ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»
Новое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДРНовое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДР
Рустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцыРустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцы

общество

Томаш Аян: «В тяжелой атлетике мы видим Азербайджан как хорошего партнера»Томаш Аян: «В тяжелой атлетике мы видим Азербайджан как хорошего партнера»
В рамках выставки World Food Moscow состоялась презентация азербайджанской продукцииВ рамках выставки World Food Moscow состоялась презентация азербайджанской продукции
Рафига Алиева на протяжении своей жизни неустанной деятельностью внесла большой вклад в науку и образование АзербайджанаРафига Алиева на протяжении своей жизни неустанной деятельностью внесла большой вклад в науку и образование Азербайджана
В Аллее почетного захоронения почтена память выдающегося ученого Рафиги АлиевойВ Аллее почетного захоронения почтена память выдающегося ученого Рафиги Алиевой

спорт

Большая ошибка капитанаБольшая ошибка капитана
Рустам Оруджев: «Домашний ЧМ — это колоссальная ответственность»Рустам Оруджев: «Домашний ЧМ — это колоссальная ответственность»
Лига Европы: каковы шансы «Карабаха» против «Спортинга»?Лига Европы: каковы шансы «Карабаха» против «Спортинга»?
Topaz Премьер-лига: 4-й турTopaz Премьер-лига: 4-й тур

Политика

«Кухонный политик»: кого пытается обмануть Саргсян?
21 февраля, 2018

«Любая кухарка может управлять государством» — именно эта претенциозно-бессмысленная фраза, приписываемая вождю мирового пролетариата, составляя основу всех «громких» заявлений армянского президента, как нельзя лучше характеризует его главный политический принцип.

Наверняка Саргсян никогда не задумывался над тем, что пудра, которой он щедро посыпает мозги армянских чиновников, депутатов или рабочих Капанского горно-обогатительного комбината, как правило, не работает на авторитетных международных площадках, где сидят достаточно грамотные и умные люди, прекрасно знающие суть вопроса и умеющие отделять зерна от плевел.

Наглядным примером того, насколько глубоко Серж Саргсян освоил азы так называемой «кухонной политологии», стал бред, который он нес с трибуны Мюнхенской конференции по безопасности.

Вот, например, последнее заявление Саргсяна по Нагорному Карабаху: «Вопиющим попранием духа Хельсинки является позиция Азербайджана по проблеме Нагорного Карабаха. Это особенно очевидно в стартовавший в соседней стране предвыборный период. Президент Алиев предъявляет ни больше, ни меньше как территориальные претензии в отношении столицы Армении Еревана, называя ее исторической азербайджанской территорией. Бред, конечно, но в условиях молчания Европы такие недоразумения могут иметь очень серьезные последствия.

Проблема Нагорного Карабаха должна решиться как можно быстрее, мирным путем. В этом вопросе нам содействуют страны — сопредседатели Минской группы ОБСЕ — президенты Российской Федерации, Франции и Соединенных Штатов Америки. В основе ведущегося ими мирного процесса заложены три принципа международного права: неприменения силы и угрозы силой, равноправия народов и права на самоопределение и территориальной целостности. Европейский Союз в свою очередь многократно подтверждал, что поддерживает усилия и предложения сопредседателей».

Сколько раз можно говорить и писать о том, что Президент Ильхам Алиев в своей речи не делал никаких заявлений, которые даже с большой натяжкой  можно было бы расценить как «территориальные претензии» к столице Армении.

Глава Азербайджана лишь констатировал факт: «Иреван — наша историческая земля, и мы, азербайджанцы, должны вернуться на эти исторические земли. Это — наша политическая и стратегическая цель, и мы должны постепенно приближаться к ней».
Особенно ярко несостоятельность всех извращений армянской стороны бросается в глаза на фоне известного призыва Сержа Саргсяна к армянской молодежи: «Мое поколение вернуло Карабах, возвращение Арарата — обязанность вашего поколения».

Вместе с тем, упрямая последовательность, с которой армянское руководство и с его подачи определенные российские круги твердят сейчас о так называемых «территориальных притязаниях» Азербайджана, наводит на мысль о том, что во главу угла этой политики положен известный афоризм гитлеровского идеолога Геббельса: «Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой».

Кстати, о претензиях: это армянский  президент последнее время не может спокойно спать по ночам, подпитывая себя пустыми надеждами войти в историю как политик, воплотивший многовековую мечту армян о «великой Армении от моря до моря». Как иначе можно назвать бесплотное стремление превратить страну в мост между Черным морем и Персидским заливом: «Мы сейчас ведем переговоры со всеми заинтересованными странами, чтобы сформировать новый транзитный коридор от Черного моря до Персидского залива. Мы надеемся, что в случае успеха список бенефициаров этого будет более широким, чем участвующие в переговорном этапе страны. Думаю, сотрудничество стран — членов ЕС и ЕАЭС как в двусторонних, так и в многосторонних рамках соответствует нашим общим интересам и экономическому прогрессу».

О каких именно заинтересованных сторонах и будущих бенефициарах говорит Саргсян, покрыто густым туманом неизвестности с учетом того, что загнанная в изоляцию Армения сегодня не имеет выхода ни к одному из названных водных бассейнов.

Давно и глубоко похоронены перспективы налаживания железнодорожного сообщения с Ираном — не так давно посол этой страны в Армении заявил, что Тегеран готов запустить железную дорогу только при условии, если инвестора представит Ереван.

«Просто необходимо осуществить совместные вложения в данных сферах. Вы сделайте первый шаг, а мы предпримем следующий», — сказал иранский дипломат.

Действительно, для чего Тегерану вкладываться в заведомо провальный проект, если Азербайджан за счет собственных средств уже открыл для иранской стороны путь в Россию в противовес той дороге в никуда, которую ей может предложить Армения.
Всю призрачность надежд Еревана не далее как в конце января подтвердил и первый замминистра транспорта, связи и информационных технологий Армении Гагик Григорян.

«Фора у Азербайджана действительно велика. Во-первых, почти готов железнодорожный стык с Ираном (а в Армении строить иранскую ветку и не начинали). Поэтому товар придется везти грузовиками через пол-Армении (в Ерасх), оттуда переваливать на железную дорогу до Черного моря, оттуда — на паром в Россию или Европу. А через Азербайджан в Россию грузы можно будет возить по железной дороге «от двери до двери». Во-вторых, через Азербайджан открыты все дороги в Россию».

Налицо и бесперспективность налаживания торговых коридоров из Армении и Грузии в Россию через непризнанные сепаратистские Абхазию и Южную Осетию — как показали расчеты международных экспертных групп, капвложения в восстановительные работы на грузино-абхазском участке железной дороги никак не могут окупиться. При таком раскладе ни выхода к Черному морю, ни доступа к Персидскому заливу Армении никогда не видать.

В своем мюнхенском выступлении Серж Саргсян запел и «старую песню о главном» — якобы о связующей роли Армении между Евразийским экономическим союзом и ЕС: «Армения присоединилась к Евразийскому экономическому союзу с четким осознанием, что он будет наилучшим образом служить развитию нашей экономики, будущему нашей страны. Зафиксированные с момента вступления результаты укрепляют уверенность в принятом нами пути. В то же время это совершенно не препятствует нашему сотрудничеству с Европейским Союзом, в особенности в сфере институциональных реформ и модернизации. Наше сотрудничество с Евросоюзом поднялось на новый уровень Соглашением о всеобъемлющем и расширенном партнерстве. Сейчас важно, чтобы процесс ратификации этого документа шел с должной скоростью.

Модернизация — постоянный процесс, который дает нам возможность двигаться в ногу со временем. Мы будем постоянно стремиться сотрудничать со всеми теми силами, которые уже достигли больших успехов и могут способствовать развитию нашей страны. Отмеченная политика упрощает взаимодействие Армении как с ЕАЭС, так и с ЕС. Это также возможность для всех тех, кто желает посредством Армении расширять деловые связи с этими двумя интеграционными структурами».

Не знаем, как в Армении, но отсюда пока не видно, кто именно и каким образом «желает посредством Армении расширять деловые связи с этими двумя интеграционными структурами», тем более принимая во внимание отсутствие сухопутных границ Армении с государствами ЕС и ЕАЭС.

Есть много вопросов и к имплементации Арменией договорных обязательств с ЕС, например, приведения армянского законодательства в соответствие с европейским, при наличии определенных противоречий с правилами ЕАЭС. Если учесть к тому же более чем прохладное отношение России к «новому уровню» сотрудничества Еревана с Брюсселем, можно сделать вывод, что Ереван пока что только барахтается в ловушке собственных политических амбиций. Непонятно и то, кому в Европе нужны армянские товары, тем более что выгодный путь, способный открыть для Армении путь в Европу, остается закрытым, о чем не преминул заметить в своем выступлении и сам Саргсян, ябедничая на Турцию: «Турция продолжает держать закрытой границу с Арменией. Пришло время, кажется, здесь остановиться. Могу с уверенностью сказать, что Армения сделала все для преодоления этой ситуации. Стартовавший по моей инициативе процесс урегулирования отношений между Арменией и Турцией мог создать новые возможности как для наших двух стран, так и для всего региона. Тем не менее, подписанные в 2009 году между Арменией и Турцией протоколы так и остались на бумаге. Турция не только не ратифицировала их, но и выдвинула не имеющие ничего общего с протоколами предварительные условия. Это было не чем иным, как провал исторической возможности.

Мешает ли Азербайджан Турции в вопросе установления отношений с Арменией, как нас многие пытаются убедить? Нет. Основное препятствие — отсутствие политической воли у лидеров Турции.

[…] По протоколам велись переговоры, исходя из существовавших условий. Если Турция хочет дождаться других условий и после этого ратифицировать протоколы, она глубоко ошибается. В новых условиях должны вестись переговоры по новому документу. Армения не говорит на языке предусловий, но и не примет со стороны кого бы то ни было выдвижение предусловий».

Этими заезженными фразами Саргсян словно признает собственное бессилие перед единой позицией Баку и Анкары относительно армяно-турецкого сближения.  Попытки Еревана переложить на Турцию ответственность за ступор в вопросе реализации Цюрихских протоколов, необоснованны и являются попыткой ввести в заблуждение международное сообщество.

Будучи твердо приверженной той позиции, что реализация протоколов должна внести вклад в мир и стабильность на Южном Кавказе, Анкара считает, что для этого в первую очередь необходимо продвижение в вопросе карабахского урегулирования в свете четырех резолюций СБ ООН и в контексте территориальной целостности Азербайджана.

Другими словами, Турция закрыла свои границы с Арменией именно по причине оккупации азербайджанских территорий и откроет их только при условии устранения этой причины, то есть деоккупации земель.

Поэтому президенту Армении, прежде чем выступать с необоснованно громкими заявлениями, стоит раз и навсегда понять, что реализация всех его амбициозных задумок пролегает только через освобождение оккупированных азербайджанских территорий.

Ф.Багирова

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»