banner
ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Патриотизм — основа безопасности страныПатриотизм — основа безопасности страны
Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»
Сильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализацииСильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализации

общество

РетроспективаРетроспектива
The Washington Times: «5 причин, по которым обязательно стоит посетить Азербайджан»The Washington Times: «5 причин, по которым обязательно стоит посетить Азербайджан»
В Петербурге вспоминают жертв Черного январяВ Петербурге вспоминают жертв Черного января
На международной туристической выставке FITUR 2018 предотвращена спланированная Арменией провокацияНа международной туристической выставке FITUR 2018 предотвращена спланированная Арменией провокация

спорт

Хетаг Газюмов: «Азербайджан дал мне возможность осуществить мечту»Хетаг Газюмов: «Азербайджан дал мне возможность осуществить мечту»
Евгений Калешин: «Стадион стоя аплодировал «Карабаху»Евгений Калешин: «Стадион стоя аплодировал «Карабаху»
Роналдиньо завершил карьеруРоналдиньо завершил карьеру
Маркиньош: «Уход из «Габалы» — большая ошибка»Маркиньош: «Уход из «Габалы» — большая ошибка»

Мнение

Кто возглавит Сирию после Асада?
24 декабря, 2012

Группа «друзей Сирии» признала Сирийскую национальную коалицию единственной легитимной властью в стране. Об этом было объявлено на встрече «друзей» в Марокко с участием 130 стран.

Напомним, что  США также  признали национальную коалицию оппозиционных и революционных сил  законным представителем сирийского народа. По словам Президента  Обамы  теперь эта коалиция в достаточной степени включает в себя организации и группировки, отражающие широкие интересы сирийцев. Глава Белого дома выразил надежду, что решение США послужит большим шагом на пути к отстранению от власти Президента  Башара Асада. В число «друзей Сирии» входят, как известно,   некоторые арабские,  а также  западные страны, выступающие за смену режима в Сирии.

Кроме того, стало известно, что  власти Саудовской Аравии приняли  решение выделить  коалиции 100 млн  долларов. Об этом заявил министр иностранных дел королевства принц Сауд аль-Фейсал, принимавший участие в проходящем в марокканском городе Марракеш четвертом министерском заседании группы «друзей Сирии».

Означает ли это начало масштабных поставок  американских вооружений мятежникам, которые ведут военные действия против правительственных войск в Сирии?

Вряд ли.

Президент Обама подчеркнул, что  США нравятся не все люди, которые участвуют в боевых действиях против Асада. «Некоторые из них придерживаются экстремистских и антиамериканских взглядов, и мы будем относиться к ним соответствующим образом», — пояснил Президент.

Обама напомнил, что США причислили к числу террористических группировок сирийскую «Джебхат аль-Нусра» («Фронт победы»), которую Госдепартамент назвал  ответвлением «Аль-Каиды».

Сегодня  даже самые горячие сторонники американского доминирования в мире понимают, что даже если Асад будет свергнут, это вызовет не только  серьезный кризис сирийской государственности, но и  всплеск насилия, способный затмить худшие иракские и ливийские  «образцы». Окончательному  разрешению  кризиса и созданию международной коалиции  мешает  и различие интересов государств, способных повлиять на происходящее в Сирии.

Наиболее наглядным образом эта двойственность проявилась в последнее время.

С одной стороны, официальный Вашингтон   заявляет, что использование Асадом химического оружия приведет к международной интервенции в страну. С другой — многие наблюдатели и командиры повстанцев видят в этих заявлениях подтверждение того, что ни в каком другом случае такой вариант невозможен.

По сути  серьезность запасов химического оружия в Сирии является основным стимулом для скорейшего принятия решений. Ясно, что проблема с этими запасами состоит не в том, что верные Асаду войска могут применить это оружие против повстанцев. В условиях гражданской войны  химическое оружие может захватить любая из  сторон, в том числе и радикалы и различного рода  исламистские фундаменталисты. Тем более, что сейчас все более вероятным становится сценарий, в рамках которого именно фундаменталисты, которых  в США называют «связанными с Аль-Каидой», могут  оказаться наиболее организованной после сирийской армии и боеспособной силой в Сирии.

Учитывая реальность  сложившейся ситуации, можно предположить, что Вашингтон пока будет  придерживаться нынешней позиции — активно критиковать режим  Асада и ограниченно поддерживать  сирийских  повстанцев . Но если какая-то группа повстанцев, исключая фундаменталистов, сумеет стать существенной военной силой, способной нанести поражение Асаду и контролировать ситуацию после его свержения, то она получит поддержку Вашингтона. Правда  появление такой силы сегодня пока не просматривается.

Между тем  стало известно, что сирийский вице-президент Фарук Шараа заявил в публикуемом  ливанским изданием «Аль-Ахбар» интервью, что войну в Сирии не может выиграть ни одна из противоборствующих сторон и выходом может быть только примирение и формирование правительства национального единства. Шараа отметил, что ситуация в стране изменилась с «плохой» на «ужасную» и необходимо найти выход из усиливающегося кошмара.

Сам факт публикации этого мнения говорит о многом. Прежде всего — это  свидетельство очевидной неуверенности официального Дамаска в завтрашнем дне.  Кроме того Шараа, наиболее влиятельный суннитский политик в окружении Башара Асада, не появлялся на публике с прошлого лета и не делал никаких публичных высказываний. Более того, появлялась даже информация о том, что он бежал из страны и присоединился к повстанцам, затем — сообщение ,что ему не удалось покинуть Сирию и он находится под домашним арестом.

Вице-президент считается представителем умеренного крыла в сирийском руководстве и ему приписывались попытки склонить Башара Асада к политическим реформам и переговорам с повстанцами. Публикуемое в Ливане интервью свидетельствует в пользу этой версии, но не дает ответа на самый главный вопрос: насколько президент Асад готов прислушаться к своему вице-президенту и не использует ли он его в качестве пропагандистского прикрытия продолжающейся гражданской войны?

И может ли Шараа, опираясь на свой собственный авторитет в стране и в особенности в ее многочисленной суннитской общине, выступать с личными политическими инициативами, не согласованными с Президентом?

Это тем более важно, что в случае отстранения Асада от власти именно Шараа может стать временным главой государства и теоретически  попытаться осуществить план, который он изложил ливанским журналистам. Подобный прецедент произошел уже в Йемене.

Таким образом,  из Дамаска прозвучали миротворческие предложения, но вопрос о том, кто возглавит Сирию после Асада, остается  по прежнему открытым.

Фикрет САДЫХОВ,
политолог, профессор
Западного университета

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»