ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт: истоки проблемы и перспективы урегулированияАрмяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт: истоки проблемы и перспективы урегулирования
Метафизика периода ханств: первые впечатления  о новой книге академика Рамиза МехтиеваМетафизика периода ханств: первые впечатления о новой книге академика Рамиза Мехтиева
Динамика и потенциал национальной  идеи  Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мирДинамика и потенциал национальной идеи Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мир

общество

В Гяндже сданы в эксплуатацию построенные и отремонтированные Фондом Гейдара Алиева новые школы и детский садВ Гяндже сданы в эксплуатацию построенные и отремонтированные Фондом Гейдара Алиева новые школы и детский сад
В Азербайджанском медицинском университете отметили День знанийВ Азербайджанском медицинском университете отметили День знаний
В Гахском районе, где проживают грузины, сдана в эксплуатацию новая школаВ Гахском районе, где проживают грузины, сдана в эксплуатацию новая школа
Завершился официальный визит вице-президента Турции в АзербайджанЗавершился официальный визит вице-президента Турции в Азербайджан

спорт

Обзор 4-го тура Премьер-лиги АзербайджанаОбзор 4-го тура Премьер-лиги Азербайджана
Увидеть и покорить Нур-СултанУвидеть и покорить Нур-Султан
Эдди Исрафилов: «Чувствовал себя усталым и счастливым»Эдди Исрафилов: «Чувствовал себя усталым и счастливым»
Леван Кобиашвили: «Грузия всегда рада успехам Азербайджана»Леван Кобиашвили: «Грузия всегда рада успехам Азербайджана»

Общество и культура

Краткий экскурс в историю Армении
13 июня, 2019

«35-вековую древность армянского народа» современные армянские историки пытаются обосновывать названием небольшого царства Хайаса, в котором они обнаружили созвучие с собственным самоназванием хай.

Это дало возможность «удревнить» себя еще на почти полтора тысячелетия. Но дальше созвучия названия и самоназвания дело не пошло. Точное месторасположение этого царства не установлено, и «разместили» его где-то в верховьях Евфрата. Хайаса мелькала в хеттских клинописях в связи с описанием завоевательных походов хеттов в XIV—XIII вв. до н.э., а в XII веке до н.э. упоминания о нем окончательно исчезли и более не появлялись. Вероятно, хетты окончательно разгромили царство, а народ уничтожили или угнали в рабство. Отсутствие каких-либо глубоких знаний об этой стране дало повод армянским историкам уноситься далеко в своих фантазиях и связывать с ней свое древнее происхождение.

«Основным языком Хайасы был армянский и… армянский элемент имел главенствующую роль в хайасском государстве», — безапелляционно  заявляет лингвист, академик АН Арм.ССР Г.Джаукян, видимо, «основывая» свое «знание» на том, что о хайасском языке, если такой вообще был, ничего не известно — нет ни одного письменного источника, оставшегося от Хайасы. «Связь армянского народа и языка с Хайасой недоказуема и по своему существу весьма мало вероятна», — отвечает на это безосновательное заявление Джаукяна востоковед-лингвист И.Дьяконов.

Государство Урарту (XIII—VI вв. до н.э.), на значительной части территории которого располагается современная Армения, также играет видную роль в армянском самоудревнении. Но пока, кроме географического расположения, никакой связи, а тем более этнической, обнаружить не удалось. Население Урарту говорило на местном языке, а не на индо-европейском, как армяне; был урартский царь Арама (хотя был еще и царь Руса…), но к названию географической местности Армина, которая впервые появится спустя 300 лет после Арамы в Бехистунской надписи, его имя отношения не имеет. Остатки населения Урарту, вероятно, внесли свою лепту в мультиэтнический паззл под названием «армянский народ», но армянами урарты никогда не были. В 580-х г. до н.э. Урарту было окончательно разгромлено скифами и мидийцами,  вошло в состав Мидии, которую вскоре захватили персы-ахемениды, сделав территорию будущей Армении своей провинцией.

Впервые название Армина появляется в трехязычной Бехистунской надписи (около 520 г. до н.э.) иранского царя Дария I Ахеменида, где она упомянута как провинция Ахеменидской империи. Все топонимы, упоминавшиеся в Бехистунской надписи в связи с боевыми действиями на территории Армины/Харминуа/Урашту (на древне-персидском /эламском/ аккадском языках), этимологически не прослеживаются в армянском языке; в названии провинции не было этнической составляющей, и нет никаких оснований полагать, что она была населена армянами, и якобы в связи с этим получила такое название.

Скорее наоборот: многонациональное население этого региона получило у античных географов обобщенное название «арменийцев» (Геродот)  по названию региона. Сам топоним Армина/Армения также никакой этимологии в армянском языке не имеет,  и скорее относится к арамеям, полукочевому народу, который массово заселил северные регионы Месопотамии в начале I тыс. до н.э.

«В науке долгое время господствовала точка зрения, согласно которой армяне и армянский язык появляются на названном по ним нагорье тогда, когда впервые засвидетельствован термин «Армения», то есть в VI в. до н.э. (Бехистунская надпись — авт.), и с этого времени должна начинаться история армянского народа. Эту точку зрения следует признать наивной и ни в какой мере не удовлетворительной», — уверен И.Дьяконов. 

В армянской историографии распространено мнение, что в древности в Малой Азии существовали некие «армянские царства Ервандидов». Некоторые современные армянские историки называют их еще Ервандянами, прибавляя к античному имени суффикс –ян, на который оканчиваются современные армянские фамилии. Видимо, таким странным образом хотят подчеркнуть их армянское происхождение. Версии о существовании «армянских царств Ервандидов» «появились» благодаря нравоучительно-утопическому сочинению греческого историка Ксенофонта «Киропедия» (IV век до н.э.) — с выдуманным сюжетом и героями. Об этом написана масса научной литературы. Еще Цицерон в I веке писал по этому поводу: «Ксенофонт написал своего знаменитого «Кира» не исторически верно, а с целью дать картину справедливой власти, чрезвычайная строгость которой у философа сочетается с редкостной добротой».

В иранской провинции/сатрапии Армина правит древний иранский род Оронтидов, но не как цари, а как сатрапы/наместники — сначала иранцев-ахеменидов, а потом греков-селевкидов. (Ерванд — это иранская транскрипция греческого Оронт).

В другом историческом труде («Анабазис») Ксенофонт напишет, что, проходя через персидскую провинцию Армина в 401 г. до н.э., он разговаривал с местными сельскими жителями на иранском языке. 

В 330 г. до н.э. Ахеменидская держава была разгромлена греками-македонцами. Перед смертью Александр Македонский разделил огромные завоеванные пространства между своими полководцами. Территория ахеменидского Ирана досталась Селевку Никатору, одному из его стратегов. Селевкия, огромное  — от Индии до Сирии —  и рыхлое государство, раздираемое постоянной внутренней династической борьбой, восстаниями и отпадениями окраин, просуществовало тем не менее около двух веков. В начале II в. до н.э. (189 г. до н.э.) под ударами парфян и римлян оно еще более ослабло, и власть в сатрапии Армина с согласия римлян ненадолго захватил местный селевкидский наместник — Артаксис (арм. Арташес), потомок знатного иранского рода Оронтидов, предки которого, как упоминалось выше, были наследственными сатрапами еще в ахеменидской провинции Армина. Никакого этнического отношения Артаксис к армянам не имеет, как бы не пытались это представить современные армянские историки.

Государственным языком этого недолговечного царства, как и у ахеменидов, был арамейский. На этом языке написаны, например, тексты на межевых столбах, которые Артаксис установил на своих границах.  Просуществовала его независимость меньше 25 лет. В 165 г. до н.э. Артаксиса разгромили, пленили и заставили выплатить дань вернувшиеся селевкиды (царь Антиох IV Эпифан), назначив управлять владениями Артаксиса своего стратега Нумения.

А вскоре на смену селевкидам пришли парфяне.

В начале I в. до н.э., в период ослабления двух мировых центров силы — парфянского государства, в связи с династическими войнами и продолжительным отражением набегов кочевников на северо-востоке, и Рима, занятого гражданской войной и  войной с Митридатом VI Понтийским, — в условиях вакуума власти в Передней Азии и при поддержке царя Митридата Понтийского укрепил власть и заметно расширил свои владения внук Артаксиса — Тигран II Оронтид. Некоторое время они простирались от южной оконечности Каспийского моря до Средиземного, но недолго. Никакой единой системы управления на этих многонациональных территориях введено не было.

Завоевание было не только кратковременным, но и «ненавязчивым» — захваченные территории, судя по всему, просто формально признавали власть Тиграна и, за некоторыми исключениями, сохраняли  широкую внутреннюю автономию, управлялись местными правителями и некоторые, как греческие города-государства, даже продолжали чеканить собственную монету. Говорить о какой-либо арменизации этих территорий за столь короткий период абсурдно.

Фортуна отвернулась от Тиграна весной 69 г. до н.э., когда римский полководец Лукулл, неожиданно форсировав Евфрат, появился у стен Тигранакерта, новой столицы Тиграна.

Последовавший вскоре разгром огромной армии Тиграна (различные источники приводят цифры от 150 до 250 тыс. воинов) 15-ю тысячами римских легионеров, лишил его практически всех новых владений в Малой Азии. Спустя три года — в 66 г. до н.э. — римский полководец Помпей довершил дело. Коленопреклоненный Тигран вручил ему свою царскую тиару, но получил ее обратно из рук Помпея, тем самым признавая римский протекторат над Арменией. Римляне тем не менее отняли все территориальные приобретения и получили огромную дань, назвав, правда, Тиграна «другом Рима», обязанным воевать на его стороне.

Во второй половине 1 в. до н.э. вакуум власти в Передней Азии, который ранее обусловил возможности Тиграна расширить пределы своего влияния,  перестал существовать — Рим вновь вернулся к экспансионистской политике на Востоке, а окрепшая Парфянская держава начала наступление на Запад. Их столкновение становилось неизбежным, и будет продолжаться веками. В этом противоборстве двух мировых центров силы не оставалось места независимости местных династий.

Два иранца во II и I вв. до н.э.  — оронтиды Артаксис I (189—164) и Тигран II (95—63), расширив на краткие периоды границы своих владений, оставили яркий след в истории Армении. Настолько яркий, что спустя более 2000 лет современные поколения армян продолжают грезить кратковременными границами тех территорий, безнадежно мечтая об их восстановлении.

Конец иранской династии артаксидов на рубеже тысячелетий был отмечен беспрерывно сменяющейся по воле завоевателей чередой правителей Армении.  Знания о событиях, происходивших в Армении в период поздней античности (I—IV вв.), беспорядочны и фрагментарны, запутанны и нередко  противоречивы. Немногочисленные археологические данные также недостаточны для установления стройной исторической картины. Отрывочные сведения об армянах, связанные с римской политикой и войнами в Передней Азии, мы получаем от античных авторов Диона Кассия, Тацита, Аппиана, Аммиана Марцелина и др. Только в V веке армяне обретут письменность и смогут весьма предположительно и часто ошибочно описывать свое прошлое, строя его на легендарных сказаниях многонационального региона и отрывочных и запутанных сведениях прошедших лет с противоречивой хронологией.

Так как территория Армении находилась на стыке двух империй — Парфии и Рима, то за контроль над буферной зоной шла непримиримая борьба. И успех в ней был переменным.
В конце I в. до н.э.—начале I в. н.э. римляне активно вмешивались во внутреннюю политику Армении, смещая неугодных правителей и утверждая на престоле своих прямых ставленников. Длительные периоды на ее территории располагались римские гарнизоны. Но политическое и культурное парфяно-иранское влияние не прекращалось.

Вскоре контроль над Арменией перешел к парфянам, и правителями Армении парфянские цари стали назначать своих родственников. Армения превратилась в наследственный домен парфянской царской династии арсакидов (на арм. — аршакиды), на престол которой они направляли своих братьев, детей, родственников.  Вся титулатура, названия административно-территориальных единиц страны досталась армянам от парфян, как и значительный сегмент  их древнего языка — грабара. Кстати, имена, которые армяне считают исконно армянскими — Аршак, Арташес, Тигран, Нерсес, Артавазд, Сурен, Гагик, Карен и многие др., —  ирано-парфянские.

В 54 г. парфянский царь Вологез возвел своего младшего брата Тиридата на престол Армении. Это привело к многолетней римско-парфянской войне. В результате Тиридат остался на армянском престоле, но в качестве вассала Рима, и был обязан совершить путешествие в Рим. Император Нерон возложил корону на голову коленопреклоненного Тиридата, который обращался к императору со словами «хозяин».

В 116 г. император Траян в результате победоносной войны с Парфией полностью аннексировал Армению, назначив в качестве ее правителя Катилия Севера. По этому поводу была выпущена монета, на которой было написано «Армения вновь принадлежит римскому народу». Но вскоре следующий римский император Адриан, сохраняя контроль, вернулся к прежней форме управления Арменией — ею снова стал править представитель парфянского рода арсакидов — Вологез I.

Из нумизматического материала известно, что после свержения Вологеза (140 г.) император Антоний Пий снова «дал армянам царя». Римляне вновь оккупируют столицу Арташату, разместят свои гарнизоны  и возведут на армянский престол римского сенатора Гая Юлия Сохемоса. Оккупация будет продолжаться около 20 лет.

В 161 г. парфянский царь Вологез IV изгнал римские войска из  Армении. Вместе с ними бежал в Рим Сохемос. Последовавшая за этим очередная римско-парфянская война закончилась, в частности, восстановлением Сохемоса на армянском престоле.

В 186 г. престол занял Вологез II, сын парфянского царя Вологеза IV. Известно, что Хосров I, сын парфянского царя Вологеза V, правивший в Армении с начала 190-х гг., посылал подарки, заложников и выражал покорность императору Септимию Северу в период его военного похода в Парфию в 197 г. В 214—216 гг. по неизвестным причинам Хосров вместе с семьей находился в плену у римлян. В 217 г. на престол взошел Тиридат II, сын Хосрова I и племянник парфянского царя Артабана V, корону которому пожаловал император Каракалла. Армянские отряды участвуют в военных походах римлян.

В 228 г. пала великая парфянская империя: иранцы-сасаниды разгромили  парфянского царя Артабана V и захватили власть. Армянские цари-арсакиды — родственники парфянских царей-арсакидов лишились доброжелательных соседей, а и без того непрочные компромиссные соглашения между Парфией и Римом по Армении утратили силу. Сасаниды превратились в непримиримых врагов арсакидов — властителей Армении. В последующем средневековые армянские авторы будут описывать взаимоотношения армянских арсакидов с иранцами как кровную вражду и попытку отомстить сасанидам за гибель родственников-предков. Армения в свою очередь становится объектом постоянных иранских завоеваний.

В 244 г. шахиншах Ирана Шапур I  победил римлян в битве при Мизике и  установил контроль над Арменией. В 260 г. в битве при Эдессе сасаниды  разгромили и пленили императора Валериана. Римляне не могли более осуществлять контроль над территорией Армении, и он полностью перешел к Ирану.

После завоевания Армении ее правителем Шапур I назначил своего сына Хормизд-Арташира, присвоив ему титул «великого царя армян». Теперь армянские войска принимают активное участие в военных кампаниях сасанидов против римлян. После смерти Шапура I в 272 г. Хормизд-Арташир ненадолго станет шахиншахом Ирана, приняв тронное имя Ормизд I. Место на армянском престоле займет его брат  Нарсе. Территория Армении, будучи важным стратегическим плацдармом в противостоянии с Римом, где была сосредоточена значительная часть иранской армии, временно стала де-факто частью иранской империи сасанидов. В 293 г. Нарсе двинется из Армении с армией, чтобы силой захватить иранский престол.

Тем временем ситуация в регионе меняется. Восстановление могущества Рима при императорах Аврелиане (270—275), получившего титул «Реставратор империи и Востока»,  Пробе (276—282) и Диоклетиане (284—305 гг.),  а также внутренние распри в Иране, привели к ослаблению иранского и укреплению римского влияния на Армению.

Как следствие изменившихся политических реалий — на престоле в Армении восстанавливается парфянская арсакидская династия и воцаряется царь Тиридат III. Предположительно в 287 г. (эта дата спорна) римский император Диоклетиан признает Тиридата царем и при помощи и в сопровождении римских легионеров он возвращается из Рима в Армению. Она вновь становится римским протекторатом, а Тиридат в своей внешней политике однозначно ориентируется на Рим. Для этого у Тиридата были и личные причины: его отца и всю семью убили персы, и его в младенческом возрасте тайно вывезли в Рим, где он провел всю свою жизнь до возвращения в Армению.

В результате последовавшей войны Иран был вынужден временно отказаться от претензий и контроля над Арменией и Грузией и возвращал Риму территории, захваченные сасанидами в предшествующие годы.

Прославился Тиридат III прежде всего тем, что инициировал принятие армянами христианства. Армянская историческая традиция считает, что Тиридат принял христианство в 301 г. В то же время, согласно мировой академической науке, это событие не могло произойти ранее 314 г. Дело в том, что Тиридат, будучи римским вассалом, полностью следовал римской политике и в более ранний период не мог принять в своих владениях      христианство, диаметрально враждебное официальной политике Рима. В начале IV в. в Риме правит император Диоклетиан, вошедший в историю как гонитель христиан. В Римской империи жестоким преследованиям подвергаются последователи христианства. На 303—305 гг. приходятся наиболее жестокие гонения. После удаления Диоктелиана на покой в 305 г. бразды правления перешли к его зятю Галерию, еще большему ненавистнику христиан, который активно продолжал дело тестя.

Только в 313 г. император Константин объявляет о равноправии христианства с другими религиями. И только после этого армянский царь Тиридат, следуя в русле имперской политики, мог принять христианство. Кесарийский епископ Леонтий, который возводил Григория Парфянина, крестителя армян, в духовный сан, согласно церковным летописям, займет епископскую кафедру только в 314 г., а не в 301 г., как утверждает армянская традиция.

Вместе с Тиридатом христианство приняли албанский и грузинский цари. Таким образом, эти три государства стали следующими после Эдесского (Осроена) царства, где царь Абгар (араб по происхождению) принял христианство на государственном уровне еще за 100 лет до них.

После этого судьбоносного для армян события началось формирование современного армянского этноса, основой для которого стала григорианская религия. Под сенью григорианской церкви арменизировались многие представители различных народов, населявших регион: курды, армяне, греки, албанские племена, тюрки и пр. Процесс этот проходил непросто и резко активизировался только с середины V века после появления армянской письменности.

В IV в. Персия и Византия разделили Армению, лишив ее даже формальных признаков государственности. После раздела в своей части персы какое-то время сохранили царскую власть, но ликвидировали ее по просьбе самой же армянской знати: она предпочитала подчиняться назначаемому из Персии наместнику-марзапану, а не представителю одного из армянских знатных родов.

После 451 г. армянская церковь порвала и отделилась от Вселенской церкви. У армян  монофизитство (григорианство), догматическое противоречие с православием, взросшее на национальной почве, переросло в религиозный сепаратизм. По сути, монофизитство для армян стало инструментом национально-религиозного обособления.

В VII в. Армению завоевали арабы. Она стала частью их намного более обширного административного пространства, названного «Арминия». Управлял ею арабский наместник-остикан, располагавшийся в Барде (Партав) на территории Кавказской Албании. Армян арабы регулярно наказывали, но в меру, потому что справедливо считали христиан армян-монофизитов своими естественными союзниками и непримиримыми противниками православных христиан греков-византийцев, главных врагов халифата в Передней Азии. Армянам гарантировалась свобода вероисповедания, но при условии полной политической лояльности арабам. В 702 г. по доносу армянского католикоса Элии силой арабского оружия был смещен и погиб албанский католикос Нерсес Бакур, предпринявший попытку вывести Албанскую церковь из-под доминирования армянской церкви в пользу православия.

Именно благодаря арабской поддержке и лавированию между арабами и греками просуществовало полтора столетия княжество Багратидов, платившее дань и нередко участвовавшее в арабских завоевательных походах. Некоторая автономия, которой иногда пользовались армянские князья, обуславливалась прежде всего арабо-византийской конфронтацией в регионе. 
Халифат относился к армянам как к данникам, а Византийский император — как к подданными своей империи. Рьяно православные греки-византийцы испытывали сильную неприязнь к армянам-монофизитам со всеми вытекающими последствиями. Армянское григорианство квалифицировалось византийской церковью как ересь и подлежало искоренению. Армяне метались между мусульманами и христианами, попеременно примыкая к более сильной стороне, если ослабевала другая. Грекам и арабам эти метания-предательства не нравились, а потому обе  стороны попеременно наказывали неверных союзников.

При этом нередко различные партии армянской знати, движимые личными интересами, сражались и резали друг друга при поддержке одной из сторон — арабов или греков. На территории Армении в средние века существуют разрозненные, зависимые и враждующие между собой княжества, которые на короткие периоды и при помощи внешних сил отчасти удается объединить наиболее сильным из князей. В это же время на территории Армении возникают различные мусульманские эмираты.

Все это время армянские католикосы странствовали. В зависимости от того, чье влияние доминировало или какая внутриармянская партия, объединенная вокруг какого-либо знатного рода, находилась у власти в данный конкретный временной период, католикосы постоянно меняли место своего пребывания — они находились в Двине, Ани, на острове Ахтамар (оз. Ван).

К середине XI в.  Византия почти полностью аннексировала Армению, вернее те ее остатки, которые сохранялись после завоеваний сельджуков. Греческий наместник выгнал из Ани армянского католикоса Петра I, несмотря на его провизантийскую позицию. Он бежал в Константинополь, где ему выделили содержание.

В 1071 г. тюрки разгромили византийскую армию в битве  при Манцикерте. Особую роль в быстром и сокрушительном разгроме сыграл армянский контингент византийской армии, который в самом начале сражения покинул поле боя, вызвав панику остальной части армии.

После этого Византия утратила контроль над территорией Армении. Спасаясь от  наступления тюрок-сельджуков,  под крыло Византии потянулась армянская знать, а за нею и население.
Часть армян ушла еще дальше — в Киликию, поближе к крестоносцам, где просуществовало «Киликийское королевство», по сути, одно из многих княжеств крестоносцев, или под их защитой на Ближнем Востоке. Правили в Киликии сначала армянские князья, существовавшие благодаря покровительству монголов, которым поспешили выразить покорность, а потом французские бароны Лузиньяны. Все эти годы в поисках защиты армянские знать и католикосы пытались заигрывать попеременно то с Папой Римским, то с православной Византией. Однако безрезультатно: армяне хотели защиты и помощи, но безвозмездно. Но так не получалось.

Ища защиты европейцев, французские бароны пытались, иногда не без успеха (многие армяне перешли в католицизм), подчинить армян Папе Римскому.  Последний из них — Лео  V де Лузиньян был  пленен и выкуплен в 1375 г. кастильским королем Хуаном I у мамлюков.

Но ушли крестоносцы, и закончилась «армянская Киликия». Католикосы, которых к тому времени стало несколько, переругались. Период конца XIV — первой половины XV в. стал временем пика долго продолжавшегося кризиса внутри армянской церкви. Католикосский престол теперь находился в киликийском Сисе и насильственно переходил из рук в руки. Несколько католикосов даже стали жертвами в ходе борьбы между претендентами на княжеский и католикосский престолы. К этому времени относится и начало очередного переселения армян — на этот раз из Киликии. Переселялись они в Европу, на Кипр, в Эчмиадзин.

В 1441 г. с позволения Джахан шаха Каракоюнлу, тюркского правителя на территории, включавшей и Армению, католикосский престол армян был перенесен из Киликии в Эчмиадзин. Было это вызвано, в частности, и тем, что особое беспокойство армянского духовенства вызывал массовый переход армян в католицизм — паства и доходы сокращались. 

К началу XVI в. весь регион был поделен между двумя могущественными региональными державами —  Османской и Сефевидской империями.

Вскоре территория современной Армении снова, как и в средние века, станет частью Персии, на этот раз управляемой тюркскими династиями сефевидов и каджаров. Тут будет образовано Эриванское ханство, в населении которого будет преобладать тюркский (азербайджанский) элемент.

Столетиями армянский народ мирно и покорно жил под управлением тюркских правителей. Его интересы перед властителями представляла армянская церковь. Скромный ряд персоналий, неясные и малоэффективные действия которых, порой вызванные личными коммерческими интересами,  сейчас в армянской литературе представляют как «национально-освободительное движение», пытались, взывая к христианской солидарности,  искать сочувствия у католических монархов Европы или православных царей России. Но безрезультатно: одним была безразлична далекая Армения, других интересовали только торговые пути в Персию и Индию, а не судьба армян. В начале XVIII в. Петр I использовал их в своих целях, например, как осведомителей о положении дел в Персии или для развития торговли, но когда нужда в этом отпала, о них забыли.

В самом конце XVIII в. началось наступление Российской империи на юг.  В течение многочисленных и продолжительных войн (1796—1828 гг.) российские войска колонизовали Закавказье и, переселяя из соседних стран, предоставили армянскому народу возможность сконцентрироваться на выделенном ему пространстве вблизи их духовного центра  в Эчмиадзине. Был создан верный империи христианский клин в мусульманском окружении, в котором имперская администрация через католикоса эффективно контролировала его паству — своих новых подданных.

Процесс формирования абсолютного армянского большинства на пространстве бывшего Эриванского ханства, где оно было абсолютным меньшинством, занял менее 100 лет.

К моменту падения Эриванского ханства (1828) христиане, а это были не только армяне, составляли на его территории лишь 20% (камеральное описание завоеванной области, проведенное И.Шопенон в 1828—1832 гг.). К 1922 г., после этнических чисток мусульман — азербайджанцев и курдов, армяне составляли уже около 90%.

Депортации и этнические чистки продолжились весь ХХ век. Осенью 1988 г. в результате очередной этнической чистки и массовых погромов из Армении было изгнаны последние более 200 тыс. азербайджанцев.

Сегодня на территории Республики Армения проживает 99% армян. Это — самое моноэтническое государство в мире.

Эльдар Гиннес

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»