ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»
Новое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДРНовое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДР
Рустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцыРустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцы

общество

РетроспективаРетроспектива
В Баку открылась фотовыставка «Заповедная природа России»В Баку открылась фотовыставка «Заповедная природа России»
Состоялась церемония торжественного открытия X Международного музыкального фестиваля Узеира ГаджибейлиСостоялась церемония торжественного открытия X Международного музыкального фестиваля Узеира Гаджибейли
Выдающийся ученый, посвятивший жизнь развитию химической наукиВыдающийся ученый, посвятивший жизнь развитию химической науки

спорт

Рустам Оруджев: «Домашний ЧМ — это колоссальная ответственность»Рустам Оруджев: «Домашний ЧМ — это колоссальная ответственность»
Лига Европы: каковы шансы «Карабаха» против «Спортинга»?Лига Европы: каковы шансы «Карабаха» против «Спортинга»?
Topaz Премьер-лига: 4-й турTopaz Премьер-лига: 4-й тур
Соичи Хашимото: «Я оставлю за собой титул чемпиона»Соичи Хашимото: «Я оставлю за собой титул чемпиона»

Мнение

Коммерческий директор flydubai Джейхун Эфенди: «Баку и Азербайджан всегда были, есть и будут приоритетным направлением моей жизни»
01 февраля, 2013

Интервью 1news.az  с коммерческим директором авиакомпании flydubai Джейхуном Эфенди

С Джейхуном Эфенди — коммерческим директором авиакомпании flydubai —  мы познакомились в одном из самых экзотических мест земного шара — на Мальдивах —  во время организованного авиакомпанией медиа-тура в связи с открытием рейса Дубай — Мале.

Г-н Эфенди сразу поразил открытой улыбкой, полным отсутствием пафоса и добродушием. Скажу больше: он сам изъявил желание увидеться и познакомиться лично с представителями азербайджанской делегации, состав которой, как выяснилось, выбирал сам. Но не тут-то было: его тут же обступили журналисты из других стран, наперебой задавая вопросы, и тогда у меня родилась идея сделать с г-ном Эфенди эксклюзивное интервью в рубрику «Формула успеха». Тем более что вся история его карьеры весьма точно укладывается в ее название: Джейхун Эфенди, гражданин Азербайджана, вот уже 16 лет работает в авиакомпаниях ОАЭ, занимая там достаточно ответственные должности.
На предложение об интервью Джейхун не только с радостью согласился, но тут же попросил называть его просто по имени и, выбрав время между завершением брифинга, прошедшим в отеле  Jumeirah Vittaveli, и последующим торжественным ужином, уделил мне полчаса своего времени.  В ходе беседы выяснилось, что Джейхун обладает еще и великолепным чувством юмора.


— Джейхун, как получилось, что ваша профессиональная карьера началась именно в Дубае? В беседе с журналистами вы упомянули о том, что начинали в авиакомпании «Эмирейтс» (Emirates).

— Карьера началась не в Дубае, а в Баку, где я родился, вырос и учился в школе №175. В 1994 году я попал в программу по обмену студентами, и какое-то время учился в Техасе. Вернувшись, окончил Западный университет и позже получил диплом МВА в Университете Брэдфорд.

В 1997 году я стал одним из первых сотрудников компании «Эмирейтс».  В то время руководство компании интересовалось развитием полетов в СНГ, и Баку стал первым городом в регионе. Однако в 1999 году рейсы были признаны нерентабельными, в связи с чем офис закрылся, и меня перевели работать в Дубай. К тому времени я был менеджером по продажам. Поскольку интерес к СНГ у «Эмирейтс» не пропал, для координации действий и проработки перспектив открытия прямых рейсов был создан специальный отдел, который тогда возглавил я.

— Получается, вы начинали свою карьеру в самое сложное время.

— Возможно, но я тогда не задумывался о том, сложное время или нет, просто делал свое дело. Москва в плане карьерного роста стала для меня первым «прорывом». Отмечу, что «Эмирейтс» не слишком охотно шла на налаживание сотрудничества с Россией и СНГ в частности. Но я всегда был убежден, что наши самолеты должны туда летать, потому что это — одно из самых перспективных направлений. В представлении руководства «Эмирейтс» Россия была весьма сложным рынком, куда исторически летали в основном крупные европейские перевозчики и авиакомпании из СНГ. Азиатский и ближневосточный рынки, как и другие экзотические направления, были малоизвестны. А Дубай тогда все еще был «чартерным-челночным» направлением.

— Однако в Москву вы все же попали. В решении компании все же открыть там представительство была доля вашего участия?

— Безусловно. Одной из проблем, которая играла в пользу решения «против», было почти полное отсутствие понимания рынка и отсутствие в «Эмирейтс» русскоязычных кадров.  Там мы начали работать в 2000 году, и за время работы нами была развита сеть продаж как в России, так и в основных городах СНГ. Получилось, что «Эмирейтс» стала первой авиакомпанией, предоставляющей продукт столь высокого качества на данном рынке. Для меня это было отличной школой, потому что работать, будучи практически первопроходцем, представляя компанию «Эмирейтс», было  насколько интересно, настолько и сложно.

— Джейхун, то есть вы учились на собственном опыте?

— Полученные знания во время учебы как в университетe,  а также в авиационной академии  «Эмирейтс» стали для меня надежным «фундаментом». Что касается опыта… В то время Советский Союз только-только прекратил свое существование. О том, в каком состоянии были республики и экономика в целом, говорить не буду, коснусь лишь авиации. Дело в том, что в СССР она была государственной и рассматривалась, как транспортная структура, а не как бизнес-индустрия. Поэтому, с одной стороны, мне было легко — как человеку, получившему соответствующее образование и имеющему за плечами опыт работы в  «Эмирейтс». А с другой — сложно быть своего рода «пионером», которому приходилось не просто налаживать бизнес, но практически с нуля его строить, объясняя попутно всем бизнес-партнерам в СНГ фундаментальные принципы.

— Больше было сложно или интересно?

— Авиация — это такая удивительная сфера, попав в которую уйти уже невозможно. Это как наркотик: ты начинаешь зависеть от этой профессии, и в другой себя уже просто не смыслишь. Она безумно интересна, не теряет своей привлекательности год от года, а даже — наоборот. Здесь постоянно открываешь для себя что-то новое. Хотя бы потому, что приходится много ездить. Сами судите: в среднем в месяц две недели я нахожусь в дороге. Когда я работал в СНГ, я объездил практически все города и республики — от Ташкента до Харькова. Кроме того, приходилось налаживать связи с другими авиакомпаниями и создавать инфраструктуру по всему СНГ.  И вот когда вся эта система уже стала слаженно работать, я понял, что мне надо идти дальше.

— Хотелось расти?

— Естественно. Меня в 2006-м перевели на работу в Бангкок, где я три последующих года работал директором по Таиланду и Индокитаю. Это  был уже совсем другой рынок, где мне снова пришлось все начинать практически с нуля.

— Выходит, ваше стремление расти в профессиональном плане и идти вверх по карьерной лестнице совпадало с мнением руководства о вас.

— Получается, так. Я на тот момент был самым молодым региональным директором «Эмирейтс», к тому же иностранцем. Понимаете, представляя авиакомпанию ОАЭ, я фактически ведь представлял и саму страну, и от того, какое я лично произведу впечатление, зависел ни много ни мало успех компании на данном рынке. То есть на мне лежала почетная миссия и достаточно серьезная ответственность.

Поначалу я часто попадал в довольно забавные ситуации, потому что «Эмирейтс» ассоциировалась в России не с авиакомпанией, а со всей страной, и меня иногда принимали за… посла! Даже интересовались, откуда я так хорошо знаю русский язык (смеется).

— Джейхун, а вы  — гражданин…

— …Азербайджана! Был, есть и буду.  Просто хочу отметить, что в «Эмирейтс» внутренняя политика строится таким образом, что на все крупные представительские должности попадают в основном граждане ОАЭ, к иностранцам там относятся хорошо, но все же эти должности в основном даются «своим». Мне в этом смысле очень повезло.

— В чем конкретно вам пришлось начинать с нуля в Таиланде, учитывая, что опыт работы к тому времени у вас уже был немаленький?

— Дело в том, что Таиланд — это совершенно иная культура, я бы даже сказал, другой мир. Если в авиабизнесе я ориентировался к тому времени достаточно хорошо, то к особенностям ментальности этой экзотической страны пришлось привыкать. В Москве, допустим, я привык к тому, что мне все всегда высказывали в лицо, невзирая на мою должность. Таиланд же — азиатская страна, где начальник — это кто-то вроде Бога: перед ним благоговеют, его боятся, а разговаривают с ним, чуть ли не преклонив колени.

Мне на тот момент было 27 лет, и тут еще важно добавить, что я сменил на посту 80-летнего директора, тайца, который проработал на этой должности 20 лет. Персоналу было достаточно сложно понять, что за странный человек из непонятной для тайцев страны стал их шефом (смеется).

— Но вам, наверное, тоже приходилось нелегко.

— Еще бы. У меня достаточно вспыльчивый характер. А эти люди в силу ментальных особенностей на малейшее давление реагируют очень нестандартно и впадают в шок. Так что мне пришлось учиться быть гибче.

Кроме того, в Таиланде у  «Эмирейтс» — один из самых крупных офисов, авиакомпания совершает 8 рейсов в день и, помимо Дубая, транзитом осуществляет полеты в Гонконг, Сидней и Окленд (Новая Зеландия), а число сотрудников составляет около 200 человек, которые обслуживают порядка 6000 пассажиров в день! Мне тогда помог не столько опыт, сколько, видимо, какое-то бизнес-чутье.

Все пришлось начинать с нуля еще и потому, что я почти полностью изменил не только саму систему ведения бизнеса, но и попытался сломать некоторые стереотипы. У меня свой тип управления: к каждому подчиненному — индивидуальный подход. Если я вижу, что человек обладает потенциалом, самоконтролем и ответственностью, то освобождаю его от излишнего контроля, потому что он может просто «задушить» его. И если в России такой подход действительно был оправдан в отношении определенных талантливых сотрудников, то в Таиланде люди этого не понимали, все ждали моего решения во всех мелочах, и контроль за каждым должен был быть полным. А это оказалось весьма сложным, опять же из-за разницы в ментальности. Я долгое время не мог привыкнуть к их привычке «наклоняться», когда они проходили мимо меня. По их убеждению, быть с боссом на одном уровне — даже по росту! — неприемлемо! За три года работы в Таиланде мне удалось слегка сломать их стереотипы, убедить их общаться со мной на равных и не бояться принимать решения и брать ответственность.

— Воображаю, как сложно им пришлось, когда вы перестали быть их боссом.

— Да. После меня на эту должность был назначен араб из Эмиратов (смеется). Так что им пришлось заново переучиваться.

— Джейхун, сорри, как говорится, за оффтоп. Кто вы по гороскопу?

— Рак. Или Лев.  Хотя, по-моему, на стыке. Но я не верю в гороскоп.

— Я тоже неособенно верю. Просто в вас удивительным образом сочетаются ярко выраженные лидерские качества и мягкость, и я пытаюсь найти этому объяснение.

— Не знаю, насколько это связано с Зодиаком, но я, как уже говорил, предпочитаю индивидуальный подход к каждому. Я могу быть достаточно жестким с тем, кто это заслужил. Но я всегда пойду навстречу и закрою глаза на некоторые «минусы» того, кто работает от души и стремится повышать свой профессионализм.

— Что было после Таиланда?

— Как раз тогда нынешний директор flydubai, господин Гейт Аль Гейт — мой непосредственный начальник в то время — также выступил с идеей создания дочерней авиакомпании «Эмирейтс». Поскольку я тоже был  одним из инициаторов этой идеи, то вошел в так называемый start-up: наша группа готовила стратегию и бизнес-план новой компании. Поэтому вполне естественным стал мой переход на работу во вновь созданную авиакомпанию flydubai. Так я снова оказался в Дубае, где и работаю на должности коммерческого директора компании уже четвертый год.

— Прибавилось опыта?

— Я бы сказал чуть иначе: появился своего рода новый «слой» опыта. Ведь на сегодняшний день за моими плечами — опыт работы с разными рынками.  Flydubai на сегодня — один из крупных перевозчиков на Ближнем Востоке. Ведь я, как коммерческий директор, отвечаю не только за СНГ и Европу, но и за страны Ближнего Востока, в связи с чем объездил его полностью: Ирак, Ливан, Сирию, Иорданию и т.д. Но, конечно же, первый город СНГ, куда мы отправили рейсы, был Баку.

— Джейхун, я так думаю, что нынешняя ваша высота — явно не последняя. Какие планы на ближайшее будущее?

— Пока все мои планы связаны непосредственно с развитием flydubai, так что на ближайшие пять лет они расписаны буквально по дням. Только в этом году мы открыли 10 новых рейсов, превысили отметку в 50 пунктов назначения, перевезли около 5 миллионов пассажиров и достигли отметки более 1000 вылетов в неделю! В следующем году мы ожидаем роста примерно на 50 процентов. Я постоянно в разъездах, так что дел пока хватает и здесь. Конечно, хотелось бы вернуться когда-то домой, в Баку, сделать свой личный вклад в развитие азербайджанской авиации.

Констатируя бурные темпы развития Азербайджана во всех сферах, я убежден, что наша авиация также движется вперед и, надеюсь, выходит на качественно новый уровень.

— Джейхун, вы отметили ментальные особенности россиян и тайцев. У меня такой вопрос: как ваши собственные «ментальные особенности» азербайджанца помогают вам в работе? И что это за особенности?

— Говорят, что лучшее мнение — это все же мнение со стороны. Так вот, один мой иностранный друг, попавший впервые в Баку в начале 90-х годов, поначалу с трудом понимал, что происходит.

По его словам, он был весьма удивлен, когда в Канадском университете один из профессоров, рассказывая о своих исследованиях уровня ай-кью по всему миру, выделил азербайджанцев как обладателей одного из самых высоких результатов. Тогда он даже поспорил с профессором, но спустя несколько лет, пост-фактум работы с нашими соотечественниками, полностью изменил свое мнение об азербайджанцах. «Я ошибочно полагал, что незнание английского языка или каких-то навыков определяет интеллектуальный уровень, — сказал он. — На самом деле ваши люди за короткий срок сумели добиться большего, нежели многие другие. Вы более разносторонние и все схватываете на лету», — отметил он.

Я не могу с ним не согласиться (смеется). Ну, а если серьезно, то именно эти качества — какая-то мобильность, разносторонность и гибкость, если хотите, — и отличают нас. Думаю, все дело в том, что на нашу ментальность повлияло смешение западной и восточной культур, и это прекрасно.

— Джейхун, если можно, расскажите о вашей семье.

— Я женат, у меня трое детей: сын и две дочери. Причем, как я часто в шутку говорю, дети у меня «карьерные»: сын — «московский», а дочки — «тайская» и «дубайская» (смеется).

— Это как-то повлияло на их характеры?

— Пока не замечаю. Но время покажет.

— Учитывая ваш плотный график, как часто они вас видят?

— Семья для меня — самое важное в жизни. Поэтому каждые выходные я провожу с семьей. У меня существует железное правило, которое я стараюсь не нарушать: каждый четверг, где бы я ни был, я бронирую билеты на самолет и лечу домой. (В Дубае выходные дни — пятница и суббота — прим. ред.)

— Джейхун, возвращаясь к названию нашей рубрики, скажите, есть ли у вас своя формула успеха?

— Я всегда задавался вопросом о цели своей жизни. Но при этом всегда, сколько себя помню, благодарил Всевышнего за каждое свое достижение или неудачу, потому что и в минусах есть смысл. Я также благодарен своей маме, которая приложила огромные усилия для моего обучения и воспитания.

И я пришел к такому выводу: совершенно не важно, какую должность ты занимаешь, какой опыт имеешь в той или иной области, или какие деньги ты сумел заработать. Главное достижение в жизни — это быть правильным человеком, потому что значение в итоге имеет только одно — Качество Человека. Именно так.

И одной из важнейших черт характера любого человека, в первую очередь, должна быть честность. Именно благодаря этому я и заслужил в свое время доверие руководства «Эмирейтс». Именно благодаря этому качеству я, надеюсь, заслужил уважение моих друзей, родных и близких. Потому что честность — это качество натуры, невозможно быть честным в работе и лжецом в личной жизни. 

Должен отметить, что, увы, это то, чего нам сегодня не хватает. У многих людей просто отсутствует принцип подчинения закону, и именно по этой причине многое негативное, с чем они сталкиваются в жизни, является результатом их же деяний, даже в мелочах. Я этого не понимаю и не принимаю.

И еще. Давления общества не выдерживает только слабый. Сильный человек сам влияет на общество. И потом, я говорил и буду говорить, что всегда и все надо начинать с себя. Не пытаться перевоспитать кого-то, а пытаться самому стать человеком. Быть настоящим мужчиной, главой семьи, правильно воспитать детей, иметь четкие принципы и жестко им следовать. Если каждый будет следовать таким простым канонам, то  общество в целом станет, так сказать, здоровым. 

— Отлично сказано. И последний вопрос: когда вы планируете вернуться в Баку?

— Я постоянно приезжаю в Баку, где живут все мои родные люди и друзья. Что касается возвращения — это зависит от моей работы.  Но Баку и Азербайджан вообще всегда были, есть и будут приоритетным направлением моей жизни.

— Спасибо за беседу!

Натали АЛЕКСАНДРОВА

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»