banner
ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Патриотизм — основа безопасности страныПатриотизм — основа безопасности страны
Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»
Сильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализацииСильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализации

общество

РетроспективаРетроспектива
«Меня рядом не было»: замглавы МИД Армении признал, что советником Эдварда Налбандяна был «вор в законе»«Меня рядом не было»: замглавы МИД Армении признал, что советником Эдварда Налбандяна был «вор в законе»
Наши за рубежомНаши за рубежом
Народного артиста Чингиза Садыхова проводили в последний путьНародного артиста Чингиза Садыхова проводили в последний путь

спорт

Маркиньош: «Уход из «Габалы» — большая ошибка»Маркиньош: «Уход из «Габалы» — большая ошибка»
Фирдовси Умудов: «Я постараюсь оправдать высокое доверие»Фирдовси Умудов: «Я постараюсь оправдать высокое доверие»
Энди Халлидей: «Я благодарен «Габале»Энди Халлидей: «Я благодарен «Габале»
Дино Ндлову: «Я на самом деле думал, что завершу карьеру в «Карабахе», но…»Дино Ндлову: «Я на самом деле думал, что завершу карьеру в «Карабахе», но…»

Мнение

Вершина шаха Исмаила Хатаи
19 декабря, 2012

«Великие люди редко представляют собой
одинокие вершины; чаще это пики горной гряды».

Томас ХИГГИНСОН

Статья руководителя Администрации Президента Азербайджанской Республики, академика Рамиза Мехтиева о роли шаха Исмаила Хатаи в истории нашего народа, опубликованная в газете «Бакинский рабочий», вызвала серьезный резонанс в местных СМИ и среди общественности.

И это не удивительно. Тема представляет особый интерес практически для каждого азербайджанца, так как фигура шаха Исмаила заслуженно считается одной из краеугольных в истории азербайджанской государственности.

Как известно, историческая память нации — это некий набор передаваемых из поколения в поколение исторических сообщений. Это могут быть как подкрепленные доказательствами исторические факты, так и мифы, и субъективно истолкованные рефлексии о событиях прошлого.

Историческая память, вознося одни образы и низвергая другие, сказывается на культуре народа, его отношениях с соседями и политических предпочтениях, стремлении к независимости и способности построить и развить собственную государственность.

Роль великих личностей в формировании исторической памяти нации переоценить попросту невозможно — именно подобные образы и становятся теми звеньями, которые скрепляют собой различные эпохи, создавая прочный фундамент дееспособной нации и ее государственности.

И именно поэтому любые попытки искажения информации о них, такие как приписывание им несуществующих негативных характеристик и деяний, могут иметь весьма негативное влияние на коллективное общественное сознание. Внушая тому или иному народу сомнения относительно его героев и выдающихся государственных деятелей, присваивая их наследие, конкурирующие нации фактически решают задачи собственного выживания и превосходства над соседями.

В этом контексте изучение нашего наследия и его объективный анализ становятся жизненно важной необходимостью, гарантирующей передачу из поколения в поколение здоровой «генетической программы» развития и функционирования азербайджанской нации.

Осознание собственных корней позволяет прикоснуться к нашей великой истории, почувствовать неразрывную связь с цепью ее знаменательных событий, ощутить непосредственную причастность к той самой гряде «горных вершин», среди которых рождались Шамсаддин Эльдгез, Джахан Пехлеван, Узун Гасан, шах Исмаил Хатаи, Джавад хан, Низами, Физули, Топчибашев, Расулзаде, Хойский, Гейдар Алиев и многие другие выдающиеся сыны Отечества.

Лишь познав историю своей страны мы можем понять каков наш путь, ибо история, как говорил Фукикид, — это философия в примерах. «История — это учительница жизни» (Цицерон), пренебрежение уроками которой в сегодняшних реалиях — непозволительная роскошь.

Именно в этом контексте статья руководителя Администрации Президента Азербайджана приобретает особый смысл и значение — она как бы манифест, призывающий общественность к действию.

Как отмечает Р.Мехтиев, наше богатое историческое наследие ждет своих профессиональных исследователей, которые откроют миру доселе неизвестные имена выдающихся азербайджанских деятелей культуры, науки и политики, которых в нашей истории было предостаточно.

Тем не менее, сегодня приходится констатировать, что многие достойные сыны Азербайджана, их деятельность и наследие преданы незаслуженному забвению, и никто не станет возражать, как справедливо отмечает руководитель Администрации Президента АР, что виной тому является пассивность наших историков.

Как справедливо отмечает в своей статье академик Рамиз Мехтиев, шах Исмаил Хатаи подвергается, пожалуй, самым серьезным нападкам со стороны наших недругов, имеющих весьма далеко идущие цели — очернить его репутацию, лишить его этнической связи с азербайджанцами и тюрками, внушить нашему народу комплекс неполноценности в вопросах, касающихся Сефевидской династии, низведя на нет их историческое значение в создании централизованного Азербайджанского государства.

На сегодняшний день ощущается большая потребность в серьезных исследованиях жизни шаха Исмаила Хатаи, — пожалуй, первого правителя, задавшегося целью создания единого, централизованного Азербайджанского государства.

Будучи человеком незаурядного ума и творческих способностей, Исмаил был искусным полководцем и подлинным государственным строителем.

Если взглянуть на историческую карту Азербайджана до шаха Исмаила, можно увидеть, что на протяжении с IX до XVI веков, пережив завоевания со стороны арабов, сельджуков и монголов в Азербайджане появилось и исчезло множество государств, среди которых — государства Ширваншахов, Саджидов, Саларидов, Шеддадидов, Раввадидов, Ильдегизидов (атабеков), Ак-Коюнлу и Кара-Коюнлу.

По своему масштабу ни одно из данных государств, за исключением, пожалуй, государства атабеков, не могло бы даже сравниться с Государством Сефевидов. Однако в отличие от последнего, государство атабеков больше носило стихийный характер, возникнув в силу сложной внутриполитической ситуации, сложившейся в Империи Сельджуков.

В противовес этому, Сефевиды строили свое государство, буквально по кусочкам собирая, объединяя азербайджанские земли во имя создания централизованного азербайджанского государства.

Являясь наивысшей вехой в истории государственности нашего народа в период средневековья, как справедливо отмечает академик Р.Мехтиев, Сефевидская империя под началом шаха Исмаила стала важным звеном в цепи предшествующих и последующих азербайджанских государств. 

Появление шаха Исмаила не было случайностью. То было требование времени. Удивительно, но процесс централизации азербайджанских земель (с последующими завоеваниями за его пределами) проводился шахом Исмаилом параллельно с аналогичным процессом, протекавшим за тысячи километров от Азербайджана — в Англии и Франции в конце XV — начале XVI вв., при Тюдорах и Валуа зарождались первые абсолютные монархии.

Вполне объяснимо, что Сефевиды активно использовали шиитский ислам, для идеологической мобилизации населения в неминуемой борьбе с суннитской Османской Империей — это было неизбежно, ибо иначе мобилизовать нацию во имя государственных интересов было просто невозможно. Отмечу, что современник шаха Исмаила Генрих VIII Тюдор также активно использовал религиозный фактор в государственном управлении. Именно он вошел в историю, разорвав связь с папством, и создав в результате религиозной реформации самостоятельную Англиканскую церковь.

Уделяя большое внимание анализу процесса централизации, академик Рамиз Мехтиев сознательно акцентирует создание шахом Исмаилом именно азербайджанского, а не иранского, как пытаются трактовать некоторые историки, государства.

Сегодня, когда государственное строительство в независимом Азербайджане спустя века вновь является, пожалуй, важнейшей задачей, стоящей перед нашей нацией, научно обоснованный анализ важнейших этапов нашей истории, подкрепленный солидной доказательной базой в лице достоверных источников, содержащихся в статье академика Р.Мехтиева, можно считать обоснованным ответом тем, кто усердно приписывает Исмаилу стремление избавить иранцев от тюрков, объединить исконные иранские земли и создать Иранское национальное государство.

В качестве одного из наиболее серьезных аргументов в пользу версии о стремлении Исмаила к созданию могущественного, централизованного Азербайджанского государства, академик Р.Мехтиев напоминает, что Исмаил сделал именно тюркский язык официальным языком своего двора.

Шах Исмаил на азербайджанском языке писал не только прекрасные стихи, оставив после себя такой изумительный литературный памятник как поэма «Дехнаме» («Десять писем»), но и издавал государственные указы, перенося тем самым азербайджанский язык на государственно-политическую плоскость.

Необходимость бережного и любовного отношения к родному языку была отмечена Исмаилом и в его завещании: «Я всегда ставил кусок родной земли выше золота, словечко родной речи — выше драгоценностей. Для вас я сделал все возможное за свою короткую жизнь. Побеждая с мечом в руках, постарался воссоединить воедино раздробленную родину».

Эти слова шаха Исмаила, приведенные в своей статье руководителем Администрации Президента АР, как никогда актуальны сегодня — когда спустя 70 лет доминирования русского языка, азербайджанский язык вновь стал элементом, цементирующим общество.

В своей статье Р.Мехтиев также касается еще одной важнейшей характеристики Сефевидского государства — традиций толерантности, поликультурного и полинационального государства.

Сохраненные по сей день языки народов, населявших на протяжении веков территорию нашей страны, справедливо считаются таким же историческим наследием, как памятники искусства и архитектуры.

Говоря о шахе Исмаиле, нельзя не отметить его талант не только полководца, но и дипломата. Создавая могущественную империю, Шах Исмаил параллельно установил прочную основу для эффективных взаимоотношений одновременно со странами Запада и Востока. Находясь на пересечении торговых путей между разными сторонами света, казна Сефевидов получала существенный доход от транзитных перевозок. Подобная политика шаха Исмаила перекликается с политикой современного Азербайджана, активно играющего роль главного транспортного узла в регионе, являясь подлинным мостом между Западом и Востоком.

Шах Исмаил Хатаи, будучи в подлинном смысле этого слова исторической личностью, был обречен в силу своей миссии на противостояние с еще одним крупнейшим актором той эпохи — Османской империей. Международные отношения в XVI веке имели свою специфику. Если сегодня это понятие охватывает всю планету, а борьбу за доминирование в мире ведут государства, расположенные за десятки тысяч километров друг от друга, то во времена Сефевидов все было несколько иначе — сферы влияния ограничивались географией близлежащих территорий, за которые и велась самая ожесточенная борьба.

Как совершенно справедливо отмечает в своей статье академик Рамиз Мехтиев, конечная цель как империи Сефевидов, так и Османской империи заключалась в том, чтобы стать единственной мировой (в понимании того времени — Р.Г.) державой, а для этого надо было захватить Хиджаз — область, где располагаются два основных священных для мусульман всего мира центра — Мекка и Медина.

Кроме того, отношения между государством Сефевидов и Османской империей несколько усугублялись и личной историей взаимоотношений двух правящих родов. В процессе расширения территорий Османской Империи, еще в начале XIII в., во времена государства Узун Гасана, являвшегося дедом Исмаила по материнской линии, османцы захватили Трапезундское государство. А Трапезунд, как известно, был не только владением отца супруги Узун Гасана Деспины — дочери Трапезундского императора Иоанна Комнина, но и еще обеспечивал Ак-Коюнлу выход к морю, предоставляя возможность пользоваться своими портовыми городами. Все это накладывало негативный осадок на взаимоотношения Османских султанов и шаха Исмаила, особо гордившегося своими предками по отцовской и материнской линиям.

Анализируя причины и последствия этой жесткой конкуренции между двумя супер-силами той эпохи, академик Рамиз Мехтиев приходит к выводу, что сегодня, по прошествии пяти столетий, нам легче понять мотивы и поступки, которые привели к Чалдыранскому сражению в 1514 году.

«Данный конфликт возник на почве амбициозных устремлений, а не только политических, экономических и социальных интересов. Достигнув своей геополитической и геоэкономической кульминации, конкуренция между Османским и Сефевидским государствами вылилась в форму абсолютного противостояния. Острота конкуренции, к сожалению, вкупе с государственными интересами привела к крайней поляризации этих двух развивающихся на едином географическом пространстве тюркских империй и толкнула их к затяжным, изматывающим войнам. И надо быть крайне осторожным, утверждая, что виноват в этой войне кто-то один из глав этих государств. Очевидно, «виновата» возникшая конкуренция. Это было время, когда геополитическое соперничество между государствами невозможно было решать мирными средствами, путем переговоров и компромиссов», — пишет автор, аргументировано отвечая некоторым историкам, стремящимся представить шаха Исмаила в качестве виновника в разжигании изнуряющих войн между Сефевидами и Османской империей.

Проведя глубокий анализ деятельности шаха Исмаила, руководитель Администрации Президента Азербайджана Рамиз Мехтиев, приходит к объективному выводу, что независимо от итогов Чалдыранской битвы, гений Шаха Исмаила и его заслуги перед азербайджанским народом несомненны.

Действительно, шах Исмаил не только превратил Азербайджан в мощнейшего актора международных отношений той эпохи, он также укрепил культурно-нравственные ценности нации, возведя наш язык на уровень основного не только в государственном управлении, но и культуре, которой Исмаил, творивший под псевдонимом Хатаи, уделял особое внимание.

Шах Исмаил, укрепив основы нашей этнической идентификации, придал ей новое, национальное наполнение, фактически дав импульс формированию идей азербайджанства, обеспечивающих единство внутри страны.

Сегодня эти идеи шаха Исмаила спустя столетия получают новое смысловое наполнение. Однако, несмотря на отличия эпох, сегодня эти высокие идеи все также служат цели укрепления единого, Азербайджанского государства, со сплоченным, толерантным и, главное, испытывающим гордость от своей исторической миссии, народом.

Хотелось бы подвести итог статьи словами академика Р.Мехтиева, приведенными в его статье: «Образ Шаха Исмаила был и остается примером того, каким колоссальным духовным и физическим потенциалом вознаградила природа азербайджанский народ».

И думается, каждый из нас черпает в истории жизни этой великой личности истинное вдохновение.

Рахман ГАДЖИЕВ,
главный редактор  газеты «Бакинский рабочий»

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»