ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Динамика и потенциал национальной  идеи  Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мирДинамика и потенциал национальной идеи Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мир
Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»
Новое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДРНовое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДР

общество

РетроспективаРетроспектива
Работы фотокорреспондента АЗЕРТАДЖ удостоены престижных международных наградРаботы фотокорреспондента АЗЕРТАДЖ удостоены престижных международных наград
Азербайджан продолжает сотрудничество с Альянсом цивилизаций ООНАзербайджан продолжает сотрудничество с Альянсом цивилизаций ООН
Культурное взаимодействие — важнейший инструмент народной дипломатииКультурное взаимодействие — важнейший инструмент народной дипломатии

спорт

Так держать, молодежь!Так держать, молодежь!
Идеальный газон, компактный стадион. Что ждет сборную Азербайджана в матче против КосовоИдеальный газон, компактный стадион. Что ждет сборную Азербайджана в матче против Косово
Аббасов возглавил «Сумгайыт»Аббасов возглавил «Сумгайыт»
Рагимова покоряет итальянскую Серию АРагимова покоряет итальянскую Серию А

Мнение

Адиль Багиров: «Перед фондом «Карабах» стоит амбициозная цель — развить деятельность на всей территории США»
01 августа, 2012

Интервью 1news.az с Адилем Багировым, доктором политических наук, соучредителем и членом Совета директоров Сети азербайджанцев США (U.S. Azeris Network) и фонда «Карабах» (США).

Наша встреча с Адилем Багировым произошла в музее Нобеля, или Вилла Петролеа (Villa Petrolea). Сегодня здесь располагается музей и Клуб нефтяников, одним из членов которого является и Адиль Багиров.

В этот раз мне даже не пришлось задавать первый вопрос, Адиль муаллим сам начал беседу:

— Если говорить о формуле успеха, то для меня она связана, прежде всего, с двумя проектами, которыми я занят: это Сеть азербайджанцев США и фонд «Карабах». Для меня гораздо важнее рассказать о них, нежели пытаться «пиарить» свой бизнес или личную жизнь.

— Отлично, но давайте сначала представим вас читателям чуть подробнее. Насколько я знаю, вы живете в Америке, но при этом довольно часто приезжаете на Родину.

— В США я уехал около 17 лет назад, начал учебу в Университете Южная Калифорния (USC) — это крупнейший и ведущий частный университет в Лос-Анджелесе. Я выбрал его потому, что он был в списке лидирующих по программам, которые я изучал, а именно: бизнес-администрирование и международные отношения. После завершения учебы там я некоторое время жил в Москве, где учился, а затем защитил кандидатскую диссертацию в МГИМО.

— То есть, после получения образования в Америке вы еще и  МГИМО окончили. Почему?

— Хотел получить разностороннее образование. Я все-таки совместил в себе не только азербайджанскую культуру, но и российскую (советскую) и американскую, и в какой-то мере европейскую (так как прожил там много лет).

— И, получив степень кандидата, вы…

— Продолжал заниматься консалтингом, а также стал советником в американском Конгрессе.
В 2004 году там был создан так называемый Азербайджанский кокус — внутренняя фракция, куда входят около 50 конгрессменов, которые дружелюбно настроены к Азербайджану и его гражданам, помогают в углублении и улучшении отношений.

— Кем была создана фракция и по чьей инициативе?

— Честно говоря, инициатива была моя, но осуществить такую идею могут только члены Конгресса. Будучи советником по СНГ у двух членов Конгресса, я им рекомендовал создать кокус во время их визита в Азербайджан. Если учитывать, что только у нескольких этнических груп есть такие «этнические» кокусы в Конгрессе, то это было большим достижением. Например, нет российского кокуса, нет бразильского, нет тайского кокуса. Создание кокуса в какой-то мере и предопределило дальнейшую мою жизнедеятельность, можно сказать.

Я, как и некоторые другие,  понял, что самой главной проблемой азербайджанской диаспоры и нации, как таковой, является то, что мы не преподносили себя в правильном свете. Азербайджанцы как нация достаточно пассивны в социо-политической жизни тех стран, в которых они проживают, и даже, можно сказать, как нация очень аполитичны. Есть, конечно, исключения из правил. Хотя справедливости ради надо сказать, что тем же отличались и представители почти всех постсоветских диаспор, за исключением армянской, и, может, украинской и прибалтийской. Они умели направить свою энергию в политическое русло и не мытьем, так катаньем, как говорится, добивались определенных успехов. Даже термин «лобби» в русскоязычной прессе долгое время ассоциировался исключительно со словом «армянское».

Помню, когда я еще был студентом, то уже начал активно участвовать в политической жизни страны, мне пришлось давать интервью газете «Панорама» — это был год, наверное, 1997. И пожилой журналист, который со мной беседовал, просто отказался писать в статье слово «лобби», думая, что этот термин можно использовать только по отношению к армянам!..  Кстати, стоит различать лобби (лоббирование) и так называемую адвокатуру. К сожалению, за пределами США разницы в этом практически не видят. На самом деле, то, что делает диаспора, как например, азербайджанская, — это адвокатура. А когда работают правительства, посольства, корпорации, и структуры, представляющие иностранные или узкие интересы, в том числе наймом профессиональных лоббистов — то это лоббирование. При этом в азербайджанском и русском языках все это обычно называется «лоббированием».

— Но между пониманием проблемы и основным всплеском активности прошло много лет. Почему так долго ждали?

— Да, это произошло летом 2007 года, когда была создана организация, которую мы (я, Бедир Меммедли и Юсиф Бабанлы) назвали Сетью азербайджанцев США — USAN (U.S. Azeris Network).

Что до сроков исполнения наших «простых и прекрасных планов», то идея создания подобной организации возникла на самом деле задолго до ее воплощения в реальность. Просто поначалу она была на уровне пожеланий, которые высказывали многие члены азербайджанской диаспоры, которые, к слову сказать, знают друг друга почти в лицо и очень активно общаются. Несмотря на то, что Америка — огромная страна, выходцы из стран бывшего Союза, а тем более, из Азербайджана, старались держаться вместе, поддерживать друг друга. Но все это было на уровне каких-то межличностных отношений, дружеских и приятельских связей. И каждый, и я в том числе, говорил, что неплохо было бы создать организацию, которая позволила бы как-то скоординировать и упорядочить наше общение с американскими политиками, прессой, другими организациями.

И вот пришел день, когда я четко понял, что так можно прождать всю жизнь и надо уже что-то решать. Создавая USAN, мы прекрасно осознавали, что берем на себя огромную ответственность и обязательство нести довольно тяжелую ношу, потому что понимали, что придется тратить огромное количество времени и энергии, отнимая их у собственного бизнеса, работы и личной жизни. Но вариантов, как говорится, уже не было, и мы создали сеть.

— Не сложно  было начинать?

— Нет. У нас была прекрасная база: образование, опыт и связи.  Что касается меня лично, то я к тому времени защитил диссертацию по политологии,  имел американское образование по международным отношениям. Кроме того, я был первым азербайджанцем, который стал советником конгрессмена. Все это позволило мне завести хорошие связи среди политиков США, лучше понимать проблемы таких диаспор, как азербайджанская. 

И должен не без гордости отметить, что на сегодняшний день USAN — самая крупная не только диаспорская, но и азербайджанская организация в мире. Причем, я заявляю это со всей ответственностью, опираясь на цифры: в нашей базе сегодня около 21 тысячи членов. Плюс, у нас есть группа в крупнейшей соцсети Facebook, количество членов которой составляет 11 тысяч человек (плюс около 10.000 в нашей другой организации, U.S. Turkic Network — USTN). Пока нас в этом количестве членов перегоняют только азербайджанские медийные ресурсы.

— Какие конкретно цели ставила перед собой USAN, и чего удалось добиться за пять лет ее существования?

— Наша организация отличается тем, что мы изначально ставим во главу угла политические отношения. Целями USAN являются, во-первых, помощь азербайджанцам, проживающим в США в сфере изучения и защиты своих гражданских прав, а также в области их использования на благо развития двусторонних отношений между США и Азербайджаном. Примеры наших писем в Конгресс можно просмотреть здесь: http://action.USAzeris.org.

Мы также создали и постоянно обновляем многостраничную памятку по оккупации Карабахского региона Азербайджана для всех наших членов, экспертов, студентов: http://Karabakh.USAzeris.org.

Во-вторых, и это главное, мы помогаем нашим соотечественникам реализовать себя на политическом поприще в США. Кстати, на сегодняшний день несколько наших членов предприняли попытки быть избранными в конгрессы и правительства разных штатов, а победа в этом случае — первый шаг на пути в федеральное правительство.

— Попытались — значит, пока нет результата?

— Главное, что попытка состоялась и была достаточно четкой: заявку на избрание в региональные конгрессы подали одновременно несколько человек в разных штатах. 

Тут важно отметить, что азербайджанская диаспора в Америке — в массе своей очень молодая. Массовая эмиграция пришлась на конец 1980-х—начало 1990-х годов, и основная часть ее участников — это молодые люди, уехавшие в Штаты на учебу и оставшиеся там на ПМЖ. Кроме того, часть эмигрантов составляют выходцы из Южного Азербайджана с конца 1970-х годов, после исламской  революции в Иране. Основную массу азербайджанской диаспоры и сегодня в США как раз составляют азербайджанцы из Южного Азербайджана. Была также небольшая эмиграция из Северного Азербайджана в середине прошлого века, как правило, это те, кто решил не возвращаться в сталинский СССР после  Второй мировой войны.

Но основной состав диаспоры все же составляют относительно молодые люди, переехавшие за последние 20 лет. При этом важно учесть, что все это люди, не имеющие навыков и прецедентов политической деятельности. Вообще же, я повторюсь, азербайджанцы в массе своей достаточно аполитичны, как и большинство выходцев из стран бывшего Союза, Европы, Турции, арабских стран, и т.д.

Тем не менее, успехов наша организация достигла и за относительно  короткий срок ее существования. В частности, мы были первыми в мире, кто добился официального признания геноцида азербайджанцев 31 марта 1918 года. Первым прокламацию, подтверждающую это, подписал губернатор одного из крупнейших штатов — Невада, в 2009 году, а затем подтвердил ее в 2010 и 2011 гг. Это был первый и достаточно серьезный шаг, его армянское лобби очень активно опротестовывало, но не смогло ничего сделать.

В 2010 году мы сумели провести первую в мире парламентскую резолюцию по признанию трагедии Ходжалы.

На данный момент мы провели около 10 резолюций в парламентах крупных американских штатов, таких как Массачусетс, Техас, Нью-Джерси, Мэн. Есть признание USAN со стороны Сената Калифорнии.

Так, трагедия Ходжалы признана в трех штатах, Черный январь 1990-го — в двух.

В частности, штат Нью-Джерси признал геноцид в Ходжалы на законодательном (парламентском) и исполнительном (губернаторском) уровнях. Что важно, что первая резолюция была проведена в Массачусетсе — штате с огромной и радикальной армянской диаспорой, лобби. 

При этом мало того, что армянская диаспора и лобби нас не только признали, но и стали опасаться, мы на сегодняшний день добились уже большего, нежели они, потому что мы добились резолюций по карабахской проблеме, доказывающих агрессию Армении против Азербайджана.

Кроме того, важным достижением я считаю признание USAN официальным партнером со стороны Министерства торговли США, что было первым официальным признанием какой-либо азербайджанской организации со стороны федерального правительства США.

Хочу добавить, что пока мы все делаем в границах США, но иногда выходим за границы, в частности, в Европу, и в ближайшее время собираемся усилить это направление. Конечно, сами мы многое не успеваем, но у нас, что называется, везде есть свои люди: в Англии, во Франции, в Венгрии, Австралии, Германии есть азербайджанцы, готовые нас поддержать.

Считаю важным отметить также, что USAN сразу же заметили аналитики из России, Турции, Грузии, Армении, Европы, Госдепартамента США. Мы — единственная организация, которую интервьюируют крупнейшие СМИ США, включая газеты и журналы, в том числе СМИ №1  Politico и газету The Hill,  издающуюся для конгрессменов. На сегодняшний день наша организация опубликовала от своего имени и от имени наших членов свыше 250 статей по всей Америке. И это число постоянно растет.

— Адиль муаллим, хочу уточнить: как же, учитывая то,  о чем вы сказали выше, а именно, пассивное отношение к политической жизни со стороны представителей нашей эмиграции, вам удалось не только привлечь людей к сотрудничеству, но и добиться столь большого количественного прироста за, в общем-то, небольшой срок? Чем вы их «взяли», проще говоря?

— Все оказалось просто, как и все гениальное. Дело в том, что если людям создать некие условия, которые позволят им начать деятельность, они действительно ее развернут, и очень бурно. На самом деле патриотично настроенных людей очень много, в том числе, с огромным количеством идей. Но они просто не знали, с чего начать. Им не хватало организации, координации и дружеского толчка в нужном направлении. Если же дать им этот «инструментарий» в руки, параллельно обеспечив защиту их прав, они горы могут свернуть.

И потом, каждый человек подсознательно осознает, что объединение в группу единомышленников — первый шаг для победы в любом деле. Один, как известно, в поле не воин.

Хочу также отметить, что к моменту создания нами USAN уже появилась некая «критическая масса» людей  с соответствующим образованием и менталитетом, которые понимали, что создание такой организации просто необходимо, и были готовы в нее вступить и активно участвовать в ее деятельности.

Поначалу нас было несколько сотен, но первые успехи,  о которых я уже упомянул, вдохновили и привели в наши ряды остальных.

Также стоит отметить, что мы создали принципиально новую организацию, не типичную для азербайджанской диаспоры, где все делается «по-американски».

— Вы были уверены  в успехе USAN или что-то вас приятно удивило?

— Успех я предрекал за много лет заранее. Другое дело, я не ожидал столь быстрых результатов по всем направлениям.

— Адиль муаллим, вы хотели рассказать нам и о втором вашем «детище» — фонде «Карабах».

— В 2009 году вместе с профессором Гамлетом Исаханлы и доктором наук Джоном Вафаи мы создали фонд «Карабах». Профессора Исаханлы в Азербайджане все знают, как и основанный им Университет «Хазар» — крупнейший частный университет в Азербайджане, который, кстати, входит в общемировые списки ведущих университетов. Хочу отметить, что Джон Вафаи — адвокат и самый высокопоставленный азербайджанский политик в США.

В отличие от USAN, фонд «Карабах» был задуман как совершенно неполитическая организация. Целью фонда является продвижение в Америке истории, культуры и искусства Азербайджана. Это американский благотворительный и неправительственный фонд, зарегистрированный и работающий в США по американскому уставу и законам, специализирующийся на Карабахском регионе Азербайджана, на историческом Азербайджане, на Кавказе. В частности, фонд занимается организацией выставок, концертов, публикациями об истории и культуре Азербайджана (в виде статей и книг на английском языке). Мы также начали осуществлять проекты со школьниками США, ставя своей задачей привлечение интереса к культуре, традициям и истории нашего народа. Проектов очень много, за такое короткое время мы проделали огромный путь и стали крупнейшим и самым активным благотворительным фондом азербайджанской культуры, истории и искусства в США.

— Но эти задачи предполагают достаточно бурную деятельность. Кто всем этим занимается? В фонде большой штат сотрудников?

— Пока нет, всего три  штатных работника и несколько волонтеров (количество иногда, например сейчас, летом, доходит до десятка, вообще за время существования было свыше 100 волонтеров). Среди которых, кстати, в основном американцы, которые за время работы становятся настоящими друзьями нашего народа. Я не шучу: они буквально влюбляются в азербайджанскую культуру, искусство, историю, что нам, безусловно, очень приятно.

Наш исполнительный директор — профессионал высокого класса, г-жа Диана Альтман Коэн.

— То есть она — не азербайджанка.

— Да, и мы осознанно пригласили именно ее. Объясню, почему: на момент начала работы с нами г-жа Альтман Коэн очень мало знала о нашей стране и народе. Сумев заинтересовать ее, настолько, что сегодня она активно пропагандирует нашу культуру и искусство в рамках работы в Фонде, мы поняли, что сможем точно так же заинтересовать и других культурологов и интеллигентов США и других стран. Ведь любой азербайджанец смотрел бы на задачи фонда, преломляя их через призму своих знаний, представлений и взглядов, которые, какими бы замечательными ни были, все равно отличались бы от ментальности любого представителя другой страны.

— То есть вы ее, можно сказать, использовали как некий «тест»? Как вы ее нашли? Был объявлен какой-то конкурс на позицию исполнительного директора?

— В хорошем смысле — да, мы действительно протестировали на ней свои задачи. Но ее мы знали как профессионала, и она прошла достаточно жесткий отбор: только я проинтервьюировал около 30 человек. Интерес к работе был большой.

— От чего зависит работа фонда?

— Прежде всего, от финансирования. Ведь это — благотворительный фонд, и мы, в первую очередь, зависим от спонсорской поддержки, которую, прежде всего, осуществляем мы —  его основатели.

Кроме того, мы периодически получаем небольшие гранты от различных компаний и благотворительных организаций, а также частные пожертвования со стороны наших соотечественников, бывших и настоящих.

Во-вторых, — от энтузиазма наших сотрудников, волонтеров, друзей фонда, диаспоры и интеллигенции США. Без этого мы не смогли бы добиться таких высоких результатов так быстро.

— Вы пытаетесь как-то привлекать спонсоров?

— Да, конечно, фонд всегда старается привлекать пожертвования. В последние годы в самом Азербайджане понимание всей важности благотворительной деятельности тоже резко возросло — уже, например, наши меценаты жертвуют детям Сомали, где у Азербайджана и азербайджанцев вроде никаких политических и экономических интересов нет. Очень бы хотелось, конечно, получить поддержку от министерств и ведомств Азербайджана, с которыми мы могли бы осуществлять совместные проекты. Пока что фонд «Карабах» еще не получил ни одного гранта и финансовой поддержки от министерств и ведомств в Азербайджане, хотя наш фонд провел, с очень высокой эффективностью, крупнейшие культурные мероприятия — никто другой столько со «Смитсониан»,  Библиотекой конгресса,  Музеем текстиля, с другими музеями и НПО не сотрудничает и так много совместных проектов не проводит.

— Цель фонда ясна. А какие конкретно проекты для ее достижения вами были осуществлены?

— Их много, и о каждом есть подробный отчет на сайте фонда http://www.KarabakhFoundation.org. Расскажу о наиболее крупных. Так, в течение двух лет мы организуем концерты в США участников крупнейшей межгосударственной организации тюркской культуры ТЮРКСОЙ. В первый раз в Америке выступили 140 музыкантов и певцов 11 тюркских наций, и для зрителя США это было настоящим открытием, потому что до этого они, к примеру, никогда не видели и не слышали, тувинских или хакасских музыкантов, и не были знакомы с их богатым фольклором. Интерес был столь огромным, что зал в Линкольнском театре был забит до отказа, а «Вашингтон пост» разместила статью об этом в рубрике «Выбор редакции». Это — самая высокая оценка в самой престижной газете США.

— Но как удалось собрать людей на этот концерт? Вы провели хорошую рекламную кампанию?

— Безусловно. В том числе, используя наше радио-шоу «Голос Карабаха», аудитория которого составляет 10 тысяч человек в Вашингтоне и Балтиморе (а также через Интернет — весь мир).

— А своего телевидения у фонда нет?

— Нет. Но мы сотрудничаем с азербайджанским телевидением в Чикаго, которое было создано выходцами из Южного Азербайджана и успешно существует вот уже 10 лет.

— Есть ли у фонда печатный орган?

— Если в смысле своей газеты или журнала, то нет, это слишком дорогое удовольствие для молодой благотворительной организации. В основном публикуем в электронном виде, а то, что в печатном, делается в таких известных журналах как National Geographic и Coin World. Хотя у нас есть свое издательство, и мы готовим к публикации несколько очень интересных книг в самом ближайшем будущем.

— Вы сказали, что концерты ТЮРКСОЙ состоялись дважды…

— Да, выступления ТЮРКСОЙ имели такой успех в США, что и в этом году мы провели несколько концертов в Нью Йорке, Вашингтоне и Пенсильвании. В этом году число музыкантов составило уже 180 человек, и концерт был дан в одном из красивейших залов Вашингтона, предназначенном специально для симфонической музыки.

Честно говоря, мы полагали, что это станет нашим самым крупным проектом, потому что такое количество музыкантов — это на самом деле огромная предварительная работа, масса сил, энергии и прочих затрат. Но оказалось, мы ошибались, что в данном контексте радует.

— Вы хотите рассказать о другом проекте?

— Да. Мы активно сотрудничаем со Смитсонианским музеем, совместно с которым уже провели ряд мероприятий. Неожиданно от них к нам поступило предложение  принять участие в ежегодном фолк-фестивале в Вашингтоне. Этот фестиваль проводится с 1967 года и является крупнейшим культурным событием США. Он проходит в течение 10 дней и совпадает с 4 июля — Днем Независимости США, когда на центральной площади Вашингтона собирается около 1 миллиона человек.

Таким образом, нам выпала прекрасная возможность представить азербайджанскую культуру, музыку и кулинарию в центре Вашингтона.

Вы не можете представить, какое чувство гордости испытал каждый из наших соотечественников, откликнувшийся на нашу просьбу принять участие в фестивале, когда в центре Вашингтона они увидели огромного размера плакат, на котором было написано: «Азербайджан».

Каждый день с 5 утра до 10 вечера около 30 наших соотечественников работали в оборудованных палатках и, несмотря на то, что на фестивале были представлены кухни самых разных стран, мы всех опередили. Такого успеха мы не ожидали сами, потому что для нас подобный опыт был первым.

— И чем вы потчевали американскую публику?

— Традиционными блюдами азербайджанской кухни, такими как  долма, кебаб, салаты, для чего были организованы поставки самого лучшего мяса и овощей. В день мы обслуживали примерно 3 тысячи человек. Люди работали в страшную жару и влажность за чисто символическую оплату. Потому что чувство гордости за страну и нацию, тот самый настоящий патриотизм действительно придавал всем нам огромные силы.

— Впечатляет. А чем занимается фонд сегодня?

— Перед нами стоит амбициозная, но осуществимая цель развить деятельность на всей территории США. Уже сегодня фонд «Карабах» проводит различные мероприятия в Нью-Йорке и Бостоне, собираемся в ближайшее время в другие города США.
На сегодняшний день сайт фонда входит в десятку самых популярных сайтов по версии Google, посвященных Карабаху. Все очень подробно, с фотографиями, описано на нашем сайте, на нашей странице в Facebook, в наших годичных и полугодичных отчетах (на английском языке).

— Правильно ли я понимаю, что деятельностью фонда вы формируете у граждан зарубежных стран стойкую ассоциативную связь: «Карабах — Азербайджан» и подкрепляете ее четкими «привязками», фиксирующимися на подсознательном уровне: кулинарией, историей, культурой Азербайджана.

— Совершенно верно. Кстати, о кулинарии. В ближайшее время в США выйдет первая кулинарная книга на английском языке, в которой будет около 50 рецептов карабахской кухни. Написала ее одна из ведущих кулинаров Америки Эйми Реоло, которую мы сначала познакомили с нашей богатой кухней, а затем она освоила ее сама и по-настоящему полюбила.

— Очень мудрый ход!

— Во всех успехах фонда — огромная заслуга всех его участников. Мы обязаны этим каждому нашему донору, волонтеру, сотруднику и всем друзьям.

— Адиль муаллим, вы рассказали нам о ваших проектах. Но это, на мой взгляд, составляющие вашего успеха. А есть ли у вас выведенная  вами «формула успеха»?

— Я специально ее не выводил… Но могу попытаться сформулировать. В первую очередь, это — образование. Необходимо что-то знать, чтобы сделать первый шаг, потому что именно багаж знаний определяет постановку четкой цели. Ты знаешь не только куда, но и как идти к ней. Это и оттачивает  твой профессионализм и конкретизирует твою цель…

Кроме того, важно понимать, что на пути к цели необходимо порой чем-то жертвовать: обычно — «свободным» временем. И, в-третьих, должен быть внутренний порыв, огромное желание, граничащее с уверенностью его осуществления.

— Словом, вы не зря пожертвовали в свое время временем, бизнесом?

— А вы знаете, как показало время, нет. Потому что сегодня я успеваю практически все. И к тому же испытываю огромное удовлетворение от успеха наших проектов. Впереди у нас будет еще много радостных моментов.

— Спасибо вам и дальнейших крупных побед!

Беседовала Н.АЛЕКСАНДРОВА
Фото А.АЛИ

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»