ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Метафизика периода ханств: первые впечатления  о новой книге академика Рамиза МехтиеваМетафизика периода ханств: первые впечатления о новой книге академика Рамиза Мехтиева
Динамика и потенциал национальной  идеи  Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мирДинамика и потенциал национальной идеи Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мир
Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»

общество

РетроспективаРетроспектива
Китайский телеканал CCTV-4 снял многосерийный фильм об АзербайджанеКитайский телеканал CCTV-4 снял многосерийный фильм об Азербайджане
Азербайджанская делегация приняла участие в ряде мероприятий по случаю 96-летия со дня рождения общенационального лидера Гейдара Алиева и 15-летнего юбилея деятельности Фонда Гейдара Алиева в городе АстраханьАзербайджанская делегация приняла участие в ряде мероприятий по случаю 96-летия со дня рождения общенационального лидера Гейдара Алиева и 15-летнего юбилея деятельности Фонда Гейдара Алиева в городе Астрахань
РетроспективаРетроспектива

спорт

Гийом Сабран: «Нас ждет потрясающий финал»Гийом Сабран: «Нас ждет потрясающий финал»
Ринат Дасаев: «Где, если не в Баку?»Ринат Дасаев: «Где, если не в Баку?»
Андрей Тихонов: «УЕФА знает, кому доверить финал ЛЕ»Андрей Тихонов: «УЕФА знает, кому доверить финал ЛЕ»
Александер Чеферин: «Это будет особенный финал»Александер Чеферин: «Это будет особенный финал»

Общество и культура

«Азербайджанская одиссея» Камала Абдуллы
01 ноября, 2016

В одном из самых известных российских изданий — «Литературной газете» опубликована статья автора Валерии Галкиной под названием «Азербайджанская одиссея», посвященная книге выдающегося азербайджанского писателя Камала Абдуллы «Под сенью Карагача».

Представляем данный материал без изменений.

Азербайджанская одиссея

 

Камал Абдулла — один из крупнейших современных азербайджанских писателей. Его романы переведены на множество языков: русский, английский, испанский, итальянский, немецкий, французский, португальский, японский и другие. Его книги сегодня издаются в 20 странах мира.

Работает Камал Абдулла в уникальном жанре эпической притчи, в котором наиболее полно раскрывается история тысячелетнего азербайджанского народа, его прошлое, настоящее, а также предсказание, предчувствие его будущего — все это переплетается в книгах писателя, пленяя читателя, окружая его фантасмагорическими мифами и напитывая суфийской мудростью.

В книгу «Под сенью Карагача» вошли три романа: «Неполная рукопись», «Долина кудесников», «И некого забыть…».
Формально романы, объединенные под одной обложкой, не являются единой трилогией: разные сюжеты, разные герои, разные идеи… Но, как написал сам автор в предисловии, «каждый из представленных в книге трех романов имеет свою «одиссею».

В романе «Неполная рукопись» (перевел Вагиф Ибрагимоглу) герой отправляется в путешествие по таинственному древнему тексту: оставшись один на один с рукописью в маленькой комнатке архива, он три дня блуждает по лабиринтам мудрости. Документ, попавший в руки к герою, — это черновик известного азербай-джанского эпоса «Китаби Деде Горгуд», разительно отличающийся от конечного варианта Роман представляет собой художественное осмысление истории нации в целом и этого эпоса в частности: кто знает, что было на самом деле? Имеем ли мы право судить? Возводить на пьедестал одних и клеймить палачами других? Об этом стоит всерьез задуматься в век, когда переписывание истории стало всеобщим хобби.

Роман «Неполная рукопись» был, к слову, высоко оценен признанным классиком мировой литературы Умберто Эко, который прочел его в итальянском переводе.

Второй роман, вошедший в книгу, — «Долина кудесников» (перевела Людмила Лаврова) — наполнен очарованием и мудростью восточной притчи. В нем есть пустыня, купающаяся в холодном свете звезд, усталый караван, опасливо прислушивающийся к тишине ночи, сокровища, кудесники, умеющие общаться с духами, горячая восточная кровь и такая же горячая жажда мести. Месть поднимается над Долиной Кудесников, как ночь над пустыней: разрушительное, темное чувство, от которого нет спасения: на примере трагической фигуры палача Мамедкули мы видим, как калечит душу желание вершить справедливость своими руками…

А еще в романе — богатый язык, журчащий и цветущий: «Караванбаши не отводил изумленных глаз от этих избалованных неисчислимыми взглядами усталых светил, рассыпанных прямо над его головой картечью из соли»; «…И эта зимняя ночь, которая не согревает тебя, во всей красе выходит изнутри этих путаных беспорядочных слов, из разноцветных красок. Выходит, если это в ее силах, если нет — остается смотреть на тебя издалека и не может ласково обвеять своим мягким дыханием прекрасный твой лик». Эта неспешно текущая речь баюкает нас, как баюкают идущий караван песчаные дюны, растворяя границы между реальностью, мифом и сном.

Роман «И некого забыть…» (перевела Людмила Лаврова) с двумя другими произведениями объединяет тайна надписи. Параллельно развиваются две сюжетные линии: история любви и история разгадки таинственных наскальных надписей, найденных в пещере. И вновь очень размыта граница между современностью и историей, между реальным и ирреальным, между фактами и воображением. В мире этого романа все наоборот: небольшая деревня кажется целой Вселенной, маленькая история одной любви оказывается важнее истории целого народа, а дождь иногда может идти снизу вверх…

Тонкая смысловая связь между романами скрыта и в названии книги, являющемся своеобразным символом. Карагач — другое название вяза, а вяз — особенное дерево, с которым у разных народов связаны свои легенды: в мифологии древних греков вяз символизировал мужское героическое начало; в шекспировской Англии вяз, оплетенный виноградной лозой, был символом верной любви; у итальянцев вяз считался священным деревом, «патриархом лесов»…

Вся эта множественность значений слилась воедино в карагаче, который неспроста появляется во всех трех произведениях, вошедших в книгу: «Эти три текста находятся в достаточном структурном отдалении друг от друга. Но во всех них вяз — карагач — широко раскидывает свои ветви. Посажен и выращен он в одном романе, а его протянувшиеся под землей корни вышли на поверхность в других романах, дали в них новые побеги. Поэтому мне подумалось, что «Под сенью карагача» — название наиболее подходящее, объединяющее своей кроной все три романа».

Прочтение этой трилогии, в котором смыслы переплелись, как ветви древнего вяза, раскинувшегося на обложке книги, оставляет читателя притихшим и погруженным в себя: ведь в конце концов любая «одиссея» — будь то путешествие по рукописи, по фантастическому миру на грани мифа и реальности или по истории чьей-то большой любви — все равно направлена на более глубокое понимание собственной души. В ней, как в изысканном восточном сосуде, хранятся на самом дне еще не потревоженные тайны.

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»