Бакинский рабочий :: Общество и культура

Научный гений Насир-ад-дина Туси в фактах и признаниях видных историков
15/12/2017

«Насир-ад-дин Туси был энциклопедистом в полном смысле слова, и круг его материалов охватывал все науки, как специфически мусульманские,  так и точные.

В области точных наук ему действительно принадлежат новые обработки произведений почти всех крупнейших ученых античного мира, которых знали арабы; именно в его обработках пользовался ими мусульманский Восток почти до наших дней. В частности, он оставил новую редакцию «Альмагеста», которая почти вытеснила все предшествующие».

И.Ю.Крачковский,           
выдающийся востоковед
и переводчик, один из основоположников российской научной школы арабистики

«В этом году (1274) умер ходжа Насир-ад-дин ат-Туси, философ, управитель обсерватории в городе Мараге, мудрец с высоким саном во всех отраслях мудрости. У него в обсерватории собралось много достойных математиков. Под его управлением находились все вакфы во всех странах, которые были под властью монголов (имеются в виду Ильханиды — Э.А.). У него много сочинений по логике, физике и теологии, по Эвклиду и ал-Маджисти. У него персидская книга по этике, превосходная до возможной степени. Он собрал в ней все изречения Платона и Аристотеля по практической мудрости. Он подтвердил мнения предшествующих, решил сомнения последующих и те возражения, которые они приводили в своих произведениях».
 

Григорий Бар-Эбрей
(Абуль-Фарадж),                                                                     
современник ат-Туси, сирийский историк и церковный деятель     
     

Имя Мухаммеда Насир-ад-дина Туси (1201—1274), наряду с аль-Фараби (872—950), Авиценной (980—1057), аль-Бируни (973—1048), аль-Джахизом (767—868), Омаром Хайямом (1048—1131) и многими другими, по праву причисляют к плеяде выдающихся мусульманских мыслителей-энциклопедистов средневековья, значительно обогативших своими бесценными и содержательными трудами, охватывающими важнейшие направления тогдашней науки — философию, математику, астрономию, медицину, этику, логику, теологию, литературу и т.д., интеллектуальную и духовную сокровищницу человечества. Неопровержимым доказательством научного авторитета Насир-ад-дина Туси и значимости его многочисленных трудов, часть которых до сих пор не издана и не исследована, является огромный интерес научной общественности всего мира к богатейшему наследию великого мыслителя. Проявлением  же этого интереса можно считать исследования — статьи, монографии и диссертации, посвященные анализу и изучению работ ат-Туси, счет которым давно уже потерян.   

На фото: Насир-ад-дин Туси (сидит за столом) в Марагинской обсерватории. Миниатюра

(Например:  М.Ф.Субботин. Работы Мухаммеда Насирэддина по теории движения Солнца и планет // «Известия АН Азерб.ССР» — 1951, №5; Р.Султанов. Насирэддин Туси о постулате параллельности // «Известия АН  Азерб. ССР» — 1951, №10; Ф.А.Касмуханов. Теория непрерывных величин и учение о числе в работах Мухаммеда Насирэддина Туси // «Труды Института истории естествознания и техники» —  1954, №1; Г.Д.Маммедбейли. Основатель Марагинской обсерватории Насирэддин Туси. Баку, 1961; А.Кубесов.  Комментарии Насир-ад-дина ат-Туси к сочинению Архимеда «О шаре и цилиндре» // Вестник АН Казах. ССР — 1963, №6; З.И.Халилов. О математических трудах Насирэддина Туси. Баку, 1956;  Г.П.Матвиевская, Б.А.Розенфельд. Математики и астрономы мусульманского  средневековья и их труды. VIII—XVII вв., Москва, 1983,  II том, стр. 392—409;  А.Закуев.  Психологические воззрения Насирэддина Туси // Труды Института истории и философии АН Азербайджанской ССР, т.VI, Баку, 1955; Рожанская М.М., Матвиевская Г.П., Лютер И.О.Насир-ад-дин ат-Туси и его труды по математике и астрономии в библиотеках Санкт-Петербурга, Казани, Ташкента и Душанбе. Москва; 1999;   А.Шмидт. Насирэддин Туси по вопросу о свободной воле. СПб;1913; A.Braunmühl. Nasireddin Tusi und Regiomontan. Helle, 1907; W.Ivanov. İsmailitic work by  Nasireddin Tusi // Journal of the Royal Asiatic Society. — July (1931); H.J.Seemann. Die İnstrumente der Ster nwarte im Maragha Nachden Mitteilungen von AI`URDI. Erlangen, 1928,  U.Ballay, The Astronomical Manuscripts of Naśīr al-Dīn Tūsī, Arabica, XXXVII/3, Leiden 1990, s.389—390;  J.J. Winter. Astatement on optikal reflection and  refraction attributed to Nasir-ud-din Tusi; in: LSİS XL11 (1951);  Wiedemann, E.; Uber optische Tauschungen nach Fahr al Din al Rozi und Nasir al Din al Tusi; in: S.P.M.S.E.XLV (1913) и т.д.).    

Не стоит забывать еще и о том, что традиция перевода и издания произведений выдающегося мыслителя на ведущих европейских языках уходит в позднее средневековье —  Насирэддин Туси. Тахрир Эглидис. Рома, 1594; Euclidis. Euclidis Elementorum LLXIII Studie Nassireddini Tussini, pr. Arab impressi. London 1657; Binae Tabluae una Nassir Eddini. Persae altera Ulug Beigi Tatari Opera Studio Gravii. London,1652, Nasireddinus. Euclidis Elementorum libri tredicum. London, 1657, Nassireddini Bina Tabulae geographiacae, una Nassir Eddini Persae, Altera. Ulug Beigi Tatari, opera et Audio Johannis Gravii nunc primum publicatae, Oxford 1711 и т.д.                     

Этот факт чрезвычайно важен с точки зрения понимания высокой научной пробы и актуальности трудов Насир-ад-дина Туси, в значительной мере не утративших свою притягательность, несмотря на почти 800 летний временной отрезок, отделяющий нас от момента их написания.  Даже самые непримиримые критики ат-Туси согласятся с тем, что такого пристального и последовательного внимания западной ориенталистики и научной мысли удостаивались всего лишь несколько восточных мыслителей и поэтов. Непоколебимый научный авторитет ат-Туси благодаря своим трудам и гипотезам завоевал еще при жизни, в силу чего современники в знак глубоко уважения называли его «ходжой», то есть «мудрецом», «наставником», «обладающим большими знаниями», «почтенным» и т.п. Покойный азербайджанский исследователь, автор ряда интересных работ, посвященных жизненному пути  и анализу общественно-политических и правовых взглядов великого мыслителя, профессор А.Рзаев отмечает, что к  его имени  часто добавляли и другие почетные титулы, например такие, как «Наставник рода человеческого», «Султан мудрецов», «Великий шейх» и т.д., — подчеркивающие уровень популярности ат-Туси в качестве мудреца своей эпохи. [См.: A.Rzayev. Nəsirəddin Tusi (həyatı, elmi, dünyagörüşü). Bakı, 2001, s.288—289].

Прозвище же «Насир-ад-дин» (букв. «Помощник религии»), которого был удостоен ат-Туси и которое прославило его в истории науки (в истории науки Мухаммед Абу Джафар ат-Туси больше прославился своим прозвищем «Наср-ад-дин», нежели под собственным именем, в результате чего сегодня во всем мире он известен как Насир-ад-дин Туси. — Э.А.) убедительнее любого аргумента и достоверного  источника, свидетельствует о вершинах духовности и почета, которые великому ученому удалось покорить благодаря глубине и всесторонности своих знаний, гуманизму, благородным поступкам, совершенным им во имя веры, науки и будущего мусульман. Ведь не случайно и то, что современники, высекая на могильной плите ат-Туси слова вечной благодарности и признательности, старались довести до внимания будущих поколений главные достоинства, характеризующие личность покойного, а именно его неоспоримый научный авторитет и самоотверженную деятельность во имя веры и народа: «Помощник религии и народа, шах страны науки. Такого сына мать времени не родила». [Г.Маммедбейли. Основатель Марагинской обсерватории Насираддин Туси. Баку, 1961, стр.33].    
Если верить первоисточникам, и сам ат-Туси при жизни был не прочь, в дни пренебрежения, а также в случаях предвзятого и неуважительного отношения к себе, путем тонких намеков и посредством упоминания аналогичных случаев из былых времен напомнить своим обидчикам о необходимости соответствующего  обращения с истинными учеными. Известный литератор и поэт XV века, автор популярного на всем мусульманском Востоке тазкире (восточные поэтические антологии, состоящие из биографических сведений и небольших комментариев к стихам поэтов — Э.А.), «Тезкират ат-шуара» Доулатшах Самарканди (1431—1495) передал один из таких случаев.

По словам автора, однажды ат-Туси, повествуя Хулагу хану об учености  Омара Хайяма, неожиданно для всех присутствующих произнес следующие слова, пронизанные обидой и жалобой:

«Омар Хайям был лучшим знатоком науки о звездах и султаны с большим уважением относились к нему, даже говорят, что султан Санджар сажал его рядом с троном. Я своими достоинствами превосхожу его в сотни раз, но, к сожалению,  в наше время почтения к ученым совсем не осталось». [Devletşah Semerkandi.  Tezkiretüş-Şuara.Çeviren: Prof. Dr. Necati Lugal. İstanbul, 2011, стр. 200].

Последующие столетия, многочисленные работы видных  исследователей только лишь подтвердили справедливый, объективный характер, восторженных отзывов современников, возвеличивших ат-Туси как всестороннего ученого-энциклопедиста, научный гений которого опередил время на века. Известный востоковед, И.Ю.Крачковский (1883—1951) в своем фундаментальном труде «Арабская географическая литература», до сих пор не утратившим актуальность как ценный источник по вопросам средневековой мусульманской географии, картографии и астрономии, характеризует ат-Туси не только как выдающегося ученого-энциклопедиста, но и как самоотверженного организатора науки, добившегося значительных успехов в сложнейших условиях монгольского господства:   

«Период, сопровождавшийся гибелью и разрушением ряда памятников культуры, тем не менее, смог  создать и выдающиеся произведения того типа, о котором мы говорим, «аз-Зидж — ал-Илхани» — «Ильхановские астрономические таблицы»; он мог создать и учреждение, достойно продолжавшее традицию «домов знания» ал-Мамуна и ал-Хакима, — знаменитую обсерваторию в Мараге. И таблицы, и обсерватория связаны с именем одного из крупнейших ученых мусульманского мира. Насир-ад-дина ат-Туси (1201—1274). В европейской научной литературе имя его иногда передается в форме Насир-ад-дин, но, как показал Наллино, это основано на недоразумении и, согласно общепринятой восточной традиции, его почетным прозвищем надо признать единственно Насир-ад-дин. Он был двуязычен, писал по-арабски и  по-персидски и в одинаковой мере может считаться представителем арабской и иранской культур». [И.Ю.Крачковский. Арабская географическая литература // Избранные сочинения. Т.IV, Москва, 1957,  стр.111—112].       

Подчеркивая влияние трудов ат-Туси на последующие поколения астрономов и математиков Востока и Запада, И.Ю.Крачковский в этом отношении особенно выделяет «Ильхановские таблицы» («аз-Зидж ал-Илхани»), являвшиеся плодом 12-летних научных наблюдений, поисков и подсчетов их составителя:

«Наблюдения свои для астрономических таблиц он начал в пожилом возрасте, около 60 лет, но все же успел их закончить в течение 12 лет, к 1270 году, хотя по его теории,  изложенной в предисловии, полный цикл астрономических наблюдений должен продолжаться 30 лет. В составлении их принимали участие и другие астрономы, действовавшие по его указаниям; таблицы были основаны на меридиане Мараге; по титулу монгольских правителей Персии они получили название «Ильхановские таблицы».
…Таблицы эти, хотя и не всегда содержали оригинальные наблюдения, приобрели большую популярность на Ближнем Востоке и были в обращении даже после создания таблиц Улугбека. Мало того, они проникли в Китай и всецело подчинили себе местную астрономическую науку: один  ученый из Самарканда, живший здесь, составил в 1362 году по просьбе потомка Чингиз хана специальный календарь, основываясь на таблицах Насир-ад-дина Туси. Влияние их сохранилось там и после прекращения монгольского владычества в XIV в.; только в XVII в. оно было трудами действовавших здесь западноевропейских иезуитов. Оригинал «Ильхановских таблиц» был составлен, по-видимому, на персидском языке, но известен целый ряд арабских версий, различных обработок и комментариев. Благодаря одному из таких комментариев Махмуда Шаха Хулджи таблицы стали известны и в Европе, извлечения из этого комментария с переводом издал в 1648—1650 гг. английский востоковед-астроном Джон Гривс (1602—1652)».[См.: там же; стр.114].      

Известный  астроном, один из авторитетнейших специалистов по небесной механике, профессор М.Ф.Субботин (1893—1966) в подтверждение слов Ю.В.Крачковского характеризует «Ильхановские таблицы» как значительный толчок в развитии астрономической науки:
«Эти таблицы навсегда останутся лучшим памятником его славы. Создавая эти таблицы на основе специально поставленных наблюдений и критической переработки математических теорий Птоломея, Насир-ад-дин блестяще выполнил ту программу, которую триста лет спустя сделал целью своей жизни Тихо Браге. Уже это показывает, насколько глубоко Насир-ад-дин понимал потребности науки и как правильно он ставил ее очередные задачи. А то, что Насир-ад-дин умел в те трудные времена   доводить такие сложные и обширные работы до благополучного конца, свидетельствует об исключительной энергии и очень больших организационных талантах». [М.Ф.Субботин.  Работы Мухаммеда Насирэддина по теории движения Солнца и планет // «Известия АН Азерб.ССР» — 1951, №5; стр. 57].
Исследователи едины во мнении о том, что инструменты, которыми пользовались астрономы в Марагинской обсерватории, трудившиеся под началом Насир-ад-дина Туси в XIII веке, с точки зрения величины и совершенства вплоть до XVII века превосходили свои европейские аналоги. По словам А.Берри, даже в период Коперника европейским астрономам не удавалось соорудить  что-то более совершенное, и такое положение дел продолжалось в западной науке до Тихо Браге (1546—1601) — видного датского астронома и алхимика:
«Здесь (в Марагинской обсерватории — Э.А.) трудилась масса  астрономов под общим надзором Насир-ад-дина. Инструменты, которыми они пользовались, отличались своей величиной и солидностью конструкции и были, по всей вероятности, лучше  тех, какие употреблялись во времена Коперника, впервые их превзошли только инструменты Тихо Браге».  [А.Берри. Краткая история астрономии. Перевод с английского. Москва — Ленинград, 1946, стр.79]. 

Факты, выявленные историками науки, дают нам также полное право называть ат-Туси одним из создателей современной математики, чье творчество  служило светилом и надежным источником для западных ученых на пути решения сложнейших научных задач. Ярким примером сказанного может служить известный английский математик Джон Валлис (1616—1703) который доказывая постулат о параллельных линиях, исключительно применял  метод, предложенный Насир-ад-дином Туси за 4 столетия до него. Вот что пишет об этом видный математик ХХ века В.Ф.Каган (1869—1953) в «Основаниях геометрии»:

«Английский математик XVII века Д.Валлис, занимавший в Оксфордском университете кафедру Эвклида, хорошо известный также своими трудами по алгебре и анализу, в своих лекциях по геометрии излагает доказательство постулата о параллельных линиях, предложенное Насир-ад-дином. Это доказательство замечательно в том отношении, что в нем впервые постулат о параллельных линиях поставлен в связь с учением о сумме углов треугольника». [В.Ф.Каган. Основания геометрии. Москва — Ленинград, 1949, Часть I, стр. 119].
Немецкий историк математики Антон фон Браунмюль (1853—1908) в результате многочисленных исследований, поисков и сравнений работ античных, мусульманских и европейских математиков, пришел к твердому выводу, что именно Насир-ад-дин Туси заслуживает право называться основоположником тригонометрии как самостоятельной науки:    

«Труд Насир-ад-дина (имеется в виду известный математический труд ат-Туси «Трактат о полном четырехстороннике» — Э.А.) действительно заслуживает названия системы тригонометрии, ибо хотя его предшественники  Абуль Вафа, Абу Наср, аль-Бируни и другие предпосылали своим астрономическим сочинениям главу, в которой приводили сводку и обоснование тригонометрических правил, но у них тригонометрия выступала все же только как наука вспомогательная для астрономии, но не имеющая самостоятельного значения для астрономии. Насир-ад-дин, напротив, понял ее собственное математическое значение, стремился поэтому обосновать ее как самостоятельную дисциплину, положив в основу полный четырехугольник. Все его фундаментальные теоремы совершенно последовательно выводятся из этой фигуры». [A.Braunmühl. Beitrage Zur Geschicte der Trigonometrie. Halle 1897, стр. 71. Цит. по книге Ф.Г.Максудов, Г.Д.Мамедбейли. Мухаммед Насир-ад-дин Туси. Баку, 1981, стр.79—80].

Антон фон Браунмюль отмечает, что 2 столетия после ат-Туси в Европе этот успех, будучи незнакомым со своим мусульманским предшественником, повторил известный средневековый немецкий математик и астроном XV столетия Иоганн Мюллер (Региомонтан). Данную мысль повторяет и другой видный историк математики, датский ученый Г.Г.Цейтен (1839—1920):
«…Не только Региомонтан ввел окончательно в Европу эту науку, которую он значительно обогатил своими собственными открытиями. Благодаря этому сферическая тригонометрия, равно как и плоская, стали независимыми от астрономии. С этой точки зрения Региомонтан сыграл в Европе приблизительно ту же роль, какую сыграл лет за двести до него в мусульманском мире Насир-ад-дин,  с работами которого он не был совершенно знаком». [Г.Г.Цейтен. История математики в древности и в средние века. Перевод с французского А.П.Юшкевича. Москва — Ленинград, 1932, стр.223]. 

Среди историков математики бытует и такое мнение, что немец Региомонтан с большей долей вероятности сполна мог воспользоваться    трудами  Насир-ад-дина, и с таким же успехом промолчать об этом. Если учитывать еще и тот факт, что Региомонтан не только свободно владел арабским, но и со временем настолько усовершенствовал свои знания в этом направлении, что впоследствии позволил себе заняться переводом средневековых мусульманских математиков,  то данное предположение все больше начинает походить на правду:

«Некоторые авторы, руководствуясь тем, что Региомонтан  якобы не знал арабского языка, утверждают, что он поэтому не мог знать о работах Насир-ад-дина. Но факты показывают противоположное. Мы должны отметить, что Региомонтан настолько хорошо знал арабский язык, что переводил с арабского на латинский язык некоторые сочинения ученых Востока. Известно, что Региомонтан перевел труд аль-Фергани «Основы астрономии», изданный в 1537 году в Нюрнберге. Другой его перевод с арабского языка  — труд аль-Беттани под названием «Книга о звездной науке»,  изданный Нюрнберге в том же, 1537 году.

…Конечно, Региомонтан знал язык и мог знать труды Насир-ад-дина в области тригонометрии, тем более что к тому времени Насир-ад-дин был уже известен в  Европе». [Ф.Г.Максудов, Г.Д.Мамедбейли. Мухаммед Насир-ад-дин Туси. Стр. 81—82].
Конечно, не имея в своем распоряжении конкретных доказательств относительно вышесказанного, очень сложно высказать конкретную позицию, однако один факт не вызывает никакого сомнения и не требует каких-либо доказательств —  выделением тригонометрии в самостоятельное научное направление и ее развитием мировая научная общественность обязана ни кому иному, как Насир-ад-дину Туси.  
Математический расклад ума  Н.Туси, его стремление поставить все направления тогдашней науки на рельсы анализа и железной аргументации прослеживаются даже в тех трудах  великого мыслителя, которые не имели отношения к точным, математическим дисциплинам. Безусловно, именно такой подход позволил Насир-ад-дину Туси, сыграть в развитии мусульманской (особенно шиитской) схоластики, то есть калама, (Калам —  термин, которым в средневековой мусульманской литературе в широком смысле обозначали всякое рассуждение на религиозно-философскую тему, а в специальном значении — спекулятивную дисциплину, дающую догматам Ислама толкование, основанное на разуме, а не на следовании религиозным авторитетам. См.подробнее: Т.Ибрагим, А.В.Сагадеев. Калам // Ислам. Энциклопедический словарь. Стр.128—129;  Şəhid Mürtəza Mütəhhəri. İslam elmləri ilə tanışlıq. Bakı, 2014, səh.150—158 — Э.А.), весьма яркую, неповторимую роль, что неоднократно подчеркивалось видными богословами имамитского толка  шиизма.  Сильная аргументационная база его философских рассуждений, железная логика и глубокий анализ фактов, которыми отличаются теологические и философские рассуждения великого мыслителя, возвели его богословские труды в ранг ценного источника, сделали их надежным путеводителем, разъясняющим сложнейшие вопросы исламской догматики. За исключением проблематики имамата, составляющей идеологическую основу специфических догматических споров между шиитами и суннитами,  последние всегда с таким же почтением относились к теологическим взглядам ат-Туси. Оценка, данная Насир-ад-дину ат-Туси, как богослову и философу, Алламе Мухаммедом Хусейном Табатабаи (1903—1981) — видным иранским ученым азербайджанского происхождения, философом, автором авторитетнейшего в шиитской традиции толкования Корана — многотомного тафсира «аль-Мизан», вне всякого сомнения, говорит о многом:

«Он был первым, кто поставил схоластику на научные основы. Из его научных шедевров можно отметить книгу «Таджрид-аль-калам» («Извлечения из калама»), которая более 700 лет сохраняет свою научную компетенцию среди специалистов, и к которой было написано множество комментариев и глосс. Насир-ад-дин Туси помимо своего таланта в схоластике, считался гением своего времени в области философии и математики, и наилучшим свидетельством тому служат его ценные произведения почти во всех областях интеллектуальных наук. Марагинская обсерватория также была создана этим великим ученым».  [Алламе Мухаммед Хусейн Табатабаи. Шиизм в Исламе. Кум (год издания не указан), стр. 123].

По словам А.Ширинова, наука выявила в общей сложности  около 200 комментариев и пояснений различного рода, написанных к «Таджрид-аль-каламу», среди авторов которых встречаются имена таких известных мусульманских философов как Шамс-ад-дин Махмуд Исфахани, Али Кушчу, Ибн Мутаххар аль-Хилли, что является неопровержимым подтверждением огромной популярности, которой пользовалась указанный трактат на средневековом мусульманском Востоке. [См.: A.Şirinov. Nasiraddin Tusi (Düşünce sistemi, Varlık anlayışı, Uluhiyyet, Tecrübi ilimlerdeki yeri, Eserleri) // TDV İslam Ansiklopedisi, 41. cilt, s.439, İstanbul, 2012].

Другой авторитетный шиитский богослов и философ Муртаза Мутаххари (1920—1979) в свою очередь отметил, что именно Насир-ад-дин Туси внедрил в калам методы философского анализа и логической аргументации, без которых этой науки никогда не удалось бы выйти за рамки сухой догматики. Благодаря ат-Туси данная наука со временем весьма успешно срослась с философией и получила широкое распространение в научной традиции средневекового Востока. Благодаря трудам ат-Туси понятие «философского калама» прочно утвердилось в научном обороте:    

«Сам, будучи великим философом, Насир-ад-дин Туси, написанием «Таджридуль — этикада» (второе наиболее известное название   «Таджрид-аль-калама» — Э.А.) создал свою самую фундаментальную работу по каламу. После «Таджридуль-калама» все мусульманские схоласты вне зависимости от своей шиитской или суннитской приверженности относились к данному тексту с большим вниманием. …Последующие поколения шиитских философов  рассматривали вопросы калама уже на философской плоскости, при изучении руководствовались философскими методами, и по сравнению с каламистами, придерживающимися старой традиции,  добились гораздо больших успехов. Например,  Садр-ад-дина Ширази или Хади Сабзавари не причисляют к традиционным каламистам, однако с точки зрения оказанного влияния они намного превзошли их».  [Mürtəza Mütəhhəri. İslam elmləri ilə tanışlıq. Bakı,2014,  Стр.189].    

Придавая фактору разума в процессе осмысления важнейших постулатов исламской веры приоритетное значение, ат-Туси преследовал одну единственную цель — в пределах интеллектуальных возможностей человека, познать могущество Всевышнего, суть его творений и установленных им законов с позиций науки, логики и рационализма, не оставляя места, страху, суеверию и мракобесию, которые возникали  как неизбежный результат слепого поклонения и повиновения.  Наконец, самое   главное, попытки познать философию Ислама вне разума ни в коей мере не соответствуют прогрессивному духу «Корана» и сунны пророка Мухаммеда (с.а.с.). Великий мыслитель был абсолютно прав, называя «разум» самым первым и главнейшим достоянием, которым Аллах наделил человека, и посредством которого возвысил его над всеми остальными своими творениями.  И поэтому, познавая своего творца, человек, не может и не должен пренебрегать возможностями разума. Отбрасывая в сторону  здравый смысл, игнорируя научный анализ,  слепо отдавшись власти догм, человек никогда не сможет встать на путь истинной веры, такой путь может подвести его только лишь к невежеству. Н.Туси не только с успехом продолжил традиции перипатетизма, заложенные в средневековой философской мысли  своими великим предшественниками Фараби (870—950),  Ибн Синой (980—1037), Бахманяром (993—1066), но и открыл в ее истории качественно новую страницу: 

«В своем произведении «Шарх-ул-ишарат», говоря о происхождении и развитии разума, Туси пишет: «Разум — это первое, что происходит от Бога». От первого существа, — Бога, являющегося единым бытием, исходили существа в следующей последовательности: первый разум, второй разум, душа, тело, являющееся первой сферой, вторая душа, вторая сфера и т.д. до десятого разума, который называется деятельным разумом, так как он оказывает действие на первую материю. Как Ибн Сина, Туси говорит о растительной, животной, человеческой и сферной душе.  Человеческую душу он считает первой энтелехией тела.  …Разум, по Туси, это то, что бесконечно возвышает человека, в разуме источник его могущества. Все отличие человека от растения и животного, все его совершенство, добродетель и честь, все ключи его счастья переданы посредством его разума, и воли в его собственные руки, пишет Туси. …Философия Туси явилась преемницей  многих прогрессивных сторон греческой и арабоязычной перипатетической философии…». [Очерки по истории Азербайджанской истории. Баку, 1966, стр.152—153, 154]

Неоценимую лепту внес ат-Туси и в развитие исламской этической мысли. «Ахлаги-Насири» («Насирова Этика»), «Ахлаги-Мухташам»  («Мухташамова Этика»), «Адабуль-мутааллимин» («Культура учеников»), «Овсафуль-ашраф» («Достоинства почтенных») и другие бессмертные произведения автора по сей день остаются важнейшими памятниками источниками средневековой мусульманской этики. Турецкий исследователь М.Демиркол справедливо отмечает, что этические взгляды ат-Туси оказали огромное влияние на последующие поколения мусульманских философов, а его трактат «Ахлаги-Насири» вообще служил  образцом для написания многих известных трактатов по этике:

«Данное произведение («Ахлаги-Насири» — Э.А.) после Насир-ад-дина Туси служил своеобразной моделью, как в плане содержания, так и — структуры для книг, написанных по этике. Трактат Джалал-ад-дина Давани (ум.1502 год) «Ахлаги-Джалали» и книга «Ахлаги-Али» Кыналы-заде Али Эфенди (ум.1572) считающиеся классикой исламской этической мысли, написанны именно на примере этого труда». [Dr. M.Demirkol. Nasireddin Tusi` nin bilim ve felsefedeki yeri // Şarkiyat İlmi Dergisi. Sayı: IV (Kasım, 2010), s.50].

Вопросу влияния взглядов Насир-ад-дина Туси на дальнейшее развитие этической мысли мусульманского Востока, упомянутый автор  посвятил даже  отдельное исследование под названием «Влияние Насир-ад-дина Туси на философию этики» (Nasireddin Tusinin ahlak felsefesine etkisi,  Ankara,2011) на страницах которого с помощью богатого научного и источниковедческого материала подробно проанализирована идейная взаимосвязь между трудами ат-Туси и философами последующих поколений.   Читатели и исследователи, коих данный вопрос интересует более детально, могут обратиться еще и к работе  таджикского исследователя Н.Идибекова  «Этика Насир-ад-дина Туси в свете его теории о свободе воли» (Душанбе, 1987), а также к исследованиям азербайджанских авторов А.Ширинова  и А.Гафарова. [См.: A.Şirinov. Nasiraddin Tusi (Düşünce sistemi, Varlık anlayışı, Uluhiyyet, Tecrübi ilimlerdeki yeri, Eserleri) // TDV İslam Ansiklopedisi, 41. cilt, s.437—442, İstanbul, 2012; Он же: Nasiraddin Tusi`de Varlık ve Uluhiyyet anlayışı (MÜSBE, Basılmamiş doktora tezi), İstanbul, 2007;    A.Gafarov. Nasiraddin Tusi (İlimlerin tasnifi, Psikoloji ve Ahlak) // TDV İslam Ansiklopedisi, 41. cilt, s.442—444, İstanbul, 2012; Он же:  Nasiraddin et-Tusinin Ahlak Felsefesi (Ankara Universitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü, doktora tezi), Ankara, 2009. См. Также : Kamandar Şerifov. Nəsirəddin Tusi və  ədəb ədəbiyyatı // Orta əsr əlyazmaları və Azərbaycan mədəniyyəti tarixi problemləri: VIII Respublika elmi-nəzəri konfransının materialları, Bakı, 2001, səh.128—132].

Список такого рода признаний можно растянуть еще на пару страниц, но, по большому счету, в этом нет ни малейшей необходимости. Ибо каждая цитата, по сути, будет повторять предыдущую. Так как непоколебимый авторитет ат-Туси никогда не оспаривался  и ни с чьей стороны не ставился под сомнение.   Конечно же, в  рамках одной статьи раскрыть и оценить весь вклад Насир-ад-дина Туси в  развитие мировой науки невозможно.  И у автора этих строк   тоже нет такого намерения. Количество достижений и открытий выдающегося ученого настолько велико, что их полноценное описание и анализ потребуют  написания отдельной монографии. Однако очень хочется, надеяться, что факты и признания, отраженные в данной статье, помогут читателю по достоинству оценить масштаб личности Н.Туси и его богатейшего научного наследия, на протяжении столетий восхищавшего всех передовых и прогрессивных ученых мира вне зависимости от их идеологических убеждений.       

Эльдар Амиров,
доктор философии по политическим наукам,
старший научный сотрудник НИЛ
«Россиеведение»   Азербайджанского университета языков

http://br.az/society/20171215101501553.html