Бакинский рабочий :: Экономика

Энергетическая политика: в условиях сложной геополитики и соперничества
04/02/2015

Сейчас каждый знает, насколько напряженна глобальная борьба за энергоносители.

В этом процессе участвуют крупные мировые державы. Не случайно энергетический фактор, вызывая распри и вооруженные столкновения, сегодня играет важную роль в международной политике. Информационные каналы распространяют информацию о том, что даже такие организации, как ИГИЛ, пытаются захватить нефтяные и газовые залежи. В таких условиях проведение на государственном уровне эффективной энергетической политики требует большого мастерства. Сравнения показывают, что проекты, реализуемые азербайджанским руководством в этом направлении, открывают перед ним широкие возможности для маневрирования.

 

Трудности: в поисках формулы эффективного сотрудничества

Внешнеполитические успехи Азербайджана признаются всеми. В этом ряду наибольшее внимание привлекают программы, осуществляемые в энергетической сфере, поскольку в современном мире этот фактор занимает одно из ведущих мест в межгосударственных отношениях. Не случайно именно за энергоносители идет сильное соперничество в мире. Крупные державы широко используют этот вопрос в своих стратегических интересах.
Отношения между Россией и Китаем сегодня также рассматриваются в этом аспекте. Профессор Гарвардского университета Дж.Най анализирует перспективы возникновения союза между двумя странами в контексте достигнутых между ними договоренностей в энергетической сфере (см.: Joseph S. Nye. A New Sino-Russian Alliance? / Project Syndicate, 12 января 2015 г.). Цифры, которые он приводит, большие.
Стоимость проектов, касающихся газовой торговли между Россией и Китаем, составляет 400 млрд долларов США. За 30 лет Москва ежегодно должна поставлять Китаю 68 млрд кубометров газа. Напомним, что в настоящее время Россия поставляет Германии 40 млрд кубометров газа в год. Следовательно, сделка с Китаем служит более крупным целям.
Сумеет ли такой крупный энергетический проект сделать эти страны искренними союзниками — это уже другая сторона вопроса. Сотрудничество в энергетической сфере открывает для этого возможности, поскольку речь идет о планах по налаживанию достаточно широких связей. Учитывая, что потребности Китая в энергоносителях растут с каждым годом, сомнений в перспективах сотрудничества не остается. Но не следует забывать и о других факторах.
В этом контексте Дж.Най приводит в качестве примера демографический и военный факторы. По его мнению, из-за них российско-китайские отношения могут и не подняться на уровень искреннего стратегического сотрудничества. Значит, в энергетической политике следует учитывать и определенные дополнительные факторы, чтобы в итоге получить ожидаемый результат. Именно в этом аспекте специалисты подчеркивают значение и одновременно сложность энергетической политики.
При подходе к проблеме сквозь эту точку зрения эффективность энергетической политики Азербайджана проявляется наиболее очевидно. Как известно, ее основы были заложены общенациональным лидером Гейдаром Алиевым. Президент Ильхам Алиев успешно продолжает этот курс. И считаем необходимым остановиться на самых последних проявлениях этого. Ряд экспертов предполагают, что после отказа России от «Южного потока» в энергетической политике Азербайджана могут возникнуть трудности. По их мнению, доставка российского газа по проекту «Турецкого потока» к границам Греции может сократить шансы на реализацию TANAP. В качестве главного аргумента указывается на производство Москвой газа в большом объеме и ее намерение поставлять его в Европу через Турцию. Кроме того, отмечается, что этот проект Кремль хочет завершить до конца 2019 года. А TANAP может начать функционировать как минимум в 2020 году.
На первый взгляд эти сравнения представляются логичными. Но при рассмотрении вопроса сквозь более широкую призму можно убедиться, что энергетической политике Азербайджана, в том числе и TANAP, ничто не угрожает. Хотелось бы напомнить о геополитических факторах, о которых мы упоминали выше в аспекте российско-китайских отношений. Несмотря на то, что Москва может поставлять в дальневосточном направлении в крупном объеме энергию, реалии мешают этому. Дж.Най показал в своей статье, в чем состоят эти реалии. Азербайджан же мастерски умеет согласовывать все геополитические факторы. Он не подходит к энергетическому вопросу как к отдельному фактору, а берет целостную картину действительности, действуя в гармонии с ней.

«Турецкий поток»: возникает соперничество?

Проект «Южный газовый коридор» — наглядное тому подтверждение. Сюда входит не только газ, производимый в Азербайджане. Центральная Азия и Иран также могут к нему присоединиться. С другой стороны, предусматривание в этом проекте доставки газа на турецкую территорию не означает, что продажа может состояться только в этой стране. Не следует забывать при этом о странах Европы, Ближнем Востоке, Северной Африке и о других возможностях. Одновременно следует учитывать еще один момент, имеющий серьезное значение для геополитики.
Дело в том, что известно, в каком состоянии находится желание Запада сотрудничать с Россией в энергетической сфере. Москва может доставить газ до границ Греции и построить здесь хаб (место хранения энергоносителей). Но это не значит, что европейцы воспользуются именно им. Опыт показывает, что Европа в ряде случаев действует по-другому. С этой точки зрения у Азербайджана больше шансов.
Мы не должны забывать и о турецком факторе. Анкара придает большое значение азербайджанскому вопросу. Другое дело, что цены на энергоносители в свете протекающих в мире процессов могут измениться. В любом случае нужно признать, что в поставке азербайджанского газа через Турцию не будет каких-либо проблем.
Но главный фактор связан с полным соответствием энергетической политики, проводимой официальным Баку, стратегическим интересам государства. Существует тесная связь между всеми сторонами многовекторного внешнеполитического курса, что позволяет гибко маневрировать при любых изменениях. С этой точки зрения экспорт Азербайджаном энергоносителей позволяет в то же время обеспечивать и геополитические интересы государства. По-видимому, основываясь на этом моменте, проармянские силы включают Азербайджан в различные геополитические конфигурации. И всякий раз они делают безответственные заявления о том, что якобы он будет играть отрицательную роль, причем особо выпячивают это в энергетическом вопросе.
В настоящее время противоречия в мире значительно возросли. Даже самое небольшое событие вызывает широкий резонанс. Если в такой ситуации официальный Баку может играть принципиальную роль в обеспечении энергетической безопасности не только Южного Кавказа, но даже и Европы, то это — крупное достижение. В условиях, когда Евросоюз и Россия ведут обсуждения в связи с судьбой отношений в энергетической сфере, можно утверждать, что для Азербайджана открываются дополнительные возможности.
На днях вице-президент Еврокомиссии по вопросам энергетики Марош Шефчович обсудил в ходе встречи в Москве с председателем «Газпрома» А.Миллером возможности сотрудничества в энергетической сфере. Официальный представитель Евросоюза заявил, что не совсем понял позицию российской стороны, поскольку Москва не выражает свою четкую позицию по вопросу о том, на каких условиях будет обеспечивать газом южные страны Европы. Внимание специалистов привлекает выступление Азербайджана на фоне этих шагов России с четкими предложениями. По их мнению, если в этой сфере возникнет конкуренция, то шансы на победу у Баку еще более возрастут.
Очевидно, что заблуждаются те, кто предполагает, что проект «Турецкий поток» создаст определенные трудности для Азербайджана. Здесь речь может идти о здоровом соперничестве, в котором шансы на успех у Баку высоки. Особо следует отметить тот факт, что планы Москвы по поставке газа через территорию Турции служат геополитическим интересам. В противном случае Алексей Миллер провел бы с представителем ЕС конкретные переговоры относительно поставки газа в страны, расположенные на юге Европы. Следует отметить, что шансы у Турции продвигаться в этом процессе к выгодным геополитическим горизонтам высоки. Она расположена на энергомаршруте из России и Азербайджана. Используя его, Турция может предпринять различные маневры.
А Азербайджан и далее будет развивать эффективную энергетическую политику. Проведенный выше анализ показывает, что даже в самой сложной ситуации наша страна оказывается в состоянии найти правильный путь. Вновь осознаем значение дальновидной политики Гейдара Алиева, заложившего основы независимой государственности. И действительно, «Азербайджан взойдет над миром словно Солнце» (Гейдар Алиев).
Лейла МАМЕДАЛИЕВА,
Newtimes.az

http://br.az/economy/20150204101536755.html