ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт: истоки проблемы и перспективы урегулированияАрмяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт: истоки проблемы и перспективы урегулирования
Метафизика периода ханств: первые впечатления  о новой книге академика Рамиза МехтиеваМетафизика периода ханств: первые впечатления о новой книге академика Рамиза Мехтиева
Динамика и потенциал национальной  идеи  Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мирДинамика и потенциал национальной идеи Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мир

общество

РетроспективаРетроспектива
Фуад Нагиев: «Пропаганда туристического потенциала оккупированных территорий недопустима»Фуад Нагиев: «Пропаганда туристического потенциала оккупированных территорий недопустима»
Азербайджан вошел  в топ-3 для осенних эногастрономических путешествий в СНГАзербайджан вошел в топ-3 для осенних эногастрономических путешествий в СНГ
Подарки от Фонда Гейдара Алиева 17 тысячам детей из малообеспеченных семей и воспитанникам детских домовПодарки от Фонда Гейдара Алиева 17 тысячам детей из малообеспеченных семей и воспитанникам детских домов

спорт

Эдди Исрафилов: «Чувствовал себя усталым и счастливым»Эдди Исрафилов: «Чувствовал себя усталым и счастливым»
Леван Кобиашвили: «Грузия всегда рада успехам Азербайджана»Леван Кобиашвили: «Грузия всегда рада успехам Азербайджана»
5 причин удачного выступления сборной Азербайджана против Хорватии5 причин удачного выступления сборной Азербайджана против Хорватии
Азербайджанский спортсмен стал победителем Всемирной серии по пляжной борьбеАзербайджанский спортсмен стал победителем Всемирной серии по пляжной борьбе

Политика

Narco Karabakh: Незамороженный конфликт
14 июня, 2019

Информационное агентство 1news.az продолжает публикацию перевода на русский язык глав из нашумевшей книги британского автора Гарольда Кейна «Нарко Карабах» (Narco Karabakh), посвященной исследованию преступной сущности незаконного режима, созданного на оккупированных Арменией азербайджанских территориях.

Перевод осуществлен сотрудниками редакции 1news.az с согласия автора.

Представляем вашему вниманию первую главу книги под названием «Незамороженный конфликт».

Главы будут публиковаться несколько раз в неделю в течение ближайших месяцев.

(Начало в №104 за 12 июня 2019 года)

Глава I

Незамороженный конфликт

Честно говоря, я ожидал большего.

В конце многочасового путешествия по обнищавшей сельской глубинке Армении мы пересекли холмистые горы и устремились в овраг.

Среди серых просторов виднелся один-единственный дорожный знак. На нем — флаг непризнанной «Республики Арцах» и надпись: «Вы въезжаете в Арцах».

Вокруг разбросаны окурки, пластиковые бутылки, банки с пивом, обертки и прочий хлам.

Все это несколько удивляет. В конце концов, это — земля, за которую они сражались не один год. В результате этой
войны погибло около 30.000 азербайджанцев и около 6000 армян. Почти 100.000 человек получили ранения.

В Азербайджане четверть века спустя почти миллион внутренне перемещенных лиц остаются в подвешенном состоянии, ожидая возможности вернуться в родные дома.

Несмотря на все эти страдания и гибель тысяч человек, один неопрятный дорожный знак — это все, что сегодня олицетворяет т.н. границу этой с трудом оккупированной территории.

Ветхий чайный магазин находится в нескольких ярдах от отеля, в котором мы сняли номер. Перед ним стоит скучающий местный житель, который с энтузиазмом наблюдает за иностранцами, снимающими «селфи» перед дорожным знаком. Быть может, он надеется, что мы захотим отведать его чай и «жингалов хацы» — мучные лепешки с зеленью.

Дорога в Нагорный Карабах относительно новая. Знаки, установленные вдоль нее, свидетельствуют о том, что это чуть ли не важнейший инфраструктурный проект, реализованный на этих территориях. Возможно, так и есть. Тут же указано, что дорога — подарок от армянского народа этому региону, поскольку строительство финансировалось за счет пожертвований армянской диаспоры со всего мира.

На крутых склонах мелькают лишь несколько частных автомобилей. Тем не менее реальных бенефициаров этой «помощи» определить не так сложно. Националистическая барабанная дробь, раздающаяся из Еревана, кормит тех, кто стучит в барабаны, — элиту в Ереване и Степанакерте.

Самые распространенные попутчики на этих дорогах, которых мы наблюдали почти неделю, — это нескончаемые потоки грузовиков, заполненных древесиной.

Периодически мимо нас проносились автомобили с логотипами местной горнодобывающей компании, естественно, в сопровождении охранников.

Порой между старыми, проржавевшими «Ладами» мелькали новые микроавтобусы с затемненными окнами. Поговаривают, что пассажирами этих шаттлов нередко бывают девушки вроде Кристины, которых везут на рандеву с местными боссами...

В общем-то все очень просто: обычные люди платят за дорогу, а крупные ереванские бонзы используют ее для улучшения своего и без того прибыльного бизнеса — высасывания ресурсов из Нагорного Карабаха. В сущности, новая дорога позволила этой территории стать перевалочным пунктом, который можно использовать как базу в незаконной торговле оружием и наркотиками.

Во время путешествия по Карабаху мы также не раз пересекались с покрытыми тентом грузовиками, которые двигались со стороны иранской границы. Возможно, в них транспортировался афганский героин, который транзитом через эту территорию поставляется на европейские рынки.

Интересно, в курсе ли жители американского города Глендейл, что всего в нескольких милях от центра Лос-Анджелеса, в котором существенная часть населения имеет армянское происхождение, на что тратятся их пожертвования?

В июле 2018 года газета «Лос-Анджелес таймс» рассказывала о… сотнях могил, в которых покоятся жертвы наркотической зависимости. «Более
64.000 человек умерли в США только в прошлом году от передозировки наркотиков, катаклизма, затронувшего нашу политику, здравоохранение и суды...» — писала по этому поводу газета.

Дорога, которая строилась, в том числе, и на пожертвования жителей Глендейла, по иронии судьбы способствовала усовершенствованию цепочки поставок наркотиков, которая простирается между маковыми полями Афганистана и рынками сбыта на Западе.

Впрочем, есть и геополитический подтекст.

Вашингтон вторгается в Афганистан и начинает самую затяжную войну в истории Соединенных Штатов. 2372 военнослужащих отдадут свои жизни, еще 20.320 солдат получат ранения. Но кому какое дело?

Кто-то построит дорогу для поддержки цепочки поставок наркотиков прямо под боком у Европы, помогая таким образом финансировать талибов и их покровителей в Иране. Все оказывается так просто.

Некоторые считают, что нагорно-карабахский конфликт уходит своими корнями в эпоху реформ Михаила Горбачева, побочным эффектом которых стало ослабление контроля над республиками.

С пугающей скоростью и не без российской военной помощи Армения воспользовалась возможностью начать военную кампанию против Азербайджана, которую можно сравнить разве что с событиями в Боснии, Камбодже и Руанде.

И все же, хотя действия Горбачева, безусловно, способствовали реализации сценария по созданию мифической «Великой Армении», в действительности проблемы этого региона уходят своими корнями в историю.

Название Karabakh имеет тюркские корни, буквально означая «черный сад». Слово Nagorno в русском языке означает, что эти земли раскинулись в горах.

Нагорный Карабах является одним из древнейших исторических районов Азербайджана. В своей книге «История Карабаха» 1847 года визирь азербайджанского Карабахского ханства Мирза Джамал Джаваншир Гарабаглы подробно описал историю этого региона, подкрепив свое исследование научными источниками.

Основной населенный пункт региона получил название Ханкенди, что на тюркском языке означает «ханская деревня». Город был основан в конце XVIII века как частная резиденция карабахских ханов. Ханкенди был нанесен на карты царской эпохи.

Армянский же фактор стал играть заметную роль в Нагорном Карабахе лишь в XIX веке.

Переселение армян из Персии привело к тому, что тысячи армян-христиан расселились здесь по соседству с мусульманским населением, составлявшим значительное большинство.
После оккупации Россией ханства в 1805 году царская администрация поощряла данный процесс, расселяя тысячи армян в Нахчыване и Иреване, что также соответствовало условиям заключенного впоследствии Туркманчайского договора 1828 года. Демография региона стремительно менялась, тем не менее здесь наблюдалось относительное спокойствие.

Так или иначе, но ситуация стала совершенно иной, когда армянские лидеры начали реализовывать свою мечту о «Великой Армении», простирающейся «от моря до моря» (от Каспия до Средиземноморья).

В 1920-х годах советское правительство оставило Нагорно-Карабахскую Автономную область в составе Азербайджана. В целом, при большевистском режиме борьба между двумя сторонами была под контролем, но с ослаблением союзного государства хватка Москвы начала ослабевать.

В 1988 году законодательный орган Нагорного Карабаха незаконно принял резолюцию о присоединении к Армении, несмотря на тот факт, что регион находился в пределах границ Азербайджана. Поскольку в 1991 году Советский Союз начал рушиться, армянское население региона продолжило открыто говорить о необходимости отделения от Азербайджана. В результате между Арменией и Азербайджаном разразилась война, в результате которой погибли около 30.000 человек, сотни тысяч лишились крова над головой, покинув родные дома.

По данным Human Rights Watch, с самого начала карабахского конфликта Армения предоставляла помощь и оружие карабахским сепаратистам. С 1993 года вовлечение Армении в конфликт еще более усилилось — Ереван инициировал отправку на фронт военнослужащих регулярной армии и солдат ВВ МВД.

К 1993 году Армения, можно сказать, полностью контролировала Нагорный Карабах и оккупированные семь прилегающих районов, что в совокупности составляет 20% территории Азербайджана. В 1994 году при посредничестве России было достигнуто соглашение о временном прекращении огня, которое сохраняет свою силу по сей день, несмотря на периодические нарушения данного режима со стороны Армении.

Нагорный Карабах, по мнению многих, сегодня представляет собой так называемый «замороженный конфликт».

Однако постоянно раздающиеся звуки артиллерийских залпов, которые я сам  слышал, находясь в Степанакерте (здесь и далее: так армяне называют г.Ханкенди), говорят о том, что этот термин несколько неверен. Об этом же говорят и потери в живой силе, понесенные обеими сторонами за эти годы.

Когда мы приблизились к армянским позициям в Нагорном Карабахе настолько близко, что можно было увидеть цвета азербайджанского триколора на той стороне, раздался треск снайперского огня.

Напряженность остается высокой после срыва переговоров, которые последовали за всплеском насилия в апреле 2016 года. Та эскалация на фронте лишь чудом не переросла в полномасштабную, затяжную войну.

Переговоры, ведущиеся под эгидой Минской группы ОБСЕ, не смогли окончательно урегулировать конфликт.

Минская группа была создана еще в 1992 году, ее сопредседателями являются США, Россия и Франция. И у каждой из этих трех сторон есть свои геополитические планы. В принципе, это очевидно.

Сопредседатели организуют периодические встречи на высшем уровне между лидерами двух стран и проводят отдельные встречи. Группа относительно успешно поддерживает соблюдение соглашения о прекращении огня, но территориальные проблемы остаются такими же неразрешимыми, как и прежде.

Нагорный Карабах и близлежащие районы, которые оспариваются сторонами, все чаще подвергаются риску возобновления полномасштабных военных действий именно из-за неэффективности посреднических усилий и военной эскалации в регионе.

Только за последние несколько лет артиллерийские обстрелы и столкновения между азербайджанскими и армянскими войсками привели к гибели сотен человек. Как уже отмечалось, в начале апреля 2016 года произошли самые интенсивные боевые действия с 1994 года, в результате которых было множество пострадавших с обеих сторон. И лишь при международном посредничестве через четыре дня обе стороны объявили, что они договорились возобновить хрупкий режим прекращения огня.

В октябре 2017 года при посредничестве МГ ОБСЕ президенты Армении и Азербайджана встретились в Женеве, чтобы обсудить возможное урегулирование.

В тот день за столом сидел политик, который сколотил колоссальное личное состояние на продолжающейся не одно десятилетие эксплуатации Нагорного Карабаха и конфликте вокруг него.

Впрочем, свою выгоду от конфликта имеют и посредники, так что Азербайджан находился не в самой честной компании.

Безуспешные посреднические усилия фактически оставляют регион наедине с постоянной угрозой возобновления военного конфликта между странами, что грозит полной дестабилизацией Южного Кавказа.

Подобная дестабилизация стала бы большой угрозой экспорту нефти и газа из региона, поскольку Азербайджан, добывающий несколько сотен тысяч баррелей нефти в день, является значительным экспортером углеводородов в Европу.

Тут следует помнить, что Армения фактически находится под зонтиком России. Турция, в свою очередь, оказывает всяческую поддержку Азербайджану.

Иран со своим многочисленным азербайджанским меньшинством заявляет о приверженности мирному урегулированию конфликта, хотя я не был бы столь оптимистичен на этот счет. Для определенных сил в этой стране конфликт также представляет в определенной степени бизнес.

И все же, несмотря на международное внимание, уделяемое решению проблемы, как это ни странно, регион остается в подвешенном состоянии. Пользуясь трещинами в международном праве, режим, созданный в Нагорном Карабахе, получил возможность превратить эти земли в тихую преступную гавань.

Население образования, называющего себя «Республикой Арцах», в 2012 году составляло 143.600 человек. В результате этнических чисток сегодня оно почти полностью состоит из армян. Азербайджанцы были либо истреблены, либо изгнаны с этих территорий.

Впрочем, как уже отмечалось, т.н. «замороженный конфликт» периодически оттаивает, представляя собой серьезный источник международной напряженности. При этом сохранение конфликта в тлеющем состоянии долгие годы являлось делом жизни политических элит в Ереване и Степанакерте, создававших идеальные условия для преступников разных мастей, таких как «русская братва», оружейный барон Виктор Бут, иранские силы, торгующие героином, и пр.

В то время как мировые державы и иностранные СМИ называют Нагорный Карабах «замороженным конфликтом», в действительности он функционирует как один из перевалочных пунктов в сети глобальной торговли опиатами, людьми и оружием.

(Продолжение следует...)

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»