ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»
Новое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДРНовое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДР
Рустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцыРустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцы

общество

РетроспективаРетроспектива
В Нью-Йорке состоится американо- каспийский бизнес-форумВ Нью-Йорке состоится американо- каспийский бизнес-форум
Перед Бакинской музыкальной академией торжественно отмечен День национальной музыкиПеред Бакинской музыкальной академией торжественно отмечен День национальной музыки
В Баку почтили память великого Узеира ГаджибейлиВ Баку почтили память великого Узеира Гаджибейли

спорт

Лига Европы: каковы шансы «Карабаха» против «Спортинга»?Лига Европы: каковы шансы «Карабаха» против «Спортинга»?
Topaz Премьер-лига: 4-й турTopaz Премьер-лига: 4-й тур
Соичи Хашимото: «Я оставлю за собой титул чемпиона»Соичи Хашимото: «Я оставлю за собой титул чемпиона»
«Слишком хорош»«Слишком хорош»

Мнение

Итоги встречи глав МИД Азербайджана и Армении в Париже, или Реалии безальтернативности
01 ноября, 2012

Встреча министров иностранных дел Азербайджана и Армении в последнюю субботу в Париже подтвердила намерение сторон остаться в русле контактного процесса.

Если б не было на то согласия первых лиц, то, конечно же, прямая встреча высокопоставленных дипломатов не состоялась.

Вовлеченные в процесс стороны и, в первую очередь, непосредственные участники конфликта, отдают себе отчет в том, что переговоры неизбежны, даже если непреодолимые разногласия создают видимость безысходности. Практика переговоров такого уровня доказывает, что контактный процесс  является безальтернативным в поиске механизмов для достижения всеобъемлющего мира.

Позиции сторон, настроенность международных посредников известны, из чего напрашивается вывод, что промедление только тяготит общую атмосферу, утверждает непредсказуемость в спутниках переговорного процесса.

Для выхода из создавшегося стагнационного состояния нужны действия, хотя сопредседатели и некоторые эксперты Минской группы до и после Парижской встречи заговорили о новых идеях.

Бесспорно, говорить о прорыве и наметившихся обнадеживающих тенденциях без настроенности, а может и без новых идей не представляется возможным. Однако при сохранении действующего формата большую актуальность приобретают видоизмененная повестка и корректированная методология проработки пунктов и элементов кризиса.

Очевидно, что каждая из сторон конфликта априори пытается заручиться поддержкой сообщества, влиятельных международных кругов, чтобы обозначить хоть минимальное преимущество в надвигающемся этапе переговоров.

На этот раз Баку и Ереван сделали шаги в этом направлении разными способами. Если азербайджанская сторона, следуя сложившейся традиции, снова поставила на сугубо дипломатический инструментарий, то Армения в очередной раз ударилась в военно-политическую стихию. Так, президент Серж Саргсян в преддверии Парижской встречи министров, посетив передовую воинскую часть, вот уже который раз озвучил милитаристскую риторику, обращаясь к военнослужащим.    

По сути ничего нового он не сказал. Иносказательно напомнил посредникам и сообществу, что Ереван пока не рассматривает возможностей для принятия компромиссных решений. А стало быть, ждет смягчения позиции только  азербайджанской стороны.

Для Баку такого рода действия есть не более чем набившие оскомину клише.  С их помощью противная сторона всего лишь оттягивает принятие неотвратимых решений в рамках мирного процесса. Чисто с дипломатической точки зрения это также пируэты на одном месте, цель которых — имитировать наступательность.

Однако если учесть, что за последнее время международное сообщество с пониманием воспринимает позицию официального Баку, как здравую и безальтернативную, то становится понятным — почему армянское руководство повторяется. Оно вынуждено тиражировать демонстрационные трюки для утверждения решимости перед лицом армянского общества, которое реально осознает меняющийся расклад в регионе.

Будучи в солдатской среде, С.Саргсян большую часть времени говорил об актуальности высокой боевой выучки, приверженности личного состава идее защиты родины и важности наличия современных видов вооружений у личного состава. Не обязательно быть военным экспертом, чтобы знать, что по всем этим статьям баланс сил уже давно сложился в пользу Азербайджана. К тому же, разрыв между конфликтующими сторонами постоянно меняется с усугубляющимся для Еревана минусовым показателем.

Причины такого расклада общеизвестны, и о них прекрасно осведомлены не только руководящие лица Армении, но и международные представители, эксперты, сопредседатели МГ ОБСЕ. Однако армянский руководитель вынужден переставлять акценты, чтобы застолбить за собой  преимущественный задел психологического порядка.

В отличие от него Президент Азербайджана Ильхам Алиев перед Парижской встречей министров остался в дипломатическом поле и снова напомнил сообществу о главных деталях карабахского конфликта. Как руководитель стороны, на территории которой были спровоцированы военно-сепаратистские действия с пагубными последствиями, он напомнил, что разблокирование кризиса не может подразумевать изменения международно признанных границ.

Это означает, что азербайджанская сторона осознает свою ответственность перед армянским населением спорного региона и выказывает готовность к обсуждению взаимных компромиссов.

Экспертное сообщество до и сразу после встречи министров иностранных дел в Париже поторопилось с заключениями о крахе Мадридских принципов. Это классически ошибочный вывод, поскольку принципы эти в основе своей являются базовыми и безальтернативными. От них никуда не деться. В них заключен механизм разрешения ситуации.

Ведь не представляется возможным урегулирование конфликта, если из спорной области не будут выведены оккупационные войска. Или же, не возможно расселение по местам постоянного проживания граждан, которые были вынуждены обратиться в бегство перед лицом начавшихся боевых  действий.

Наконец, вопросы предоставления гарантий безопасности, обеспечения прав общин Карабаха и определения статуса этого региона, — все это вытекает из блока Мадридских принципов. Без согласования этих пунктов и определения обязательств сторон трудно даже представить гипотетическое урегулирование.

Максимум, о чем может идти речь, если внять доводам скептиков, так это об изменении последовательности означенных пунктов. И это должно  произойти по взаимному согласию сторон.

Как и любой конфликт, армяно-азербайджанский кризис вокруг Нагорного Карабаха является специфичным и потому требует к себе нестандартного отношения. Любые попытки унификации с поиском сходств с косовским, южносуданским или еще каким-то кризисом преследуют цель затягивания мирного процесса и оказания давления на потерпевшую сторону. Наконец, попытки легитимации агрессии также обречены на провал, и в случае их  отстаивания военным же фактором будут смещены.

От этого и надо отталкиваться в решении проблемы, которая в принципе поддается и осмыслению, и разрешению на основе требований международного права.

Народы конфликтующих стран и общины спорного региона эту истину осознали. Теперь дело за политиками, которые все еще норовят облачиться в военную форму, когда пробивает час мирных переговоров.

Тофик АББАСОВ,
главный редактор газеты
New Baku Post

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»