ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»
Новое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДРНовое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДР
Рустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцыРустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцы

общество

РетроспективаРетроспектива
Саранский театр новый сезон открыл премьерой балета «Семь красавиц»Саранский театр новый сезон открыл премьерой балета «Семь красавиц»
В Центре Гейдара Алиева состоится лекция всемирно известного СадхгуруВ Центре Гейдара Алиева состоится лекция всемирно известного Садхгуру
Томаш Аян: «В тяжелой атлетике мы видим Азербайджан как хорошего партнера»Томаш Аян: «В тяжелой атлетике мы видим Азербайджан как хорошего партнера»

спорт

ЛЕ: «Карабах» уступил «Спортингу»ЛЕ: «Карабах» уступил «Спортингу»
Большая ошибка капитанаБольшая ошибка капитана
Рустам Оруджев: «Домашний ЧМ — это колоссальная ответственность»Рустам Оруджев: «Домашний ЧМ — это колоссальная ответственность»
Лига Европы: каковы шансы «Карабаха» против «Спортинга»?Лига Европы: каковы шансы «Карабаха» против «Спортинга»?

Мнение

Мубариз Гурбанлы: «Разобщенность азербайджанской оппозиции связана с личными амбициями руководства партий»
04 декабря, 2012

Интервью c заместителем исполнительного секретаря правящей партии «Ени Азербайджан», депутатом Милли Меджлиса Азербайджана  Мубаризом Гурбанлы

—  До президентских выборов в Азербайджане осталось не так много времени. Как вы думаете, сможет ли азербайджанская оппозиция, несмотря на межпартийные противоречия, консолидироваться?

—  Как функционер партии «Ени Азербайджан», могу сказать, что это не наше дело. Мы не вмешиваемся в дела оппозиции. Если же рассматривать этот вопрос с точки зрения обозревателя или политолога, я могу отметить, что оппозиция разобщена.

Вина за эту разобщенность лежит на плечах их лидеров. Даже находясь во власти, лидеры нынешних оппозиционных партий были разобщены. Иса Гамбар создавал свою партию, Али Керимли пытался создать, но не успел. После смерти Эльчибея он стал лидером Партии Народного фронта Азербайджана (ПНФА). Сама ПНФА впоследствии раскололась на 3—4 партии.

Все это показывает, что в свое время власть ПНФА была разобщена. Данный процесс продолжается и сегодня. Во время всенародного движения 1987—1990 гг. люди вступали в партии, сами не зная, чего хотят. Тогдашние партийные лидеры имели личные амбиции, у них отсутствовала четкая программа. Именно поэтому они сумели продержаться у власти всего лишь год.

С одной стороны, как партия власти, мы хотели бы, чтобы оппозиция была не деструктивной, а конструктивной.

По моим прогнозам, оппозиционные партии не смогут объединиться до президентских выборов. Внутри оппозиционных партий, особенно между фронтовиками и мусаватистами, существуют сильные противоречия. Более того, я предполагаю, что противоречия в стане оппозиции не только продиктованы личными амбициями, — существует конфликт в вопросах идеологии.

Во время выборов каждый из них может выдвинуть своего кандидата. Для нас не столь важно, пойдут они на выборы с единым или каждый со своим кандидатом.

Во время президентских выборов кандидат на политической площадке для нас не противник, а соперник. Такие соперники из оппозиционных партий для нас не угроза. Наш единый кандидат — это Президент республики Ильхам Алиев. Наш Президент имеет среди населения высокий рейтинг. Большинство населения поддерживает его политику.

Авторитет Ильхама Алиева как в регионе, так и на международной арене достаточно высок. Думаю, он без всяких проблем сможет одержать победу на выборах.

— Последние митинги показали, что народ слабо поддерживает оппозицию. Вам не кажется, что оппозиция уже давно потеряла популярность в обществе?

— Политика и деятельность оппозиционных партий были провальными еще в 1993 году, когда они стали разбегаться при появлении Сурета Гусейнова. Они вынуждены были пригласить к власти общенационального лидера Гейдара Алиева.

Если проанализировать 20-летний период после тех событий, то можно увидеть, что Иса Гамбар и Али Керимли каждый год повторяют одни и те же слоганы, предлагают одно и то же. Они каждый раз прогнозируют свой приход к власти, ухудшение ситуации в Азербайджане.

Никакой разницы в их выступлениях пятилетней давности и нынешних заявлений нет. Они постоянно повторяются. Иса Гамбар обещает своим сторонникам, что он будет президентом. Али Керимли говорит то же самое.

Ни один из них не осознает, что они, как политики, потеряли свое влияние в обществе. Их слова уже не влияют на общественное мнение. Политик — это человек, чьи слова меняют общественное мнение. Ничего подобного в оппозиции нет.

Когда происходят какие-либо серьезные события за рубежом, то оппозиция хочет перенести эти процессы в Азербайджан. В свое время были проблемы, связанные с именем Коштуницы в Югославии, — они пытались подобные события повторить в нашей республике.

Была «арабская весна», и они снова говорили о повторении этих событий в Азербайджане. Были Грузия, Украина, — оппозиция вновь хотела перенести революции в республику. Оппозиция многое обещает, но сама при этом не знает мнения людей.

Конечно, в Азербайджане, как и в любой другой стране мира, есть проблемы, над решением которых мы работаем. С другой стороны, у нас есть общенациональная проблема — Нагорный Карабах. Власть старается добиться ее решения.

У нашего Президента есть четкая программа, которая продолжает реализовываться. Мы немалого достигли в экономическом развитии, оставив Армению далеко позади. В дипломатическом и военном отношении мы также переигрываем Армению. Но мы знаем, что Армению поддерживает не одна страна, — тут есть геополитические интересы и т.д.

Во внутренней политике оппозиция критикует то, в чем власти уже давно добились успехов и завоевали общественное мнение. Да, есть недовольные люди, я этого не отрицаю. Но быть недовольным не означает быть в стане оппозиции. Подобная точка зрения оппозиции ошибочна.

В своих прогнозах оппозиция очень слаба. У них нет даже четкого представления относительно своего будущего и будущего страны, поэтому они проигрывают и не хотят признать свое поражение.

— Существует ли вероятность, что оппозиция в преддверии президентских выборов пойдет на какие-либо провокации или  радикальные действия? Могут ли в процесс выборов вмешаться какие-либо третьи силы?

— Когда говорят о влиянии в республике какой-то третьей силы, мне становится смешно. Где эта третья сила и зачем она нужна? В Азербайджане нет никакой третьей силы. Я не верю, что в стране существовала или существует какая-либо третья сила.

Со всеми странами у нас очень хорошие отношения. На государственном, правительственном уровне ни одна страна не поддерживает оппозиционные силы Азербайджана.

Может быть, какие-то зарубежные центры и организации, связанные с армянским лобби, через своих представителей в парламенте Франции или Конгрессе США поддерживают или держат связь с ними. Однако заявления о том, что Россия или США поддерживают азербайджанскую оппозицию — абсурд и вздор.

Встречи посла или дипломата какой-либо страны с представителями оппозиции больше носят формальный характер и скорее имеют целью внесение в соответствующий отчет.

В Азербайджане нет угрозы появления внешней или внутренней третьей силы.

Очень многое говорят о влиянии исламистов, но это ошибочно. Азербайджан является светским государством. Большинство азербайджанцев принимают ислам, но выступают против радикализма по той причине, что народ со стороны видит, что происходит в странах, где поднимаются радикальные силы. Там каждый день убивают, существуют межобщинные разногласия и т.п.

Азербайджанский народ, исходя из своего личного опыта и опыта других, не будет поддерживать подобный радикализм.

Что касается оппозиции, то, конечно, она хотела бы радикализировать общество. Они иногда, общаясь между собой, обвиняют народ в бездействии, мол, почему он не поднимается. Оппозиция просто завидует, — когда проходит какое-либо государственное мероприятие,  люди выходят на бульвар, организовываются концерты.

Они предполагают, что, позвав людей на митинги, люди придут в том же количестве, в каком приходят на подобные мероприятия. Однако оппозиции не удастся радикализировать наше общество — это невозможно. Сегодня наше общество понимает, что радикализм опасен не столько для государства, сколько  для каждой семьи и человека.

Когда оппозиция созывает людей на митинги, то можно увидеть, что на акции приходит всего лишь 15—20 человек, и то это в массе своей молодые и неопытные люди. Правоохранительные органы в соответствии с законом пресекают их действия. Так что в Азербайджане в преддверии выборов реализовать какие-либо провокации не удастся.

Джафар АГАДАДАШЕВ

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»