Бакинский рабочий :: Мнение

Что же означает слово «Карабах»?
19/09/2012

Во многих иностранных публикациях название знаменитой области Азербайджана — Карабах — неумышленно или злонамеренно продолжает переводиться как «Черный сад».

Аналогичный перевод кочует по страницам русскоязычных и «евроязычных» изданий уже не первое десятилетие.

Сегодня почти все российские, европейские или американские авторы, усмотревшие возможность заработать популярность публикациями на тему нагорно-карабахского конфликта, спешат в первых же строках своих сочинений поделиться «знанием» о том, что, мол, «Карабах» в переводе с азербайджанского, оказывается, означает «Черный сад». Для многих этот мнимый «секретик» часто выступает в роли «изюминки», вокруг которой выстраиваются тенденциозные статьи.

При этом никому из сочинителей даже не приходит в голову поинтересоваться, действительно ли азербайджанцы, используя слово «кара» в названии своей прекрасной Родины с ее лесами, изумрудными лугами, родниками и реками, бездонным синим небом над горными вершинами, подразумевают именно черный цвет? Здравый смысл, наверняка, подсказывал знатокам азербайджанского, что что-то здесь не так, и, возможно, это слово имеет и другое значение, нежели очевидно неуместное понятие «черный». Ведь у всех народов принято использовать возвышенные эпитеты в отношении родных краев, например, Земля утренней свежести (Корея), Страна вечных огней (Азербайджан) или Страна восходящего солнца (Япония).

Почему же в данном случае кто-то всерьез полагает, что мы могли описать этот прекрасный край именно мрачным черным цветом? Как возникла мысль, что прекрасная, плодородная земля (про которую в народе ходит поговорка: «В Карабахе  воткни в землю палку — вырастет дерево»), «Кавказская Швейцария» с утопающими в садах селами  воспринималась ее коренными обитателями как «черная»?

Беспечность в подобных вопросах для журналистов или писателей недопустима и чревата. Ведь авторы, беззаботно (или наоборот — с особой заботой) тиражирующие «черные» представления, в сущности выставляют напоказ собственное невежество. Можно было бы махнуть на это рукой — мол, это их проблемы.

Но дело в том, что подобная беззаботность становится источником идеологической отравы, формирующей искаженное представление о целом народе, якобы видящем собственную родину в черном цвете.

Чтобы разглядеть негатив происходящего отчетливее, вообразите, что вам собираются представить народ, живущий в райском уголке земли, на холмах, покрытых прекрасными лесами и кристально чистыми озерами. При этом люди, позиционирующие себя «экспертами» по этнографии региона, начинают ознакомление с того, что сообщают вам пикантную деталь: оказывается, данный народ называет эти прекрасные земли довольно экстравагантно — «мрачные болота». Почему? А вот такой уж это народ... своеобразный. Согласитесь, подобное знакомство, резко контрастирующее с окружающей вас природной красотой, произведет, по меньшей мере, странное впечатление.

Случай с неправильным переводом названия «Карабах» далеко не единичен. Неверные трактовки тюркских наименований, топонимов, этнонимов и т.д., как правило, возникали и получали широкое хождение в иноязычной среде, т.е. в среде народов, либо проживавших на тюркских территориях, либо близко соседствовавших с ними. В переводы зачастую вовлекались лежащие на поверхности, наиболее широко распространенные разговорные варианты слов, в действительности имевших несколько значений (как, например, в случае со словом «кара»). Но поскольку данные варианты далеко не всегда оказывались адекватными, то в результате буквальных переводов возникали столь же неадекватные наименования. Такое явление в лингвистике называется «калькирование», т.е. точное копирование, но только средствами того языка, на который производится перевод. Так были порождены названия «Черное море», «Черногорье» и многие другие, находящиеся в широком употреблении на протяжении столетий, без ясного понимания причин их возникновения.

Нечто подобное произошло и в случае с переводом названия «Карабах». «Кара» — возможно, одно из наиболее часто встречающихся на общетюркском пространстве многозначных слов. Вот некоторые из его значений: «главный», «большой», «великий», «могучий», «север/северный», «земля», «суша», «твердь» (в старотюркском имел также значение «камень»), «черный», «темный». В отношении природных объектов или явлений — река, озеро, зима, снегопад — «кара» приобретает значения «бурный», «глубокий», «холодный».

Как видим, значения ощутимо отличаются, но это отнюдь не уникальное, а наоборот, весьма распространенное явление, встречающееся почти во всех языках на нашей планете.

Можно было бы привести десятки и даже сотни примеров многозначных слов из различных языков, превратив нашу статью в диссертационную работу, но в этом нет необходимости, поэтому ограничимся только примерами из русского языка.

Очень показательно в этом отношении слово «проказа», имеющее резко отличающиеся друг от друга значения. Проказа — тяжелейшее инфекционное заболевание, с древнейших времен (упоминается в Библии) и вплоть до недавнего времени считавшееся практически неизлечимым. Но в то же время слово «проказа» означает баловство или шалость, возможно, некое озорное действие (в основном со стороны детей), которое может вызвать улыбку и даже смех. Для полноты картины отметим, что, несмотря на фактически противоположное смысловое содержание, эти слова происходят от общего корня, т.е. это не просто созвучные, а однокоренные слова.

Уместно было бы отметить, что слова «тьма» и «тьма-тьмущая» в русском языке обозначают не только темноту или отсутствие света, но и являются прямой аналогией приведенных выше значений слова «кара». Сегодня эти слова передают общую информацию об очень большой численности, а в старинной системе исчисления, которой на Руси пользовались до XVIII века, они даже имели конкретное цифровое значение.

Первой большой величиной в этой системе считалась цифра 10.000, которую называли «малая тьма». Миллион — цифру, которую в старину считали просто огромной, называли «великая тьма». В данной системе существовало также и понятие бесконечно большого числа, которое обозначалось словом «тьма-тьмущая». Таким образом, слово, несущее информацию об отсутствии света, темной стороне спектра и равнозначное определению «кара — черный», в то же самое время использовалось для обозначения очень больших численных величин.

Пример неоднозначности слова «черный» в русском языке сохранился в титуловании монархов России. Читатель, вероятно, знает, что в титулах российских царей присутствовали такие слова: «царь и великий князь всея Великия и Малые и Белые Руси самодержец». Но возможно, не всем известно, что в более древнем варианте список был немного длиннее и включал следующие слова  «...и Черныя и Червонныя Руси». По мнению специалистов «Черныя»  означало северные территории, а «Червонныя» — восточные. Можно предположить, что в данном случае «черныя» также является калькированием слова «кара» в его значении «север».

Но наиболее ярко исходное и некогда доминировавшее содержание определения «кара», означавшего «старший», «большой», «великий», выражено в истории и культуре самих тюркских народов — носителей языка и традиций. В качестве одного из наиболее известных примеров можно привести древний и знаменитый титул Карахан, которым наделялись люди, представляющие наивысшую, практически монархическую власть. Титул «Карахана» утверждался на собрании (курултай) верховных лидеров общин и родов, на котором провозглашалось избрание хана над ханами, Карахана, т.е. Великого Хана. (Сравните с титулом «Великий Князь», т.е. князь над князьями).

История сохранила много примеров использования слова «кара» именно в данном значении, которое, как было отмечено выше, является более древним и основным. Напомним лишь о двух, возможно, известных читателю. Один из величайших правителей в истории человечества, основатель Османской империи Осман I носил титул Кара (Великий). Знаменитая тюркская династия Караханидов, правителей созданного в Средней Азии Караханидского каганата (Х—ХII вв), берет свое название от имени Абдул-Керим Карахана (Великого Хана).

В качестве еще одного показательного примера можно привести слово, широко распространенное как в тюркских языках, так и в русском языке — это название дерева «карагач» (кара-агач). Большинство словарей преподносит перевод данного названия опять же как «черное дерево», делая ссылку на то, что тюркское слово «кара» переводится как «черный». При этом в «славных» традициях пренебрежения к тюркским языкам не приводится никаких разъяснений, почему красивейшее дерево с густой зеленой кроной именно в глазах тюркских народов должно выглядеть окрашенным в черный цвет.

Истина кроется во внешнем виде самого дерева карагач, встречающегося в лесостепных и степных регионах Азии. Оно всегда выделялось и выделяется своими неординарными габаритами — громадной кроной, поднятой на высоту до 30 метров, огромным стволом, достигающим до 2 метров в поперечнике. Как же еще мог назвать это дерево мудрый народ, если не «большим» или «могучим»? Это и есть истинное значение названия «карагач/кара-агач» — большое/могучее дерево.

Но почему же понятия «старший», «большой», «великий» стали ассоциироваться именно с черным (ахроматичным — т.е. не излучающим) цветом? Существует несколько объяснений, но все они, пожалуй, скорее гипотетичны, как и то, которое предлагается вниманию читателя.

На наш взгляд, ассоциация черного цвета с величием, мудростью, мощью, скорее всего, порождение восточного мировоззрения, чем западного. Достаточно вспомнить, что черный цвет в европейской культуре — это цвет траура и смерти. На Востоке же черный цвет всегда считался цветом старшинства, мастерства и даже совершенства. Вероятнее всего, далеким предкам было прекрасно известно, что все цвета излучают свет, за исключением одного — черного. Наличие цвета свидетельствует о необходимости развития. Прекращение излучения (черный цвет) — это достижение высшего уровня в развитии, старшинства и мудрости, которые обретаются только с возрастом. Черный цвет, поглощающий все остальные цвета, противоположен белому — цвету пустоты, ученичества, отсутствия опыта, знания и мастерства.

Восточная культура, произрастающая из доисторических глубин, все еще сохраняет эту традицию, например, в праве ношения черных одеяний (в частности, черных кимоно) людьми, достигшими высшего мастерства в различных воинских искусствах. Древние школы единоборств сохраняют так же традицию смены поясов на тренировочных одеждах в цветовом спектре от белого, начального, ученического цвета  к черному, по мере повышения мастерства

Таким образом, значения «большой», «могучий», «великий» и т.п.  представляют собой наиболее древнее и подлинное содержание общетюркского слова «кара», а сопутствующей характеристикой этого исходного определения является его ассоциация с черным цветом.

Наша древняя и прекрасная родина была названа нашими предками на нашем родном языке именно так, как мы воспринимали ее во все времена: Карабах — Великий Сад. Именно под этим, священным для всех азербайджанцев, древним названием (которое само по себе свидетельствует о том, кто является коренным обитателем этих мест) она была известна народам региона на протяжении веков и вошла во все исторические документы.

Великий Сад — так и не иначе переводится с азербайджанского языка название Карабах (Az. Qarabağ; Eng. Garabagh). Отметим также, что в богатом арсенале азербайджанского языка (равно как и в других тюркских языках) существуют эквиваленты данного значения слова «кара» — это слова «беюк» и «улу» (Bцyьk/Ulu).

В заключение вниманию читателя представлена таблица некоторых часто встречающихся слов с их правильным прочтением при переводе с тюркских языков на русский или другие иностранные языки:

Аббас ИСЛАМОВ

http://br.az/mnenie/20120919111618467.html