ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Динамика и потенциал национальной  идеи  Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мирДинамика и потенциал национальной идеи Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мир
Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»
Новое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДРНовое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДР

общество

Азербайджанской юстиции исполняется 100 летАзербайджанской юстиции исполняется 100 лет
Министр экологии и природных ресурсов примет граждан в Товузе
В Москве пройдет «Фестиваль поэзии, искусства и духовности — Насими», организованный Фондом Гейдара АлиеваВ Москве пройдет «Фестиваль поэзии, искусства и духовности — Насими», организованный Фондом Гейдара Алиева
АЗЕРТАДЖ и пакистанское новостное агентство DND будут проводить информационный обменАЗЕРТАДЖ и пакистанское новостное агентство DND будут проводить информационный обмен

спорт

Идеальный газон, компактный стадион. Что ждет сборную Азербайджана в матче против КосовоИдеальный газон, компактный стадион. Что ждет сборную Азербайджана в матче против Косово
Аббасов возглавил «Сумгайыт»Аббасов возглавил «Сумгайыт»
Рагимова покоряет итальянскую Серию АРагимова покоряет итальянскую Серию А
Гурбанов назвал составГурбанов назвал состав

Мнение

Размышляя над статьей академика Рамиза Мехтиева «Шах Исмаил Сефеви как историческая личность, освященная высокой целью»
20 декабря, 2012

Начало в  №235 за 19 декабря 2012 года.

Противостояние началось в несколько более раннюю эпоху — эпоху взаимоотношений набиравшей могущество султанской империи во главе с Мехметом II Фатехом и государством Ак-коюнлу Узун Гасана. Исторически известно, что приход к власти Узун Гасана в Дийарбекире в 1453 г. совпал по времени с завоеванием Стамбула Мехметом II.

Принесшие славу Мехмету II спустя некоторое время северо-западные походы в европейские страны, завершившиеся завоеванием земель Сербии, Боснии, Герцеговины, Албании, Моравии, Греции и переходом в вассальную зависимость от Османской империи Молдовы, Валахии и Крыма, изменили геополитическую ситуацию. На очереди были земли на северо-востоке империи, и в 1416 г. султан направил войско на Трапезундское государство (1204—1461 гг.). А ведь это была земля тестя Узун Гасана, супругой которого являлась дочь Трапезундского императора Иоанна Комнина-Теодора (Деспина). И это были не единственные родственные узы, связывавшие Аккоюнлу с Трапезундом: сын Кутлу бея — Тур Али бек (умер в 1363 г.), будучи главой улуса,  происходивший из племени Баяндур, будучи отцом прадеда Узун Гасана сочетался с сестрой императора Алексиса II — Марией-Деспиной. Традиционные взаимоотношения с Трапезундом (Трабзоном) позволяли Аккоюнлу использовать портовые возможности этой страны и в целом, имея выход к морю, поддерживать политические и торговые связи с европейским миром. И агрессивный шаг Мехмета II, как мы понимаем, не только оскорблял достоинство и честь Узун Гасана, лишал его вотчины родственников, но и препятствовал намерениям правителя по развитию связей с Европой, являлся серьезным ущемлением политических целей державы Узун Гасана. Отчаянные усилия последнего отвадить от подобного шага Мехмета II (использование дипломатического дара своей матери Сарай Хатун, направленной им к османскому правителю, покровительство и военная поддержка тюркских племен караман и зулькадар в противостоянии с османским султанатом) успеха не имели, и Трапезунд был присоединен к Османской империи. К сожалению, была заложена горькая основа будущих распрей между Тебризом и Стамбулом. Шах Исмаил Сефевид, в равной степени гордившийся своим отцовским по линии шейхов и материнским по линии Аккоюнлу (внук Узун Гасана) происхождением не мог не знать о низложении государственности родины своей бабушки, дочь которой — Сарай Хатун — и являлась матерью Исмаила.

Итак, как справедливо отмечается в статье, считать Шаха Исмаила личностью, расколовшей тюркский мир, по крайней мере, некорректно. И не менее нелепо представлять Шаха Исмаила как раскольника исламского единства.

И вот почему Шах Исмаил являлся государственным правителем своей эпохи — эпохи средневековья —  и действовал сообразно правилам той эпохи, или, как  замечательно выражено у великого Физули, он был «Падишах своего времени». Известный турецкий историк Фахреддин Кырзыоглу в «Истории Карса» (на турецком, Стамбул, 1953-й) дает знаменательную оценку правлению Ильханида Газан-хана (1259—1304), принявшего ислам: «…Он принял ислам под именем Махмуд и все его полководцы — Чингизиды —  стали мусульманами… Сделав ислам государственной религией, он выпустил деньги со священными словами, начал разрушение идолопоклонных мест и атешкяхов, а на месте христианских церквей строил мечети… Из Тебриза он направил указы во все уголки страны о смене религии…»

По мнению автора, «в массовом порядке многие тюркские и монгольские племена» именно в эпоху Газан-хана Махмуда Ильханида стали мусульманами, и «этот день столь же знаменателен для тюрко-исламского мира, как и взятие Стамбула» и «является очень важным культурным событием в жизни Передней Азии». Остается добавить, что Газан-Махмуд принял шиитскую ветвь ислама и, как следует из приведенной информации, не был обвинен ни в еретизме, ни в раскольнической деятельности против исламского мира. Ф.Кырзыоглу пишет: «…Оставив шаманизм, буддизм, несторианское христианство, Ильханиды официально приняли ислам и стали шиитами. И они, в отличие от ставших до этого суннитскими могущественных образований, таких как Аббасидский Халифат, Газневидское, Сельджукское и Хорезмшахское государства, следовавших заветам Пророка и Святого Омара, не предоставляли свободы вероисповедания, а силой государства рушили идолопоклоннические святилища, церкви и другие места поклонения, стремясь привить населению мусульманство…» (см.Ф.Кырзыоглу, «История Карса», стр.456).

Можно привести и другой пример из истории становления государства Каракоюнлу, как и государства Аккоюнлу, являвшегося одним из тюрко-азербайджанских государств, и преемником которых Исмаил Сефеви не без оснований считал свое государство Сефевидов.

Каракоюнлу, как известно, вслед за Ильханидами также приняли ислам шиитского толка. Правитель Каракоюнлу Кара Юсиф при этом, по мнению Кырзыоглу и крупнейшего турецкого историка З.Валиди Тогана, оценивается как один из выдающихся тюркских героев. А ведь Кара Юсиф, стремясь к объединению тюрко-азербайджанских земель, нанес сокрушительное поражение Ширваншаху Шейху Ибрагиму в 1412 г., государственной религией которого был ислам суннитского толка, и посоединил  Ширван к своей территории, включавшей Азербайджан, Арран, Арабский Ирак, Ирак-Аджем, Фарс и Кирман.

Так что, как объективно указывается в статье, шиитский толк ислама, принятый в государстве Сефевидов, следует рассматривать в несколько другой плоскости.

Сделав осенью 1501 года шиизм, точнее имамитское течение (почитание 12 имамов, включая скрытого), государственной религией, Исмаил знал на что идет: ведь в то время из 300 тысяч населения Тебриза, 200 тысяч являлись суннитами, а в глубинке, особенно в далеких областях (Исфаган, Шираз и т.д.), улемы, знать, горожане — все были суннитами.

Опорой Шаха Исмаила были мюриды ордена, возглавляемого им, и сюда включалась вся кызылбашская знать, носившая суфийско-дервишский титул «халифе», и рядовые воины. Социальная же поддержка обеспечивалась общинами мастеров-ремесленников-ахиев, сливавшимися с кызылбашскими мюридами, газиями (алп эренами) — борцами за веру — воинами ислама и абдалами (эфталитами или белыми гуннами) — древними тюрками, восходящими к гуннам, которые в средние века располагали своей суфийской общиной и из числа которых происходили путешествующие дервиши — каландары, бескорыстные служители тариката.

Как отмечает автор статьи: «Будучи Сефевидским духовным вождем, Шах Исмаил в государственной деятельности больше придерживался политической доктрины, нежели религиозной идеологии, сам он и его преемники были умеренными шиитами».

Кызылбашский шиизм был прежде всего цементирующей силой и, как точно подмечает автор статьи, «для достижения стратегических задач нужна была объединяющая идея. Вероисповедание шиизма… и стало выполнять эту роль, став доктриной, идеологией азербайджанских кызылбашей». «Усилиями Шаха Исмаила Сефеви азербайджанский фактор официально нашел свое политическое оформление в средних веках.., уже в то время сформировав феномен, который в современную эпоху мы воспринимаем как идею «азербайджанства».., а азербайджанство стало выступать, если это применимо для того времени, как бы в качестве формы национальной идентификации». Именно в такой плоскости и дана впервые высочайшая оценка деятельности Шаха Исмаила со стороны руководителя Администрации Президента Азербайджанской Республики, академика Рамиза Мехтиева.

И в этом месте хотел бы привести замечательные слова Стефана Цвейга: «Историческое деяние бывает законченным не тогда, когда оно свершилось, а лишь после того, как оно становится достоянием потомков».

Еще в советское время одними из первых, указавших на тюрко-азербайджанское происхождение Сефевидской династии, были выдающиеся востоковеды В.В.Бартольд и А.Е.Крымский (см. О.Эфендиев «Азербайджанское государство Сефевидов в XVI в.», Баку, 1981; «История Ирана», изд-во МГУ, 1977).

И.П.Петрушевский, Н.Д.Миклухо-Маклай, Б.Н.Заходер предельно ясно характеризовали тюрко-азербайджанские этнические корни Сефевидов и тюрко-азербайджанское ядро, на которое они опирались, а также господствующее положение тюркоязычного этноса в Сефевидской державе.

В настоящее время основная масса специалистов не подвергает сомнению тюрко-азербайджанское происхождение Сефевидов. Однако есть и версия об арабских корнях Шаха Исмаила. Известно, что в «Тарих-и Шах Исмаил-и Сефеви» излагается генеалогия Исмаила, возводимая к седьмому имаму Мусе ал Казыму. И в основе ее лежит легенда, переложенная в агиографическом трактате «Саффат-ас-сафа» («Чистота чистоты») Таваккуля ибн Беззаза. Это была легендарная история, согласно которой Сефевиды становились по отцовской линии сеидами, возводя свои корни к шиитским имамам, и стало быть, имели арабские корни. Как пишет академик Р.Мехтиев, эти «идеи, пущенные в оборот в свое время сефевидскими идеологами», были озвучены и самим Шахом Исмаилом с подачи его спасителей и воспитателей. «Эти суждения носили конъюнктурно-идеологический и политический характер», пишет академик Рамиз Мехтиев, и «целью их являлось не что иное, как объединение огромных народных масс вокруг единого центра».

Остановимся на вопросе этнических корней Исмаила Сефеви с несколько другой позиции. Как известно, одна из версий литературного псевдонима «Хатаи» Шаха Исмаила связывает его этническое происхождение с тюрками из Хатая. Нынешняя провинция Хатай на юге Турции имеет богатейшую историю, гранича с востока и юга с Сирией, на севере и северо-западе — с провинциями Адана и Османия и омывается на западе Средиземным морем. Административный центр провинции — Антакья, древняя Антиохия. По общему признанию, провинция Хатай обязана своим названием древним Хатти, являвшимися коренными жителями этих земель. Потомками их и считаются хатайские тюрки. Еще Абдар Рашид Бакуви писал о Хатайях как о тюркских племенах. На тюркских языках этот этноним встречается в виде «хитай», «китай», «хатай», «хатан» (см. Бакуви Абд-ар-Рашид, «Китаб талхис аласар алмалик ал-каххар». М., «Наука», 1971; Кононов А.Н., «Родословная туркмен. Сочинение Абдул Гази хана Хивинского», М.-Л., изд-во АН СССР, 1958). Согласно же В.В.Бартольду, после распада Хитайской (Кара-китаи) государственности в Туркестане, произошедшей накануне монгольских завоеваний, а точнее, после подчинения Семиречья вместе с Восточным Туркестаном монголам, Хитайи, несколько позднее, видимо, приняв ислам, разошлись по Средней и Передней Азии (Бартольд В.В. Сочинения. Т.2, М., «Наука», 1965, стр.58). В источниках есть сведения и о расселении китай-кыпчаков в Крыму и на Северном Кавказе.

Выдающийся поэт Руми, бывший суфием, писал о своем друге — суфийском учителе Шамси Тебризи:

«Вина вся в том Хатайском тюрке,
из-за которого потерян мой покой».

Ибн-ал-Асир же указывал, что Xяta есть этноним известных своей красотой хатайских тюрков, правители которых согласно древнему обычаю ходили с покрытым сетчатой вуалью лицом (см. İbn Яl-Яsir. «Яl-Kamil fi-t-tarix», Баку, «Элм», 1959). Уместно будет отметить, что Шах Исмаил встречал чужих представителей в сходном виде.

По сведениям Санана Азера (İran türkleri, İstambul, 1942) хатайские тюрки — хатайи — проживали не только на юго-востоке Анатолии и в Северной Сирии, но и в 40-х годах прошлого столетия 15 тысяч хатайев продолжали жить в Ардебиле и около 40 тысяч — в Тебризе.

Академик З.М.Буниятов в разъяснениях к сочинению Бакуви указывал, что название хатайев во многих источниках встречается и в виде «хатан» или «гутан». По мнению И.Джафарсойлу, этноним хатайев восходит к орнитониму и связан с их поклонением птице «гутан» — пеликану,  согласно их ранним верованиям как племенной дух, приносивший им успех и удачу (см. Divanü-luğat-it-türk, а также расшифровку термина у В.В.Радлова в «Опыт словаря тюркских наречий», т.II, ч.1-2, Спб, 1899).

Уместно будет заметить, что гутан-пеликан считается священной птицей мусульман, носившей по преданию в горловом мешке камни для возведения святынь в Мекке, а у европейцев представляет собой символ самопожертвования во имя потомков и беззаветной родительской любви, причем раннехристианские писатели сравнивали его жертвенность с Иисусом Христом.

Возвращаясь к Хатти, отметим, что их земли в древности были частью Аккада и Шумеро-Аккадского царства, в 1800 г. до н.э. входили в царство Ямхад Аморитов и граничили на юге с могучим Гиксосским союзом племен, покоривших в середине II тысячелетия до н.э. Древний Египет и основавших здесь свою династию. Но более всех, на протяжении почти тысячи лет, на этой земле жили и властвовали сами Хатти, поддерживаемые Хеттским царством в период его расцвета и так до падения Хаттской Конфедерации в 716 г. до н.э. В хеттских клинописях страна Хаттов именовалась «Хатти», а в урартийских и ассирийских источниках — «Хате».

После развала Хаттской государственности часть Хаттов осталась на исконных местах в Северной Сирии и близлежащих регионах, а часть расселилась в другие регионы Малой Азии (Манна, Урарту, Парфия). В более поздние годы эта территория последовательно включалась в состав Урарту, Ассирии и Ахеменидской империи. Регион был и центром эллинистического государства Селевкидов со столицей в Антиохии, а позднее, в качестве провинции входил и в Римскую империю. В исламский период территория контролировалась династиями Омейядов и Аббасидов, Сельджуками, византийцами и мамлюками, а в 1516 г. была присоединена к Османской империи султаном Селимом I. Такова краткая история края Хатай. Добавим к этому, что на этих землях Северной Сирии и проживали сельджукские племена Шамлу, сыгравшие значительную роль в становлении государства Сефевидов,  которые во времена Тимуридов были частично выселены и расселились в Южном Азербайджане.

Возвращаясь к племенам Хатти и их этнической связи с хатайскими тюрками, а также связей хатти-амориты-гиксосы, обратимся к некоторым источникам, ранее не освещенным в отечественной литературе. Вот как писал о библейских Хеттах (Хатти), опираясь на Библию, в 1890 г. проф.Джон Кэмпбелл (см. John Campbell «The Hittites. Their inscriptions and their History»): «И Ханаан был отцом Сидона, его первенца и Heth (Хет)», т.е. Ханаан имел двух сыновей — Сидона и Хатти. Племена Хавиты и Амориты относились к Сидону, а Хаматиды к Хетту (Хатти). Речь здесь идет о земле Ханаан, древнем названии западной части территории так называемого Плодородного Полумесяца, именуемого в Библии «землей обетованной» и ныне поделенной между Сирией, Ливаном, Израилем и Иорданией. Как указывает Кэмпбелл, исторически известно, что только две Ханаанские семьи сумели возвыситься до уровня мировых империй: одна из них Сидониты или Финикийцы, представленные племенами Хореев и Хавитов (Аморитов), а другая — Хетты (Хатти). В Ветхом Завете (древнегреческий текст Септуагинта) этноним Heth — Хетт (Хатт) преподносится как Chettai, подчеркивая гортанность произношения первого звука. Существуют различные варианты звучания этого этнонима, в т.ч. Khita, Kata, Hata, Ket, Khitt, Hit, Het, Hat, Khati и т.д. И самое главное, что подчеркивает автор, «Сидониты были совершенно семитизированы в разговорной речи, а Хетты (Хатти), как племя, остались типичными туранцами, и их речь была туранской». Именно к Эфрону, главе Хатти, и обратился патриарх Авраам (Пророк Ибрагим), чтобы приобрести место для захоронения своей покойной супруги Сары. По мнению проф.Кэмпбелла, Эфрон был представителем уже третьего поколения хаттской власти в Ханаане. В старых Вавилонских списках столица Хатти, расположенная севернее Вавилона, указывается как Cutha (на ассирийском Kute), а на туранском — Tig-gaba-ki. Птолемей называл его Digoua, а сами хатти-туранцы Tiggauki. В период Хеттской империи этот город назывался двояко  — Cheth и Tekoa. Ученый подробно исследует, опираясь на родовые имена, последующее расселение 7 колен первичных Хеттов — Хатти, из которых, что важно подчеркнуть, одно ушло в Египет, а другое в Сирию, а основная масса ушла на Восток, вплоть до Восточного Туркестана, а также на запад Европы.

Главный вывод, который мы можем сделать, опираясь на приводимую информацию — это туранское происхождение Хатти и их туранская речь. А теперь обратимся к генетическому родству Хатти, Гиксосов и Аморитов. Проф.Фессенден в работе «Поглощенная цивилизация Кавказского перешейка» (Fessenden R.A. «Deluged civilization of the Caucasas Jsthmus») писал, что Хатти ушли с Кавказа к долине Евфрата, а оттуда в Аравию, где стали известны как Суту (Амориты). Затем, оставив Аравию, пошли на северо-запад, где стали известны как Гиксосы и Хетты (Хатти). Они правили на нагорье Арминийа и, вернувшись на восточную оконечность Кавказа и северный берег Причерноморья, стали известны как Скифы и Саки.

Не менее интересную информацию можно обнаружить в «Ancient Egypt: Myth and History» (1997) (есть перевод на русском языке, «Египетская мифологическая энциклопедия», М., изд-во Эксмо, 2007), в которой указывается, что пришедшие в Египет как захватчики Гиксосы… не были неорганизованной толпой, и есть свидетельства, указывающие на то, что под их правлением Египет стал на какое-то время частью большой империи, о которой нам пока известно мало.

Салатис, гиксосский правитель, и стал основателем новой династии в Египте со столицей Аварис. По мнению авторов Энциклопедии, гиксосы совершили военную оккупацию Египта, вынудив выплачивать Верхний и Нижний Египет дань некоторой контролирующей силе в Азии. Это было в период до XVI в. до н.э. Ряд специалистов полагает, что такой силой были Хатти, не Хетты-неситы, а именно Хатти — первобытные Хетты. Именно это и доказывают авторы Энциклопедии. Интересна теология Хатти. Их «великим отцом» был Паппас или Аттис («Отец»), известный египтянам как Сутех (Скифско-сакский Папай). Ему же поклонялись и Гиксосы. Хаттскому верховному богу поклонялись и в Сирии, и в государстве Митанни, поскольку он был богом народа-завоевателя. Это был бог неба, молнии и бури, он же почитался одновременно и как бог войны, а позднее и как бог солнца. И всюду, где Хатти доминировали, этот бог занимал главенствующее положение. Хаттский верховный бог в Сирии, имея территориальное название Хадад или Дад, именовался в Митанни как Тешуб. Гиксосы как представители Хатти сумели создать централизованное государство, имели огромный военный и административный опыт, содержали большую регулярную армию и принесли в Египет боевые колесницы, опыт разведения лошадей. И всю эту грозную силу, оккупировавшую Египет и тех, кто управлял оккупантами, американский египтолог Брестед переводил, именуя как «правители стран», в отличие от египетского хрониста Манефона, презрительно именовавшего их «цари-пастухи».

Еще до вторжения Гиксосов в период 2000—1800 гг. до н.э. Палестина испытала неожиданный скачок в развитии цивилизации. И по мнению авторов Энциклопедии — это было под влиянием Хатти — первобытных Хеттов, которые образовывали здесь и в соседних регионах небольшие государства, объединяемые и управляемые из единого центра. Библия донесла до нас указания о том, что Хатти были крупными землевладельцами. Так, к примеру, тела Иакова и Иосифа после бальзамирования были переведены в семейную пещерную гробницу «в земле Ханаанской», которую, как отмечалось, Авраам купил у «Ефрона Хатта», чтобы похоронить свою жену Сару.

Вернемся к основной территории, где жили Хатти — к Северной Сирии.

Сефевиды имели связи практически со всеми тюркскими племенами Малой Азии. Согласно преданию, Тимур, возвращаясь из малоазиатского похода, следуя через Ардебиль, по просьбе шейха Хаджи Али (Султан Али) освободил малоазиатских пленников и поселил их в окрестностях города на служение сефевидским шейхам. И они стали так называемыми «румскими суфиями» или «румлу». В силу же указа Тимура правителям Рума было предписано не притеснять и не чинить препятствий румским (анатолийским) мюридам, посещать своего мюршида (главу ордена) в Ардебиле. Так что Шейх имел представительство во всех племенах Малой Азии.

Позднее, при Джаханшахе Кара-Коюнлу, последний, опасаясь усилившегося могущества шейхского ордена, отправил Шейха Джунейда с родных мест на малоазиатские земли Карамана, в Киликию. И здесь широкая миссионерская деятельность Шейха в среде тюркских племен варсаков завершилась тем, что местный правитель изгнал его, и Шейх перебрался в северные области Сирии — Мараш, Антакья и Килис. Эти земли тогда находились под правлением египетских мамлюков. И не случайно, представители племен румлу, караманлу, шамлу были в первых рядах сефевидского движения, так же как и присоединившиеся к ним племена каджар и зулькадар. Когда Исмаил пошел на Эрзинджан, его семь тысяч «газиев» состояли из тюркоязычных племен шамлу, устаджлу, румлу, текели, зулкадар, афшар, каджар, варсаг, а также суфиев Карадага.

Таким образом, у нас есть все основания полагать происхождение поэтического псевдонима Хатаи, как и происхождение Исмаила Сефеви от Хатайских тюрков — потомков древних Хатти, тех, о которых гениальный Низами в «Сокровищнице тайн» писал: «O Ay kimi Xotay türkü oldu» («Он как полумесяц был подобен Хатайскому тюрку»).

Считаем  уместным привести в этом месте одно двустишие из стихов Шаха Исмаила Хатаи (перевод —  И.К.):

Aldı şikяstя könlüni miskin Xяtainin
Çindir, vяfalı bulmağı xubi-Xяtay olan

(«Утешил надломленную душу
                                              бедняги Хатаи
Воистину верным будучи, хуби
(хороший, необычный, прекрасный)
                                               Хатай»)

Приводя эти строки из Хатаи, мы имеем в виду, что есть и версия происхождения псевдонима, восходящая к слову xяta (грех), т.е. интерпретирующая псевдоним «Хатаи» как «грешного». Полагаем, что приводимая нами версия, связанная с хатайскими тюрками, не исключает ее, равно как и другие возможные версии.

И в заключение хотелось бы завершить наши размышления эпиграфом, внесенным в статью Р.Э.Мехтиева из завещания Шаха Исмаила на смертном одре, литературно обработанном замечательной азербайджанской писательницей Азизой ханум Джафарзаде в ее историческом романе «Баку — 1501» (перевод с азербайджанского —  Э.Везировой, Б., «Язычы», 1989, курсив и добавления  — И.К.):

«Я доживаю последние дни моей жизни, дорогие мои потомки! За свою короткую, отпущенную мне Богом жизнь, я сделал для вас все, что мог.

Я старался силой меча объединить наш истерзанный на куски край — вот к чему были направлены мои завоевания.

Горсть родной земли считал я дороже горсти золота, одно коротенькое слово на нашем языке — выше меры драгоценностей.

Во имя вечной жизни обоих — Родины и родного языка — я сделал все, что смог. Не поминайте меня проклятиями! Умножьте то хорошее, что я начинал! Не повторяйте моих ошибок!..

Таково мое завещание. И еще я оставляю вам стихи. Если они доставят вам удовольствие, я обрету в могиле (какой-то  — И.К.) покой».

Три залога (ценности —  И.К.) оставили нам мудрые (отважные —  И.К.) предки..: наш язык, нашу честь и нашу Родину. Берегите их как зеницу ока (как и самих себя —  И.К.)».

У нас, азербайджанцев, у потомков великих личностей «нет лучшего способа судить о будущем, кроме как по прошлому» (Генри), прошлому из далекой, новой и новейшей истории. А «о великих делах следует судить, проникшись их величием: иначе мы рискуем внести в них собственные пороки» (Сенека-младший).

К.ИМАНОВ,
председатель Агентства по авторским
правам Азербайджанской Республики

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»