: кто кого?

То, что после выборов расклад сил и распределение ролей на политическом поле Армении изменятся, — это факт. Об этом свидетельствует поведение основных соперников — РПА и ППА.

По другому вероятному сценарию, роль «Процветающей Армении» усилится уже в будущей коалиции, и партия будет претендовать на ключевые министерские посты. Армянские аналитики предполагают, что Гагик Царукян потребует от Сержа Саргсяна не только портфель министра иностранных дел, но даже и пост премьер-министра. ППА уже сейчас выступает с весьма амбициозных позиций. Уверенность ППА придают и результаты опроса, проведенного The Gallup Organization 4—10 апреля на всей территории Армении. Так, отвечая на вопрос, к какой партии они положительно относятся, 70% респондентов назвали партию «Процветающая Армения», 58% — Республиканскую партию Армении, 27% — партию «Наследие», 26% — «Оринац еркир» и 23% — АРФД.

Голосовать же респонденты собираются следующим образом: 34% опрошенных отдадут свои голоса РПА, 28% — «Процветающей Армении», 9% — АНК, 6% — «Оринац Еркир», 5% — «Дашнакцутюн» и 3% — партии «Наследие».

Что касается Республиканской партии и Сержа Саргсяна, то их поведение говорит о том, что ввиду нехватки ресурсов и нежелания портить отношения с влиятельной политической силой в лице ППА, они готовы поделиться властью.

Мнение внешних сил также интересно в контексте структуры будущего парламента. Запад хотел бы, чтобы в парламент Армении были избраны лица, которые будут ориентированы  больше на Европу и США, тогда как Россию устроят депутаты, которые бы голосовали за создание Евразийского союза и препятствовали бы евроинтеграции.

Ввиду того, что на выборах соперничать будут фактически Серж Саргсян и Роберт Кочарян, Запад в ближайшие годы не сможет влиять на политику Армении.

Усиление же позиций Роберта Кочаряна в политическом пространстве Армении позволяет утверждать, что политическая борьба в геополитическом плане имеет вполне предсказуемый исход — Армении обеспечена роль форпоста еще как минимум на пять—шесть лет.

Гюндуз ШАБАНОВ,
ведущий научный сотрудник Центра стратегических
исследований при Президенте Азербайджана

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»