banner
ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Патриотизм — основа безопасности страныПатриотизм — основа безопасности страны
Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»
Сильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализацииСильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализации

общество

РетроспективаРетроспектива
В столице Мексики представлены культура и национальная кухня АзербайджанаВ столице Мексики представлены культура и национальная кухня Азербайджана
Фотографии АЗЕРТАДЖ на международной фотовыставке «Я здесь живу» в ЭрмитажеФотографии АЗЕРТАДЖ на международной фотовыставке «Я здесь живу» в Эрмитаже
В Москве обсуждены вопросы сохранения и развития культуры и языков тюркских народов РоссииВ Москве обсуждены вопросы сохранения и развития культуры и языков тюркских народов России

спорт

ЛЧ УЕФА: итоги 5-го тураЛЧ УЕФА: итоги 5-го тура
ЛЧ УЕФА: «Карабах» — «Челси» — 0:4, или Как судья делает результатЛЧ УЕФА: «Карабах» — «Челси» — 0:4, или Как судья делает результат
ЛЧ УЕФА: «Карабах» жаждет реваншаЛЧ УЕФА: «Карабах» жаждет реванша
Жозе Алесио: «Азербайджанский футзал — один из лучших в мире»Жозе Алесио: «Азербайджанский футзал — один из лучших в мире»

Политика

Прошло уже тридцать лет…
14 сентября, 2017

Наша жизнь — длинная дорога. Когда ты молод, она кажется бесконечной, а ты живешь с ощущением, что у тебя все впереди и что в твоем распоряжении много времени, так много, что даже не знаешь, как его использовать и чем заполнить.

На закате жизни, когда большая часть этой дороги уже пройдена, ты оглядываешься назад и видишь, что годы пролетели, словно один миг. Осознаешь, что времени у тебя было не так уж много, а осталось совсем мало. Возраст — понятие конкретное, но в то же время и относительное. Смысл, который вкладывает в него человек, зависит от того, что он считает главным в жизни.

И, как правило, уже не молодое поколение, самым главным в своей жизни считает оставить своим детям и внукам даже не материальное, а духовную ценность собственной жизни, нечто очень-очень важное, что поможет потомкам противостоять различным трудностям в жизни, научит их отличать второстепенное от жизненно важного, частное, от общественного, анализировать ситуацию и делать правильные выводы.

Бывает, общеизвестный факт, что Азербайджан находится в состоянии войны с соседней страной из-за оккупации азербайджанской земли, вновь рожденным, молодым поколением воспринимается как данная реальность, словно условие компьютерной игры. Иногда заметно, что, повторяя официальные тексты, молодежь воспринимает их формально, без душевного трепета, не ощущая, как и почему произошли те события. Думается, именно поэтому старшее поколение должно чаще и больше рассказывать, как это было, что стало причиной последующих страшных, кровавых трагедий. Хотя бы, ради того, чтобы наши дети и внуки в будущем избегали подобных ловушек, научились распознавать хитрость и коварство разного рода «доброжелателей».

Осенью этого года исполнится тридцать лет, как начался процесс дестабилизации общественно-политической ситуации, конкретно в Азербайджане, тогда еще бывшей советской республике, входившей, как и Армения, в состав СССР. После прихода в Москве к власти М. Горбачева, в 1985 году, армянский сепаратизм, взращенный на фашиствующих принципах партии «Дашнакцутюн», почувствовал возможность активных действий по захвату Нагорного Карабаха, имевшего в то время статус автономной области в составе Азербайджана.

Под политическим прикрытием советников руководителя СССР Горбачева — Аганбегяна и Шахназарова, армян по национальности, в Ханкенди, (тогда Степанакерт), начались тайные собрания армянской подпольной организации «Крунк», а позже, уже в 1987 году, и открытые митинги, посвященные «независимости» Нагорного Карабаха и возможного его «присоединения к Армении». События на политической арене стали меняться с такой скоростью, что азербай­джанское общество, фактически не успев понять глубинной сути одного объявленного политического акта, предпринимаемого властями бывших НКАО и Армянской ССР, а также московского Центра, оказывались перед фактом принятия ими уже следующего коварного шага. Высшее руководство СССР, озвучивая одно постановление за другим, якобы направленное на стабилизацию положения в Нагорном Карабахе, на самом деле, никаких практических шагов не предпринимало. Наоборот, эти постановления союзного значения как бы узаконивали вмешательство во внутренние дела Азербайджана, соседней республики, открывая ей тем самым широкие возможности в Карабахе, сводя на нет конституционные права Азербайджана на своей территории.

Но конкретные агрессивные действия начались непосредственно в самой Армении, где в то время проживали около трехсот тысяч азербайджанцев.

23 октября 1988 года в Басаркечерском районе состоялось собрание всех азербайджанских председателей колхозов и секретарей первичных партийных организаций, участвовал также первый заместитель Председателя Совета Министров Армянской ССР, председатель комитета аграрной промышленности республики, Мовсесян. На собрание, проходившее в селении Беюк Мезре, добираться было трудно: люди, опасаясь, шли окольными путями, так уже на протяжении длительного времени подвергались нападениям с избиениями и угрозами со стороны воинственных армян. Многие же вообще не смогли прибыть в Беюк Мезре — по дороге армяне преградили им путь. На собрании Мовсесян открыто заявил, что азербайджанцы, проживающие в Варданисе (Басаркечерске), содержатся в качестве заложников за армян в Азербайджане. Правду говоря, присутствовавшие не поверили своим ушам, следующие слова Мовсесяна: «жить здесь вам больше невозможно», вообще повергли всех в смятение, люди терялись, не зная, как быть. Вот так все и вернулись домой, не имея никакой надежды на будущее.

Примерно через две недели после собрания, в ноябре 1988 года в Армении армянские выходки против азербайджанского населения достигли своего апогея. 26 ноября экстремисты жестоко избив Алиева Насреддина Алескер оглу и Алиева Габиба Алескер оглу в селении Чубуглу (Джовагуг) Севанского района, разбили и смяли их машину марки «Жигули». В тот же день был убит и работник магазина совхоза им. Низами, житель селения Юхары Неджили Сабир. 27 ноября житель селения Гарагышлаг Мушфик был зарублен топором в селении Чубуглу, армянские бандиты так измывались над ним, что труп стал неузнаваем. Признали его лишь по записке в руке.

Через несколько дней бесчинствующие националисты напали на селение Сарванлар. За день до нападения Байрам Рзаев прибежал в село и рассказал, что армяне двух сельских мальчиков раздели и сбросили в реку Занги (Раздан). Ребята в скором времени были вытащены из реки, для их спасения в селение вызвали врача. После оказания первой неотложной медицинской помощи, детей отправили в приграничный медицинский пункт. Несмотря на предпринятые меры, одного из мальчиков так и не удалось спасти, армянские националисты, прежде чем сбросить ребят в реку, подвергли их пытке.

28 ноября ночью начался ракетный обстрел селений Сарванлар, Захмат и Мехмандар. Время от времени слышались также автоматные очереди. Жители селений всю ночь испытывали ужас и страх. На следующий день армянские экстремисты, как черные вороны, устремились со всех сторон в селение Сарванлар. Впереди отряда шел заместитель начальника ГАИ Масисского района, старший лейтенант милиции Бабаханян. По его указанию бандиты врывались в дома. Не считаясь со стариками, женщинами и детьми, они оскорбляли честь и достоинство людей, тех же, кто осмеливался оказать сопротивление, оглушали арматурой или молотком. Насильно выставив людей из домов, они на глазах у всех грабили их добро и имущество, грузили все это в машины и увозили.

Все изгнанные из окрестных селений азербайджанцы собрались в селении, расположенном на границе с Турцией. Армяне не решались сюда сунуться, так как здесь азербайджанцев защищали пограничники. Тысячи беженцев оставались тут, в нейтральной зоне, под открытым небом.

Но в других местах нападения на азербайджанцев продолжались еще более яростно. Из записей Фахраддина Алиева, учителя, жителя села Халис: «30 ноября 1988 года я вышел из дома, направляясь в сторону правления колхоза. Неожиданно услышал стрельбу. Осмотревшись, увидел, что со стороны села Авшар в наше село въезжают около сотни машин. Решив вернуться домой, я повернулся и увидел еще одну колонну машин с оружием, двигающуюся со стороны села Шидли. «Бородачи»,  начав автоматную стрельбу, вваливались в дома азербайджанцев, вытаскивали их на улицу, избивали и раздевали. Я перебежками двинулся в другую часть села, в сторону поселка Левели (Арарат). Здесь бесчинствовала другая группа бандитов. В каждый азербайджанский дом врывались 10—15 вооруженных армян. Избивая, они вытаскивали людей на улицу, ставили к стене, обыскивали, отбирали деньги, у женщин срывали с пальцев кольца из ушей — серьги, разрывая мочки ушей.

По селу носилась «Волга» черного цвета с занавесками на окнах. Сидящие в ней давали указания отрядам бандитов. Я на мгновение растерялся. Придя в себя, понял, что ворвавшиеся в наше село, особенно со стороны поселка Левели, не из нашего района, бандиты из двух отрядов друг друга не знали, наверно поэтому кто-кто принял меня за армянина, так как я хорошо говорил по-армянский... Мне в голову пришла мысль, может быть, я смогу дойти до соседнего, Ильичевского района. Идя виноградными плантациями, я шел к железной дороге. Подходя к станции Арарат, я принял беспечный вид, чтобы не вызвать подозрений, и так дошел до военной комендатуры, тогда еще советских войск, расположенной на территории Ильичевского района.

Рассказав военным об обстановке, я попросил помощи. Меры были немедленно приняты, Бэтээры направились в сторону села Халис. В одном из них был и я».

Из записей Ильгара Гусейнова, инженера, жителя села Халис: «Нападение на наше село было неожиданным. С разных сторон села азербайджанцев сгоняли в его центр. В домах, во дворах нас грабили, угрожая оружием. По дороге в центр села иногда останавливались, оскорбляли, избивали, снова обыскивали. Все бандиты были вооружены, у кого пистолет, у кого автомат. Моего двоюродного брата Эльшада Гусейнова бросили в машину без сознания. Армяне жестоко избили его на улице, а потом еще ударили большим камнем по голове. Решив, что он мертв, бросили его в яму, засыпав камнями. Когда нас вели по дороге, люди, услышав стоны Эльшада, вытащили его. Нас посадили на грузовые машины. На окраине села, остановив их, заставили спуститься. На ком бы ни была хорошая одежда, мужчине или женщине, снимали. Я остался в одной майке. Хотя было холодно, ожидание новых зверств сделало нас бесчувственными. Армяне открыто обсуждали между собой, как нас уничтожить. Один сказал: «Давайте спустим машину в канал, пусть там задохнутся». Другой предложил отвезти в Ширазлинскую школу и там с нами покончить. Потом нас снова загнали в машины. В это время стал слышен грохот танков, которые шли от станции Арарат. Среди бандитов началась паника. «Волга» черного цвета с занавесками на окнах рванула на скорости. Из ее динамика отрядам бандитов поступило какое-то распоряжение, машины с экстремистами исчезли. Часть армян с автоматами рассыпались по виноградным плантациям. Мы почувствовали, что спаслись от смерти. Несколько танков и бэтээров сопровождали грузовые машины, наполненные полураздетыми людьми, азербайджанцами, до самого Ильичевского района».

30 ноября 1988 года, рано поутру, в селе Мехмандар послышался непрерывный гул. Спустя некоторое время, на улицу въехали несколько ав-томашин, из них вышли секретарь райкома Акопян, председатель райисполкома, Герой Социалистического Труда, депутат Верховного Совета республики Сарыбек Вартанян, прокурор Адамян, его заместитель Барсегян, бывший начальник милиции, председатель Араратского районного комитета «Карабах», Папоян и другие должностные лица. Они подошли к первым попавшимся навстречу людям, спросили, кто еще из них остался, не покинул свой дом. И принялись стучать в двери: «Сейчас же собирайте вещи, какие можете, выходите. Сегодня же вас на автобусах отвезут в Ильичевский район!»

Это была горькая, заставлявшая в тревоге трепетать сердца, весть. Люди давно понимали, что им не дадут спокойно жить, что над их головами сгущаются беды. Знали, да ничего поделать не могли.

Такие происшествия произошли и во всех селах Вединского района, где азербайджанцы жили вместе с армянами. Несколько дней смогли защищать себя жители села Шидли, в котором жили только азербайджанцы. Но не получив ниоткуда помощи, они вынуждены были, бросив дома и имущество, спасая жен и детей, бежать в Азербайджан. Когда в декабре 1988 года случилось известное землетрясение в Спитаке, армянская пресса ни одного раза нигде не упомянула, что также пострадало и еще остававшееся там азербайджанское население. Естественно, ни одному человеку азербайджанской национальности не было оказано помощи в каком либо виде. Наоборот, их обвиняли в землетрясении, используя мистические мотивы.

Азербайджанское население Спитака, Гугарка, а также близлежащих районов Кировакана,  находилось, фактически, в окружении, не имея возможностей доступа к социальной инфраструктуре, было полностью изолировано от окружающего мира. Помощи ждать было неоткуда, начались голод и эпидемии. Первый секретарь райкома партии Спитакского района, народный депутат СССР Мурадян как местная власть организовал в одну из ночей изгнание жителей-азербайджанцев и их семей из села Гурсалы в горы, уже покрытые декабрьским снегом. После 10-дневного голодания и мучений оставшиеся в живых жители были обнаружены с воздуха и спасены на вертолете, привезшем их в город Казах первым заместителем председателя Совета Министров Азерб.ССР Асановым.

То хитростью, то давлением, то силой оружия армяне заставили азербайджанцев уйти из родных мест, сделав их беженцами. Остались могилы отцов и дедов, памятники истории, созданные в период правления династии Кара Гоюнлу, шаха Исмаила Хатаи, шаха Аббаса — мечети, каравансараи, трехметровые могилы огузов, скульптуры баранов, священная земля гениального мастера Ашуга Алескера и народного героя Абаскулибека.

В Баку, уже через каждые день—два прибывали железнодорожные составы с униженными и измученными беженцами из Армении, встречать которых на вокзал приходило все больше взволнованных, возмущенных бакинцев. В городе все чаще и громче возвышались голоса в адрес армянского населения, которое тоже потянулось на железнодорожный вокзал, но с целью уехать из Азербайджана. Бывало, что два людских потока шли по вокзальной территории навстречу друг-другу, только армян, со всей их поклажей, сопровождали и усердно охраняли наряды азербайджанской милиции.

Изгнание азербайджанских жителей из Армении, равнодушие СССР, безмолвие Европы и всего мира и положило начало будущим кровавым трагедиям азербайджанского народа —

20 января 1990 года, Ходжалы и многим другим, и селам и человеческим судьбам, сгоревшим в огне карабахской войны. Сами, пожилое поколение, мы уже никогда не сможем этого забыть, так наши души и унесут прошедшие события на суд Аллаха. Но мы обязаны рассказать обо всем нашим детям и внукам, молодому поколению…

Татьяна Чаладзе,
заслуженный журналист Азербайджанской Республики

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»