ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт: истоки проблемы и перспективы урегулированияАрмяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт: истоки проблемы и перспективы урегулирования
Метафизика периода ханств: первые впечатления  о новой книге академика Рамиза МехтиеваМетафизика периода ханств: первые впечатления о новой книге академика Рамиза Мехтиева
Динамика и потенциал национальной  идеи  Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мирДинамика и потенциал национальной идеи Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мир

общество

РетроспективаРетроспектива
Определен знаменосец национальной команды Азербайджана на Европейском юношеском летнем олимпийском фестивалеОпределен знаменосец национальной команды Азербайджана на Европейском юношеском летнем олимпийском фестивале
Мультикультурализм как опора глобальной стабильностиМультикультурализм как опора глобальной стабильности
Азербайджан может превратиться в евразийский инновационный центр

спорт

Лига Европы: «Нефтчи» прошел во 2-й раунд, «Сабайыл» выбыл из борьбыЛига Европы: «Нефтчи» прошел во 2-й раунд, «Сабайыл» выбыл из борьбы
ЛЧ УЕФА: «Карабах» прошел во 2-й раундЛЧ УЕФА: «Карабах» прошел во 2-й раунд
Амит Гулузаде: «Все определится на днях»Амит Гулузаде: «Все определится на днях»
Александр Чертоганов: «Ефрос не захотел признавать очевидного»Александр Чертоганов: «Ефрос не захотел признавать очевидного»

Мнение

Давид Кон: «Я был в Карабахе во время первого убийства армянами азербайджанца»
15 ноября, 2012

Интервью с известным журналистом, писателем, сценаристом, популярным и постоянным телеведущим одной из самых актуальных передач на 9-м канале телевидения Израиля  «Контакт», бывшим сотрудником «Азеринформа» Давидом Коном

— Вы были первым журналистом из Азербайджана, побывавшим в Карабахе в то время, когда начались столкновения. Как это происходило?

— Я работал в «Азеринформе», и как-то вышло, что дежурил на работе, когда должна была проходить сессия НКАО. Мы ждали сессию где-то до 8 вечера, но никакой информации не поступало. Звонят из газет, возмущаются, что до сих пор нет никаких  сообщений.

Звоню в Степанакерт (Ханкенди) нашему корреспонденту, а его там нет. Где-то в  9 часов он объявляется. Я у него спрашиваю: «Где материал?» — на что он отвечает: «Тут такие события, я сейчас пришлю вам материал».

И он в половине 11-го  прислал материал, в котором говорилось, что сессия Верховного совета НКАО приняла незаконное решение об отделении от Азербайджана и вхождении в состав Армении.

На следующий день второй секретарь Компартии Азербайджана Василий Коновалов заявил, что полетит  и разберется во всем сам.

Мы полетели с ним в Степанакерт (Ханкенди). Там был пленум — то ли горкома, то ли обкома. И он решил, что выйдет на трибуну и все «погасит», и никто не посмеет ему возразить, потому что он — второй секретарь ЦК. Там собрали пленум обкома. Он стал выступать, — что будет сделано все необходимое для урегулирования ситуации, на что армяне ответили, что уже приняли решение. Мы вернулись в Баку, и с этого момента все и началось…

Потом меня вызвал наш директор и  сказал: «Ты понимаешь,  после того, что произошло, я не могу послать в Карабах азербайджанца, а из сотрудников неазербайджанской национальности ты самый молодой, так что тебе надо ехать». На что я ответил, что понимаю.

И начиная с этого времени, в 1988—1990 гг., я практически бывал по две недели в Баку и по две недели в Степанакерте (Ханкенди) и Агдаме.

Я  не знаю, помнят ли сейчас об этом, но нападение на Ходжалы в 1992 году было второй атакой на этот город. Первая атака была еще в начале 1989 года. Тогда меня привезли туда и показали два сгоревших дома азербайджанцев.

— Вы были свидетелем первого факта убийства армянами азербайджанца?

— Я  был там, когда толпа из Степанакерта (Ханкенди) шла на Агдам, когда там женщины их разнимали.  Я был там, когда прозвучал первый выстрел с армянской стороны, в результате которого  был убит  первый азербайджанский парень. Это был первый выстрел конфликта.

Как это произошло? Толпа шла на толпу, они остановились, спорили,  кричали, милиция что-то пыталась сделать, и вдруг — выстрел, человек упал.

Я передал сообщение об этом в Баку, и потом мне позвонили (и сказали), что не знают, выпускать сообщение или нет. Я говорю: «Ребята я передал вам, решайте сами — давать или нет».

Журналисты понимали, что если передадут сообщение, то  начнется кровопролитие, а этого никто не хотел. 

— Расскажите о каком-нибудь интересном случае, который произошел с вами в тот период…

— Много было интересного. В 1989 году в Степанакерт (Ханкенди) приехали журналисты из ТАСС. Среди журналистов был и Михаил Полторанин. И я стал их сопровождать в поездке по НКАО.

На одной стороне удостоверения было написано ТАСС, на другой — «Азеринформ». Мне сказали, чтобы я всегда показывал удостоверение той стороной, на которой написано ТАСС.

Приехали в какой-то колхоз, сидим, все нормально, и вдруг один из приехавших с нами журналистов говорит: «Вот мы приехали из Москвы, а он — из Баку». Тут армяне поворачиваются ко мне: «Вы из Баку, а на вашем удостоверении написано совсем другое». В этот момент подходит шофер, который нас вез, и говорит: «Быстро собирайте вещи — и к машине». Мы сразу же сели в машину и поехали в Агдам.

— Вы были в Баку, когда произошли события 20 января?

— Когда произошли эти события в Баку, я был на площади.  Страшный день был, когда войска вошли в Баку 20 января. Я находился в агентстве. Вышел тогда на улицу, — город пуст.

Поехал на своей машине через Сальянские казармы, смотрю, — на проспекте Нариманова перестрелка.

Я развернулся и поехал в агентство.  Мы сидим вместе с замдиректора, и непонятно, что делать и что писать. Вдруг распахиваются двери, входит полковник и с ним несколько солдат и говорит: «Ничего не пишите, ничего не передавайте, армия взяла под контроль всю ситуацию». Мы говорим, что мы — информационное агентство и никому не подчиняемся.

На что последовал ответ: «Вы нам подчиняетесь, армия взяла город под свой контроль».

Потом был комендантский час, который  длился месяц.

— Когда вы приехали в Израиль?

— В августе 1990 года я приехал в Израиль, а  в сентябре уже начал здесь работать журналистом. Сейчас работаю редактором и ведущим программы «Контакт» на 9-м канале. Ежедневная аналитическая программа. На нашем канале очень часто обсуждаются ситуации, связанные с Азербайджаном.

После визита в Баку  глава МИД Израиля  рассказывал у нас об азербайджано-израильских отношениях.

Была ситуация, когда Армения на нас «обиделась». Когда Иран пытался через Армению поставить оружие  в Ливан, а оттуда в Газу, а это стало известно, и мы подняли этот вопрос.

Армянские газеты писали, что якобы мы все специально подстроили  и что поставок оружия не было.

— Что еще можете добавить?

— Мы следим за успехами Азербайджана. Жаль, что с тех пор я не бывал в Баку. Сейчас все говорят, что Баку стал очень красивым  и сильно изменился. Я хочу на свою улицу посмотреть, на свой дом.

Эльшан РУСТАМОВ

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»