ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»
Новое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДРНовое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДР
Рустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцыРустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцы

общество

РетроспективаРетроспектива
В Москве прошел концерт, посвященный 100-летию Кара КараеваВ Москве прошел концерт, посвященный 100-летию Кара Караева
В рамках Х Музыкального фестиваля Узеира Гаджибейли состоялся показ балета «Любовное танго»В рамках Х Музыкального фестиваля Узеира Гаджибейли состоялся показ балета «Любовное танго»
В Нахчыване состоялось открытие «Европейского городка»В Нахчыване состоялось открытие «Европейского городка»

спорт

Topaz Премьер-лига: 5-й турTopaz Премьер-лига: 5-й тур
ЛЕ: «Карабах» уступил «Спортингу»ЛЕ: «Карабах» уступил «Спортингу»
Большая ошибка капитанаБольшая ошибка капитана
Рустам Оруджев: «Домашний ЧМ — это колоссальная ответственность»Рустам Оруджев: «Домашний ЧМ — это колоссальная ответственность»

Мнение

Месуд Эфендиев: «Мы, азербайджанцы, привязаны к своей исторической родине»
04 февраля, 2013

Новый гость рубрики «Наши за рубежом» — Месуд Эфендиев, азербайджанский ученый с мировым именем. Пять его монографий, опубликованные в престижных издательствах Америки, Японии, Германии и Швейцарии, являются большим вкладом в мировую науку. Научные достижения нашего соотечественника настолько значимы, что мировая математическая общественность организует в Мюнхене в марте этого года недельную международную конференцию в честь его 60-летия…

Вот что говорит о нашем выдающемся земляке президент Баварской академии наук, профессор  К.Н.Хоффман: «Мы знаем о фундаментальных научных достижениях профессора Эфендиева и следим за его научной карьерой. Он — один из редких экспертов, получивших фундаментальные результаты как в теоретической, так и прикладной математике. И мы очень рады, что он с нами в Германии. Он, несомненно, достоин быть членом Баварской академии наук, и мы были бы рады видеть его среди членов нашей академии. Однако, согласно уставу этого научного учреждения, его действительными членами  могут быть только граждане Германии...» Кстати, стоит отметить тот факт, что членами этой академии, существующей с 1749 года, были такие знаменитые немецкие ученые, как Александр и Вильгельм Гумбольдты, Макс Планк, Альберт Эйнштейн, Вернер Гейзенберг и многие другие лауреаты Нобелевской премии из Германии.

«Математика была главным увлечением моего детства…»

— Профессор, скажите, как давно вы уехали из Азербайджана,  когда и при каких обстоятельствах это произошло?

— Мой приезд в Германию связан с получением в 90-м году почетной премии Александра фон Гумбольдта. Эта премия, утвержденная международным жюри за достижения в области науки, была вручена мне немецким правительством (в те годы Федеративной Республики Германия — прим. автора).  После этого события в течение двух последующих лет я имел возможность вести научную деятельность и выступать с лекциями в ведущих университетах этой страны. Кстати, эта премия считается самой престижной в ФРГ. Об этом свидетельствует тот факт, что 49 ученых, получившие ее, впоследствии были удостоены Нобелевской премии.

Итак, вот уже 22 года я проживаю с семьей в Германии, а свою научную и педагогическую деятельность  начал в столице Баден-Вюртемберга  — городе Штутгарт.

— Но почему именно Германия, а не, скажем, США или Япония?

— Германия меня привлекала в первую очередь достижениями моих коллег в области фундаментальных наук, в особенности достойной оценкой деятелей науки и культуры за их вклад в развитие данных отраслей.

С другой стороны, Германия считается экономическим и политическим мотором Европы, а так как немецкий народ и политики отличаются своей объективностью, то они могли бы донести миру правду об Азербайджане, то есть о претензии Армении на наши исконные земли, о наших захваченных территориях, о двойных стандартах в Советском Союзе по отношению к нам.  Учтите, ведь, когда я уехал из Азербайджана, Советский Союз еще существовал… В общем, для меня все это имело немаловажное значение

— Где вы родились, учились?

— Я родился в одном из красивейших уголков Азербайджана — городе Загатала. Мои покойные родители преподавали в средней школе №1. Сам я окончил в 1970 школу имени Шихали Гурбанова и был первым золотым медалистом. Учеба в Бакинском, впоследствии — в Московском университетах, затем там же  — аспирантура и докторантура...

— Вы помните, как проявился ваш интерес к математике?

— Мое увлечение наукой началось с журнала «Математика в школе», которым я буквально зачитывался в детстве. Быть подписчиком издания на русском языке —  в 1960-е годы это  считалось чем-то из ряда вон выходящим. А ведь я учился на азербайджанском языке.

В этом журнале публиковались нетривиальные задачи, информация  о  международных математических олимпиадах и задачи этих олимпиад, а также советы  известных советских ученых педагогам школ и учащимся, желающим серьезно изучать математику. Конечно, все это прошло не без влияния на мою дальнейшую  научную судьбу.

Моя первая серьезная научная статья была написана  в 1975 году в университете имени Ломоносова, на механико-математическом факультете под руководством профессора Марка Иосифовича Вишика и Александра Иосифовича Шнирельмана. Эта работа стала моей дипломной и была впоследствии представлена нашим покойным академиком Ашрафом Гусейновым для публикации в 1975 году  в «Докладах Академии наук Азербайджанской ССР».

«Я убедился воочию, как важно донести миру всю правду об Азербайджане…»

— Как начиналась ваша научная деятельность?

— Моя научная карьера началась с дипломной работы, написанной  на механико-математическом факультете Московского государственного университета  им.М.В.Ломоносова, которая тут же была принята в печать. Этот факультет считался одним из лучших в мире, если не самым  лучшим, в силу царившей там научной атмосферы, наличия множества ученых с мировыми  именами. Только в этом университете была возможность увидеть и лично пообщаться с мировыми знаменитостями, приезжавшими с Запада, передать им свои научные публикации, чтобы они могли распространить среди  своих коллег, работающих в Европе, чтобы те, в свою очередь, могли ознакомиться с результатами наших научных исследований, поскольку советская система всячески препятствовала подобным научным контактам. В то время в университете ходила такая шутка: «Одни и те же интересные научные результаты получаются тремя разными учеными одновременно  в Советском Союзе, на Западе и в странах Варшавского Договора».

Благодаря таким контактам в МГУ в 1989 году я получил приглашение для проведения совместных работ в США, в  Мерилендском университете. Это было в те годы, когда советская пропаганда и армянская диаспора за рубежом пытались превратно представить мой народ дикарями по причине  сумгайытских событий, которые они сами же и учинили. Тогда я воочию убедился, как важно донести всему миру правду об Азербайджане, будучи за рубежом и используя свои научные контакты.

В Америке я познакомился с немецкими коллегами, которые работали в тех же направлениях, что и я, и которые заинтересовались моими научными результатами. Там же мне было предложено подать документы на участие в конкурсе на премию Гумбольдта. Коллеги поддержали мое выдвижение, и, получив эту премию, я остался жить в Германии, которая стала для меня второй родиной, хотя я сохранил азербайджанское гражданство.

За все это время в качестве приглашенного профессора я побывал с лекциями во всех ведущих университетах Японии, Европы, Канады и США. В настоящее время я являюсь членом редколлегий десяти международных ведущих журналов, главным редактором журнала International Journal of Biomathematics and Biostatistics  и автором пяти научных монографий, изданных в Японии, Германии, США и Швейцарии.

— Премии, которые вы получали, одни из самых престижных в мире науки. Насколько важны эти признания для вашей работы?

— Не буду лукавить, признание работ в любой отрасли, неважно — в науке, искусстве, спорте или  политике, имеет большое значение, потому что это —  результат многих лет упорного труда.

Однако когда вы работаете или, говоря более патетически, творите, вы об этом, естественно, не думаете. Работа, если любимая, полностью вас поглощает, и у вас не бывает времени на другие, второстепенные вещи.

Как вы сами понимаете, получение таких авторитетных в мире премий утверждается международными жюри, которые при награждении руководствуются серьезными критериями, такими, например, как и в каких ведущих журналах мира вы публикуетесь, на каких международных конференциях вы были главным докладчиком, были ли вы членом комиссии или каких-либо секций в конгрессах математиков мира, членом редколлегии каких известных ведущих научных журналов вы являетесь, сколько монографий выпущено в ведущих издательствах мира и т.д. и т.п.

Когда вы получаете премии из рук известных ученых мира или сами являетесь членом международных комиссий, присуждая премии другим одаренным коллегам, это дает вам дополнительный стимул не останавливаться на достигнутом. И это — самое важное для человека науки.

— А какая награда для вас самая значимая?

— Для меня, как первого азербайджанца, получение в 2005 году  премии  Japan Society for the Promotion of Science и в 2008 году премии Отто Монстеда (Дания) так же очень значимо, как и получение самой первой премии Гумбольдта.

Будучи лауреатом этих премий, я выступал как главный докладчик в 2005 году в Японии, в городе Окаяма, на годовом  съезде японских математиков, и в 2008-м  был приглашен для открытия годового съезда математиков Дании с основным докладом.

И как ученый-азербайджанец  очень горжусь этими наградами, но в то же время не могу позволить себе считать эти достижения самыми главными, ведь в таком случае не будет никакого дальнейшего продвижения. Не стоит довольствоваться нынешними научными достижениями, как бы высоко они не были оценены мировой общественностью. Это является неотъемлемым условием для дальнейших фундаментальных научных открытий.

«Приятно, когда твои студенты становятся большими учеными...»

— Вы преподавали в университетах Мюнхена, Штутгарта, Берлина.  Скажите, должен ли профессор служить примером морали для студентов, может ли плохой человек быть хорошим преподавателем?

— Мои родители были педагогами, поэтому с малых лет слово «Учитель» для меня святое. Между прочим, у японцев есть слово «сэнсэй», что означает учитель или человек, ведущий по жизни. Есть у нас такая поговорка: «Мнение народа — лучшая оценка». Перефразируя ее на «мнение учеников и студентов — лучшая оценка», можно сказать, что педагог должен являться примером для учеников и  студентов. В средней школе мои родители, затем в Баку, Москве педагоги служили для меня таким примером, и память о них я свято чту.

Что касается того, может ли плохой человек быть хорошим преподавателем, отвечу: «Да». Однако студенты не будут уважать этого преподавателя, и его имидж будет экспоненциально падать. На Западе в вузах есть специальная анкета, в которой  студенты анонимно оценивают как моральные, так и педагогические качества своих профессоров.

— Какой аспект преподавательской работы доставляет вам наибольшее удовольствие?

— Особенно нравится дальнейшая работа с талантливыми студентами, выделяющимися на моих лекциях и мною организованных семинарах. Образ мыслей и подход к задачам таких одаренных студентов, даже если они не верны, интересны мне своей свежестью и нетривиальностью. Понимать это очень важно. Вы должны быть все время готовыми учиться понимать и уважать мнение своих студентов. Это доставляет особое удовольствие, когда вы видите, как ваши студенты в дальнейшем становятся большими учеными, вокруг вас создается научная школа, состоящая из ваших учеников и единомышленников. В моем случае благодаря моим ученикам из Германии, Японии, Франции, Англии  и Дании уже создалось интернациональное измерение.

Мне нравится в этом случае известное выражение, принадлежащее Рабби Ехуди Ханаси (135—219 гг. нашей эры):  «I learned much from my teachers, more than that did I learn from my colleagues, but most of all from my students!» («Я очень много научился у своих учителей, еще большему у своих коллег, но больше всего у своих учеников»).

— Если бы вы связали свою жизнь с другой наукой, то что бы вы выбрали?

— Честно говоря, я не могу сказать, каких научных достижений и какой карьеры я мог бы достигнуть, если бы  занимался другим видом науки. С другой стороны, в данный момент научная конвергенция и интеграция наук настолько тесно переплетаются, что очень трудно порой определить в точности, к какой именно науке ты принадлежишь. Многие научные открытия и достижения получаются на стыке разных наук.

Пожалуйста, не сочтите за самовосхваление,  но мне хотелось бы показать научную конвергенцию на собственном примере. Например, в последнее время мои научные исследования тесно связаны с биологией, экологией,  медициной. Для того чтобы построить соответствующие математические модели, нужны тесные контакты с коллегами вышеупомянутых дисциплин. В результате таких интенсивных контактов, вы глубже познаете эти дисциплины. Так, в октябре прошлого года на международном гуманитарном форуме в Баку я выступал на заседании «круглого стола» с докладом «Технологии, изменяющие взгляд на современную медицину и молекулярную биологию», где основными  участниками были медики. Многие до моего выступления не знали о том, что я математик, и после доклада ко мне подходили медики и выражали свое восхищение.

«Так искренне радоваться успехам земляка может только настоящий гений...»

— Несколько слов о семье. Есть ли у вас дети? Кто-то пошел по стопам знаменитого отца?

— У меня двое детей. Сын Фарид работает в Штутгарте, в банке. Дочь Марьям учится в гимназии им.Фридриха Шиллера. По математике она считается одной из лучших на курсе.  Однако, несмотря на это, в будущем планирует продолжать обучение в области медицины.  Моя супруга Тамилла ханум по образованию музыкант. Она окончила Азербайджанскую государственную консерваторию и сейчас преподает в музыкальной академии. Ее в Германии называют «мамой» азербайджанских студентов.

— Какие книги в детстве, юности произвели на вас наибольшее впечатление?

— Как вы понимаете, всех книг и не перечислить. Из азербайджанских писателей на меня особое влияние оказали Мирза Алекпер Сабир, Джалил Мамедкулизаде, Джафар Джаббарлы, впоследствии  Гусейн Джавид, Эльчин, Анар и Акрам Айлисли. Что касается русских, советских и зарубежных классиков, повлиявших  на мое мировоззрение, то это отдельная тема. Назову три имени, по которым можно сделать приблизительные выводы, какого рода литературу я предпочитал  —   из российских писателей —  Антон Чехов, из советских — Чингиз Айтматов,  из западных — Герман Гессе.

— Скажите, много ли азербайджанцев проживают в Германии? Поддерживаете ли  отношения с нашими соотечественниками?

— В Германии постоянно живущих и работающих азербайджанцев не так много. Однако,  по моим наблюдениям за 22 года, число азербайджанцев в Германии заметно возросло. В этом контексте программа по обучению азербайджанских студентов за рубежом играет важную роль.

Кстати, хочу отдельно отметить, что когда я приезжаю в Баку, если получается, то чаще всего в августе, и тогда по приглашению министра образования встречаюсь со студентами, которые уезжают учиться по этой программе. Мне удается пообщаться с подающими надежды молодыми людьми, в частности,  с теми, кто получил возможность учиться в Германии. Подобные отношения, по моему мнению,  содействует интенсивным контактам с живущими здесь азербайджанцами. Для налаживания таких контактов хочется отметить особую роль сотрудников нашего посольства в Берлине и Почетного консульства в Штутгарте. Однако мои контакты не ограничиваются только этим.

В этой связи вспоминается очень интересный случай, когда мы с супругой встретили  после концерта в Штутгарте великого маэстро, нашего земляка Мстислава Ростроповича. Узнав, что я лауреат премии Гумбольтда и работаю здесь  профессором в университете, он выразил  чувство гордости за меня.

Так искренне радоваться успехам своего земляка может только настоящий гений. После концерта я должен был ночным поездом  уехать в Берлин, где на следующий день меня ждало выступление. Тогда у меня с собой были только мои научные работы. Конечно, я не мог не воспользоваться таким случаем и попросил маэстро написать мне пару слов на память. Он на первой странице одной из моих научных работ написал: «Дорогому Месуду с пожеланиями счастья от старого Бакинца!»  Я более чем уверен, что это  — единственная математическая работа, а может и единственная научная работа, подписанная великим маэстро.

— Подытоживая нашу беседу, что бы вы хотели пожелать нашим соотечественникам, проживающим за рубежом?

— Я желаю всем азербайджанцам за границей — здоровья, достижения самых высоких вершин в тех отраслях, где они работают, сохранения национальных традиций, интегрироваться в общественно-политическую жизнь и участвовать в ней как  неофициальные послы нашего родного Азербайджана, донося до мировой общественности правду о нашей стране.

Хочу подчеркнуть  одну очень важную деталь. Мы, азербайджанцы, в силу родительского и патриотического воспитания очень привязаны к своей стране,  и где бы мы ни находились, готовы служить своей исторической родине.

Беседовала Ругия АШРАФЛИ

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»