ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»
Новое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДРНовое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДР
Рустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцыРустам Ибрагимбеков и его фильм о том, что в бедах армян виноваты азербайджанцы

общество

Ретроспектива
Арестован иностранный  шпион — операция Службы  государственной безопасностиАрестован иностранный шпион — операция Службы государственной безопасности
Состоялось мероприятие на тему «За последние 15 лет независимый Азербайджан прошел путь поразительного  развития и прогресса»Состоялось мероприятие на тему «За последние 15 лет независимый Азербайджан прошел путь поразительного развития и прогресса»
В Мингячевире отметили 50-летие  Государственного драматического театраВ Мингячевире отметили 50-летие Государственного драматического театра

спорт

Фарук Мия: «Мне повезло с «Сабайылом»
Лига наций: Грузия ждет  сборную АзербайджанаЛига наций: Грузия ждет сборную Азербайджана
Алан Мильяччо: «Зизу» взял отпуск»Алан Мильяччо: «Зизу» взял отпуск»
Эмин Махмудов:  «Едем в Габалу за победой»Эмин Махмудов: «Едем в Габалу за победой»

Общество и культура

Роида Рзаева: «Сегодня в мире культурный изоляционизм невозможен, а межкультурная коммуникация неизбежна»
16 января, 2018

В октябрьском номере «Бакинского рабочего» в статье «Сосуществование разных культур и толерантность свидетельствуют о том, что наше общество готово вести диалог» мы уже касались темы интеграционных процессов в современном мире, а также места и роли Азербайджана в глобальном межкультурном контакте.

Нашим интервьюером выступила доктор философских наук, член Международного общества исследований разума (Южная Корея) Роида Рзаева, рассказавшая о трансформации общественного сознания в мире и культурном опыте нашей страны в данном процессе. Поскольку публикация вызвала широкий отклик у читателей, мы решили вернуться к теме вновь и попросили Р.Рзаеву раскрыть некоторые аспекты понятия альтернативных модернов и высказать мнение о том, подпадает ли и Азербайджан под это определение?

— Что подразумевается под понятием альтернативные модерны? Можете назвать такой пример? И что, все-таки, отличает сегодняшнюю современность?

— Феномен современности — это сложное, многослойное явление и развивающееся со многими акторами. Меняется сама интеллектуальная картина мира, причем по ряду причин. Во-первых, это кризис модерна. Если раньше говорили об однополярном мире, имея в виду Запад, то сегодня говорят о многополярном. Обретение голоса и значимости теми, кого называли the Rest, то есть «остальными», актуализирует их интерпретацию. В общественном сознании отображаются новые социальные формы. Наблюдается пространственная мобильность людей, что снимает понятие «локальности» в глобализирующемся мире, то есть отнесенность людей к определенному месту. Таким образом, современность и глобализируется, и локализируется, то есть идет процесс глокализации. В силу этого характеристиками сегодняшней современности являются радикальный плюрализм и множество локальных идентичностей. Об этом свидетельствуют и колебания в мировой общественно-политической жизни.

Изменилось само понимание современности. Интеллектуально-духовные реалии современной жизни проблематизировали понимание современности. Сегодняшняя современность — это эпоха интерпретаций. Это не только интерпретация модернизма, а в целом интерпретация всего. Отсюда и определение современной ситуации как постмодерна, ведь в плоскости постмодерна представляет собой значимость только то, что должно подлежать интерпретации или интерпретациям.

Современность, испытанная в незападных контекстах, показала, что помимо западной модели успешно существуют и другие, модерны Японии, Южной Кореи и других стран, что  актуализировало интерес к социокультуре. Таким образом, если подходить к модернизации с учетом социокультуры каждого общества, то подтверждается идея о множестве модернов в незападном мире, об их вариативности. И этот процесс охарактеризован как постмодернизация.

Таким образом, сам факт того, что «Запад» и «современность» перестают быть тождественными понятиями, порождает идею об альтернативных плюральных моделях современности. «Альтернативные модерны» указывают как на критику западной современности, даже на отказ от нее, так и на отказ от гомогенизации культуры и идентичности. Альтернативные ли это варианты современности или нет, может ли «незападная современность» расцениваться как альтернативный модерн — об этом можно подискутировать. Но наличие новых опытов неоспоримо.

— Значит, если раньше говорили об одном, то сегодня говорят о множестве модернов?

— Совершенно верно. Сегодня наличие различных интерпретаций и опытов современности размывает суммирующее и главное представление о современности. Наблюдается отход от монистического объяснения современности. В сегодняшнем культурном контексте Запад постепенно становится одной из версий развития. То есть постепенно утверждается идея о том, что если Европа была доминантой вчера, то различные интерпретации модерна могут стать альтернативными завтра, впрочем, можно сказать, уже стали или становятся таковыми. В процессе модернизации эти общества не отказываются от своей социокультурной почвы, самобытности, специфических особенностей. В то же время, утверждается невозможность категории «западная современность» под влиянием выявления различий внутри самого западного модерна. Все эти процессы заставляют нас говорить о неоднозначной природе модерности.

— То есть Запад перестал быть ориентиром современности и экономическое развитие уже не является основным ориентиром? Тогда что именно выступает в качестве цели в модерне?

— Можно сказать, и да, и нет. Сегодня монокультура уступает место культуре многообразия. Так называемый «телос» западно-европейской истории долгое время считался универсальным «телосом» истории человечества. Поэтому существовало утверждение, что Запад превратил свою судьбу в общую судьбу для всего мира. Считалось, что остальные общества не считаются современными, так как, модернизируясь, недостаточно перенимали все западное, и что современности вне Запада быть не может. То есть модернизация и западнизация считались синонимичными понятиями. Данная позиция исходит из ментального разделения на «Запад» и «Восток» и отличного исторического пути «Запада» (Ренессанс, Реформация, Просвещение и т.д.).

Сегодня мы говорим о культурном видоизменении современности, доминантой выступает образ жизни или, если хотите, опыт, то, что на Западе называют experience, нежели экономическое развитие, в отличие от модерна, в котором оно было основным дифференцирующим фактором. В современную эпоху на первый план выходит социокультурная составляющая, и ценностью становится сама множественность. Национальная социокультурная традиция обусловливает вариативность процессов «осовременивания» в мире.

— Значит, в этом случае мы не можем говорить об универсальной современности?

— История модернизации обществ и определение современности не совпадают полностью, так как модернизация сама в себе плюральна, а современность претендует на универсальность. Существовало мнение, что локальное традиционное, социальное, религиозное разнообразие постепенно исчезнет. Однако этого не произошло, что обусловило новое понимание вопроса: модернизация одна, а модернов много. Под этими модернами понимаются и незападные интерпретации.

— Запад и не-Запад — это противостояние? Все-таки, в хорошем смысле слова, — это  тоже есть битва цивилизаций?

— В геополитическом измерении взаимодействие Запада и остальных характеризуется как The West and the Rest (А.Тойнби), что, как я отметила выше, переводится как «Запад и Остальные» или The West against the Rest (С.Хантингтон), когда Запад противопоставляется и выступает против всего остального.

Безусловно, «Запад» и «Восток» — это условные понятия. Эти характеристики также зависят от того, откуда мы смотрим. К тому же «не-Запад» можно считать собирательным названием для обществ вне Запада. Данное положение обусловливает понятийную гибкость «незападной современности». Впрочем, аналогично можно охарактеризовать и сам Запад, то есть охарактеризовать как собирательный образ.

Тезис о столкновении цивилизаций все больше считается устаревшим взглядом на современное изменение отношений между «Западом» и «современностью».

— В этом плане Азербайджан относится к западной или иной форме модерна? Или наша страна обладает собственным опытом и целью в модерне?

— Уникальное историческое прошлое и специфический опыт обусловливают своеобразный облик каждой страны, его модерна. Мы отметили выше условность этих определений. К обществам вне Запада, то есть к «незападным» обществам относят и постсоветские общества. Соответственно, «не-Запад» неоднороден и вбирает советское наследие. Особую специфику обществ на постсоветском пространстве определили исторические и социокультурные особенности. В этом измерении можно отметить, что Азербайджан также относится к постсоветским обществам.

Специфику азербайджанского общества определяют как характеристики постсоветского культурного ареала, так и ракурс «Восток — Запад», но не только. Азербайджан совмещает в своей социокультуре преемственность и инновационность, Восток и Запад, Европу и Азию, разные ценности, представления, традиции, образы жизни (мультикультурность), что представляет собой своеобразный конгломерат для общества с исламским сюжетом.

Сегодня акцент делается на неизбежное сосуществований отличий. И если мы рассмотрим этот вопрос шире в геополитическом контексте, то происходящие в мире процессы показывают и указывают на это. То есть сегодня культурный изоляционизм невозможен, а межкультурная коммуникация неизбежна. Для решения проблемы межкультурной коммуникации с учетом современных интегрирующих глобальных тенденций необходимо сбалансированное соотношение традиционных локальностей и универсальных тенденций, формирование общего культурно-мировоззренческого и ценностного основания в условиях многокультурного сосуществования. Мультикультуральность — важная составляющая этого процесса. В этом измерении культура, основанная на мультикультуральном понимании общества, способна отвечать вызовам времени и продемонстрировать альтернативную современность, одновременно глобализироваться и акцентировать своеобразие. Что наша страна, собственно, и претворяет с успехом в жизнь.

Рауф НАСИРОВ

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»