banner
ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Патриотизм — основа безопасности страныПатриотизм — основа безопасности страны
Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»
Сильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализацииСильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализации

общество

РетроспективаРетроспектива
В столице Мексики представлены культура и национальная кухня АзербайджанаВ столице Мексики представлены культура и национальная кухня Азербайджана
Фотографии АЗЕРТАДЖ на международной фотовыставке «Я здесь живу» в ЭрмитажеФотографии АЗЕРТАДЖ на международной фотовыставке «Я здесь живу» в Эрмитаже
В Москве обсуждены вопросы сохранения и развития культуры и языков тюркских народов РоссииВ Москве обсуждены вопросы сохранения и развития культуры и языков тюркских народов России

спорт

ЛЧ УЕФА: итоги 5-го тураЛЧ УЕФА: итоги 5-го тура
ЛЧ УЕФА: «Карабах» — «Челси» — 0:4, или Как судья делает результатЛЧ УЕФА: «Карабах» — «Челси» — 0:4, или Как судья делает результат
ЛЧ УЕФА: «Карабах» жаждет реваншаЛЧ УЕФА: «Карабах» жаждет реванша
Жозе Алесио: «Азербайджанский футзал — один из лучших в мире»Жозе Алесио: «Азербайджанский футзал — один из лучших в мире»

Мнение

Тофик Аббасов: «Саргсян хочет уйти, не потеряв лица»
25 августа, 2017

Спустя два года после анонсирования некоего «всеармянского совета» Серж Саргсян намерен вплотную заняться его созданием, обозначив целью новой структуры решение «проблем мирового армянства».

О том, что стоит за очередными «маниловскими» планами армянского  президента, и для чего ему нужна новая «панармянская структура», мы побеседовали с известным азербайджанским политологом Тофиком Аббасовым.

— Тофик муаллим, как вы считаете, для чего Саргсяну снова понадобилось объединять «всех армян»?

— Созданием «общеармянского совета» Серж Саргсян косвенно признает, что разобщение, дезинтеграция и нездоровые тенденции сотрясают мир армянства. Фактически есть государство Армения, есть Армянская григорианская церковь и есть мощная диаспора, эти три центра представляют собой треногу, которая должна обеспечивать поддержание государственности и армянства вообще. Как осуществляется управление — мы видим на примере того, что из себя представляет сегодня эта страна.

Она чахнет, просит помощи для рекреации. Фактически страну накрыла волна стагнации, и она находится в положении вне игры. Агрессивная политика, которую с конца 80-х годов стимулировали реакционные армянские центры — диаспора, церковь, разные общественные армянские советы и центры, привела к тому, что Армения запуталась в  экспансионистской авантюре. Под видом «освобождения утраченных земель» националисты, вооружившись планом территориальных захватов, обрушили разрушительный шквал на Азербайджан.

Тогда, естественно, никто и не предполагал, что произойдут мощные тектонические изменения, не станет Советского Союза, и две республики в его составе восстановят свою независимость.
В бытность Советского Союза армяне хотели добиться изменений внутренних административных границ с передачей

Нагорно-Карабахской Автономной области (НКАО) в состав Армении. Когда не стало СССР, внешние покровители начали мощно стимулировать агрессивный порыв армян. Потому случилось то, что случилось — война, унесшая десятки тысяч жизней.

Сейчас Армения в патовой ситуации, когда она не может присвоить оккупированные территории. С одной стороны, она боится признать так называемую «НКР», с другой — заявляет, что статус-кво не может быть нарушен, внушая сообществу мысль о возможной агрессии со стороны Азербайджана.

Абсурд и только, если страна, совершившая агрессию против своего соседа, жалуется на пострадавшую страну, демонстрируя при этом трясущиеся поджилки.

Ясно почему. Баланс сил изменился в сторону Азербайджана, который является сильным звеном. Армения же, напротив, слабое звено в цепи южнокавказских государств.

— Поэтому Саргсян стремится собрать армян мира под «свое крыло»?

— Патовая ситуация грозит перерасти в цугцванг, потому что срок его полномочий истекает в начале будущего года, и он понимает, что кардинально все изменить не получится. Уходить «без лица» ему не хочется, потому пытается создать более или менее благоприятный фон, чтобы потом сказать, что, мол, я объединитель, и этим списать на обстоятельства грехи за развал государственной системы и демографический коллапс.

С другой стороны, хочет переложить на плечи создаваемой структуры ответственность за принятие компромиссных решений по Карабаху, понимая, что без уступок не обойтись. Чтобы это было не его единоличное решение, он и настроен созвать «всеармянский общак», инициировать некое подобие национального диалога и с помощью своих людей сбросить с себя ответственность за грехи и ошибки.

Наконец, он еще не уверен в будущей судьбе власти, с которой не желает расставаться. Но не исключает ее потери, потому создает общественную структуру, чтобы ее возглавить и после позорного ухода из власти быть на почетном посту, скажу так, председателя всеармянства.

Он до последнего не откажется от агрессии и не пойдет на компромиссные решения по Карабаху, потому что в противном случае внутренние и внешние силы, до сих пор поддерживающие проект «Карабах», могут выставить ему суровый счет. Они обвинят его в недееспособности. Получится, что все эти годы он водил их за нос, так и не решив проблему, и сейчас говорить об уступках и возвращении оккупированных азербайджанских земель для него смерти подобно.

Для амортизации издержек безуспешности Саргсяну важно, чтобы другие на совете озвучили мысли о компромиссах с Азербайджаном. Но даже если это произойдет, с него спросят за системные провалы.

Человек, который 8 лет руководил страной, до того был премьером, а еще раньше возглавлял сепаратистское движение в Карабахе  — один из виновников карабахской трагедии, военный преступник, потому что принимал непосредственное участие в этнических чистках, в трагедии Ходжалы, в чем сам признался британскому журналисту Томасу де Ваалу.

Захватив рычаги политической власти в Армении, он вот уже около 8 лет «крутит волынку» армянского гангстеризма, повторяя как мантру клише —  «мы освободили Карабах, обратной дороги нет, и теперь новые поколения должны подумать о том, как освободить другие земли — Нахчыван, прибрежную часть Куры» и т.д. Естественно, мечтать не вредно — все это несбыточные армянские сказки, рожденные больным воображением.

Представьте, во многих сферах страны сегодня работают люди, которым за 80 лет. Молодых кадров нет, они не хотят оставаться в стране беззакония и нищеты, ставят целью выезд из Армении во имя спасения. У новых поколений не осталось мотивации, надежды на лучшее, что ситуация может выправиться.

Потеря надежды есть самая большая трагедия, которую никак не могут преодолеть власть имущие, президент, ибо у них нет вразумительной  антикризисной программы.

— Как вы думаете, удастся ли Саргсяну воплотить свой план?

— Возможно. Но в Армении есть оппозиция. Такой интеллектуал, как Левон Тер-Петросян, первый президент Армении на последнем съезде своей партии (АНК) расписал все болезни страны и обозначил виновников трагедии.

Он открытым текстом обвинил армянскую власть в том, что она хочет превратить народ в армию, чтобы она перманентно воевала, и чтобы у нее всегда были виды на отвоевание каких-то «утраченных земель».

Этот человек поставил диагноз стране, которая пребывает в положении изгоя, будучи полностью отключенной от единого международного организма.

—  Кстати, о международных проектах. В последнее время Саргсян стал больше говорить об армяно-иранском проекте по транспортировке  иранского газа в Европу через территорию Армении. Насколько это реально?

— На самом деле никаких предпосылок для реализации транзитного проекта нет. Во-первых, он очень дорогостоящий. Во-вторых, рельеф местности, по которому, якобы, должен быть проложен газопровод, очень сложный, там много рисков. В-третьих, для того, чтобы реализовать проект, нужны спонсоры, консорциум операторов, подрядчиков. Никто за это дело браться не хочет ввиду отсутствия каких-либо реалистичных предпосылок.

Мифический проект Саргсян пытается выдать за этакую «палочку-выручалочку», мол, Армения — сильная страна, и потому Иран вместе с европейскими покупателями серьезно настроен, чтобы рассмотреть перспективность газопровода.

На самом деле все писано вилами на воде, потому что иранцы, хотя и делают какие-то реверансы в стороны Армении, все же прагматично мыслят,  понимают, что есть более выгодные и безопасные альтернативные маршруты доставки иранского газа в Европу.

Заявления Саргсяна о «серьезных переговорах» по проекту и одобрения его Тегераном — не более чем блеф. Никакой конкретной платформы там нет. И потом, пока и иранского газа для транспортировки также нет. Речь об энергоносителе, который будет добываться с месторождения «Южный Парс» в Персидском заливе.

Иранцы в этом вопросе больше склоняются к тому, чтобы подключиться к турецкому маршруту, возможно, к TANAP. Они реально прорабатывают возможности кооперации с Азербайджаном.

Практика показывает, что все тянутся к практичным и опытным игрокам, и Армении в этом списке нет. Тегеран, проводя свою линию, скорее будет  рассматривать вариант «синицы в руках, чем журавля в небе».

Если верить Саргсяну, получается, что в Иране уже все решили. Но подобные вопросы так быстро не решаются. К тому же Армения не рассматривается как транзитная страна, потому что с объявлением войны Азербайджану и наличием территориальных притязаний к Турции, Грузии и тому же Ирану, Ереван рассматривается в качестве страны — производителя  рисков. Чтобы войти в стан потенциальных и действующих игроков, надо  оздоровить имидж. Армении это не подвластно.

Саргсян говорит, что, дескать, в Иране все готовы к действию. Но если оно так, то к процессу должны подключиться нефтяные, геологоразведочные компании, министерства и т.д. Всего этого нет, есть одно только желание, которое имеет призрачные виды на реализацию. Рассматривать вопрос в серьезном контексте нет резона.

— В таком случае, чего вообще пытается добиться Саргсян?

— Думаю, он сегодня играет даже не на свою партию, а исключительно на себя, стремясь уйти с политической арены с каким-то активом. Этот человек ничем не запомнился, кроме как кровавыми действиями, причем не только в отношении азербайджанского народа, но и своих сограждан — вспомним мартовские события 2008 года, когда он отдал приказ расстрелять мирную демонстрацию.

Учитывая его косноязычие, посредственные качества, он так и не смог выделиться в качестве уверенного, решительного государственника, потому оказался в тени влиятельных политиков Кавказа.

На фоне таких государственников, как Гейдар Алиев, Ильхам Алиев, Эдуард Шевардназде, Михаил Саакашвили, он выглядит блеклым, представляет собой типаж, являющийся ярым представителем группы маргиналов. Сам он это прекрасно осознает, потому не желает, чтобы ему вслед говорили — пришел ни с чем, работал ни с чем и ушел ни с чем.

Его желания так и останутся желаниями, поскольку Саргсян не смог ответить на вызовы времени, не оправдал надежд народа. Вспомним хотя бы встречу, на которой один из его соотечественников спросил его на азербайджанском языке: «Почему ты врешь?»

Этот вопрос, что застал его врасплох, полностью олицетворяет его как политика-неудачника, который загнал страну в тупик, а теперь оставляет для  будущих поколений своего народа сонм нерешенных проблем, без надежд на то, что в скором времени может наступить светлый день.

Беседовала Ф.Багирова

 

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»