banner
ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Патриотизм — основа безопасности страныПатриотизм — основа безопасности страны
Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»
Сильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализацииСильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализации

общество

РетроспективаРетроспектива
AZAL открывает три новых направления в рамках летнего расписанияAZAL открывает три новых направления в рамках летнего расписания
В преддверии Международного дня ЗемлиВ преддверии Международного дня Земли
РетроспективаРетроспектива

спорт

Мемориал Гашимова: итоги 1-го тураМемориал Гашимова: итоги 1-го тура
Алена Гасанова: «Не намерена останавливаться на достигнутом»Алена Гасанова: «Не намерена останавливаться на достигнутом»
Алтай Гасанов: «Евро-2018 — очередной успех азербайджанского спорта»Алтай Гасанов: «Евро-2018 — очередной успех азербайджанского спорта»
Вагиф Джавадов: «Не все решается одним матчем»Вагиф Джавадов: «Не все решается одним матчем»

Мнение

Ребекка Винсент: в поисках точки опоры или позора?
15 июля, 2013

В Армении решили разбавить приевшуюся антиазербайджанскую истерию пикантным заморским ингредиентом.

Для этого как нельзя кстати оказался опус «бывшего американского дипломата», активистки в сфере прав человека Ребекки Винсент, опубликованный на сайте Al Jazeera.

Многозначительные рассуждения попрошенной из Азербайджана особы  получили зеленый свет в армянские СМИ, поскольку Р.Винсент после позорного провала миссии в стране пребывания угодила в крайне неловкое положение. И теперь постфактум ищет оправдания действиям, которые никак не совмещались с ее официальным статусом.

Посему как армянские пропагандисты «любезно» предоставили трибуну оскандалившейся даме-правозащитнику, можно полагать, они безоговорочно разделяют позицию Р.Винсент. Позицию, которая требует некоторых пояснений.

Автор материала не без злости рассуждает о том, как «в Азербайджане ограничивается доступ к информации путем контроля над СМИ». Параллельно Р.Винсент утверждает, что в стране имеет место «жестокое обращение с журналистами, которые выражают критические мнения». И все свои озабоченности американка связывает с приближающимися президентскими выборами.

Р.Винсент не могла и по сей день не может не знать, что количество оппозиционных СМИ в Азербайджане не уступает показателям проправительственных и центристских вместе взятых. По части электронных медиа  оппозиционные имеют даже численный перевес. Их авторский состав  волен, как и прежде, публиковать критические статьи, высказывания в адрес властей,  других общественных и политических сил.

Владея информацией на заданную тему и располагая последними данными о текущей обстановке, Р.Винсент витиевато говорит о периодической прессе, но прицельно фокусирует внимание на том, что задевает интересы международных структур.

Так, автор, не имея доказательств, подводит базу сомнений под так называемые ограничения, связанные с доступом местной аудитории к программам, транслируемым из-за пределов страны. Она утверждает, что «некоторые иностранные СМИ зафиксировали преднамеренные помехи в вещании» и что, дескать, подобные инциденты «нарушают как международные правила телекоммуникации, так и права человека».

Р.Винсент нарочито наводит туман сомнений на обстановку с  вещательными СМИ, огульно утверждая, что «национальные радиостанции не обеспечивают множественность программ и что доходы от рекламы удерживаются под контролем официальных структур».

Наконец, автор «сенсационного анализа СМИ» льет крокодиловы слезы по тому поводу, что «иностранные вещатели были лишены доступа к национальным частотам в Азербайджане, в результате чего азербайджанские службы BBC, радио «Свободная Европа» / радио «Свобода» (RFE/RL) и «Голос Америки» лишились эфира. Но она не объясняет, согласно каким правилам или же законодательным актам иностранные источники новостей могли или же должны были остаться в стране.

Известно, что перечисленные иностранные источники по сей день продолжают вещание на азербайджанском языке посредством Интернета и используя возможности спутниковых технологий. Любой пользователь при желании может найти легкий доступ к этим источникам. Но госпожа Р.Винсент утверждает, что и над этой схемой распространения информации, мол, нависла угроза сбоев. В качестве довода она называет технические помехи, не приводя ни одного конкретного факта.

При этом автор свидетельствует, что «недавно ряд видных международных вещателей выступил с заявлением, выразив озабоченность по поводу умножающихся сообщений со всего мира о помехах спутникового вещания». Отсюда напрашивается вывод о техническом происхождении сбоев, случившихся в обеспечении трансляций. Однако ж ведомая чувством реванша особа провокационно взывает к помощи Международного союза электросвязи (МСЭ), который обязан потрудиться над предотвращением помех в вещании.

Бесспорно, технические огрехи могут и должны рассматриваться как нарушение прав потребителя. Но насколько каждый такой сбой может и должен интерпретироваться в контексте свободы на выражение мнений? Если технические сбои имеют массовое распространение и охватывают не только зону ответственности Азербайджана, но и других регионов, то тут впору говорить о необходимости преодоления технологических погрешностей. В случае с Азербайджаном госпожа Р.Винсент настырно выпячивает проблему политических прав граждан. Но объясняется это тем, что она строго задалась целью найти политический подтекст во всем, что касается положения дел в стране, откуда ее попросили.

Ее мотивация, настроенность на демагогическое восприятие азербайджанских реалий, бесспорно, связана с теми противоправными действиями, которые и вызвали необходимость пересмотреть целесообразность пребывания Ребекки Винсент в Азербайджане. Уходя, недовольная дипломат и правозащитник решила сжечь последние мосты. Но и это не способствовало переосмыслению случившихся казусов, которые выставили ее в дурном свете. Потому она даже в роли персоны нон-грата продолжает мышиную возню вокруг смутьянства, стоившей ей карьеры. С ней все ясно.

А что же армянский агитпроп? Он, похоже, настроен продолжать начатое дело в привычном стиле в надежде найти соринку в чужом глазу.

Неужели армянские коллеги запамятовали атмосферу позора, что воцарилась  в стране перед парламентскими и президентскими выборами? Тревожные призывы председателя Республиканского комитета по свободе слова Ашота Меликяна, который неустанно бил в набат и требовал уважения законов от властей, легли несмываемым позором и на верхи, и на международные организации. Не кто иной, как власти и вершили самосуд над журналистами, что указывали на пороки системы в обеспечении прав и свобод.

По свидетельству названного комитета только в 2011 году власти инспирировали в отношении журналистов 49 уголовных дел, хотя авторы кроме озвучивания собственного мнения ничего противоправного не совершали.

В 2012 году число подобных вопиющих фактов уменьшилось всего лишь на 15%, однако дамоклов меч преследований продолжал угрожающе висеть над каждым журналистом, кто осмеливался высказать точку зрения о существующей в стране атмосфере страха и преследований.

И стоит ли после столь постыдных фактов солидаризироваться с подрывниками, которые только и ищут в свободных странах точку опоры, чтобы перевернуть все вверх дном?!

Тофик АББАСОВ,
главный редактор
газеты New Baku Post

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»