ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт: истоки проблемы и перспективы урегулированияАрмяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт: истоки проблемы и перспективы урегулирования
Метафизика периода ханств: первые впечатления  о новой книге академика Рамиза МехтиеваМетафизика периода ханств: первые впечатления о новой книге академика Рамиза Мехтиева
Динамика и потенциал национальной  идеи  Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мирДинамика и потенциал национальной идеи Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мир

общество

РетроспективаРетроспектива
В Баку проходит XIX Международный молодежный форумВ Баку проходит XIX Международный молодежный форум
РетроспективаРетроспектива
Азербайджанский актер удостоен приза зрительских симпатий на международном фестивалеАзербайджанский актер удостоен приза зрительских симпатий на международном фестивале

спорт

Тренер ирландского «Дандолка»: «Карабах» невероятно сложная задача для «Линфилда»Тренер ирландского «Дандолка»: «Карабах» невероятно сложная задача для «Линфилда»
Роналду не исключил завершения карьеры в следующем годуРоналду не исключил завершения карьеры в следующем году
Стартовала Премьер-лига Азербайджана по футболуСтартовала Премьер-лига Азербайджана по футболу
Шафик Тигруджа: «Судья принял предвзятое решение — пенальти там не было»Шафик Тигруджа: «Судья принял предвзятое решение — пенальти там не было»

Общество и культура

Тофик Зульфугаров раскрывает сценарий Пашиняна: «Ему определенно выгодна война»
14 августа, 2019

«Дурак в колодец камень закинет — сто умных не вытащат», — гласит народная мудрость.

Жесткие и категоричные заявления Администрации Президента и МИД Азербайджана вынудили официальный Ереван дезавуировать неадекватные высказывания своего неугомонного лидера, в бредовом популизме «присоединившего» к Армении оккупированные территории Азербайджана, и даже поставившего на этом «точку».

С заявлением, в котором явно проглядывается стремление смягчить тон неистового трибуна революции,  выступил армянский МИД, правда, в своеобразной, присущей себе манере — мол, в Баку «не так поняли» речь Пашиняна в Ханкенди.

Но в Баку все «поняли так» — премьер Армении буквально нарывается на войну, во всеуслышание признавая оккупацию азербайджанских территорий своей страной и прямо заявляя о ее аннексистских устремлениях.

Быстро произведя в уме расчеты о том, чем это может обернуться для «многострадальной родины», в Ереване приняли за благо как-то смягчить сказанное Пашиняном.

Над тем, как это лучше сделать с минимальным ущербом для всеармянского самолюбия, МИД Армении думал долго. В результате появилось заявление, начавшееся с неизменных обвинений Азербайджана в «ненависти и злодеяниях», в «неспособности придерживаться основных правил вежливости и порядочности и соблюдать нормы цивилизованного общения между государствами», и т.д., и т.п…

То есть, по логике армянского МИД, абсурдные заявления Пашиняна «в сложный и чувствительный» период урегулирования вполне умещались в рамки «вежливости и порядочности». Но это так, к слову.

Гораздо интереснее другое: со своим обтекаемым заявлением МИД Армении выступил вечером 6 августа, то есть через несколько часов после реакции официального Баку на бредовые ляпы Пашиняна. На сайте армянского МИД это заявление было выложено приблизительно в 22.00, но затем исчезло, и спустя несколько часов появилось другое, несколько видоизмененное.

Изменение, казалось бы, незначительное: формулировка «pan-Armenian agenda of unity ... for Armenia, Artsakh and Diaspora» в первом и впоследствии удаленном тексте, и «pan-Armenian agenda of advancing unity» — во втором, исправленном. То есть, если в первом варианте имел место идентичный пашиняновскому тезис: «всеармянская повестка ради единства ... Армении, Арцаха (оккупированный Нагорно-Карабахский регион Азербайджана) и диаспоры», то откорректированный появился в уже несколько «размытом», смягченном виде — «всеармянская повестка по продвижению единства».

Изменение практически неуловимое, но достаточно важное, если учесть что в языке дипломатии значение имеет, можно сказать, каждый знак препинания.

Манипуляционная речь Пашиняна перед толпой в Ханкенди, с одной стороны, нанесла сильный удар по позиции Еревана — ведь до сих пор Армения, продвигая перед миром принцип «право на самоопределение», добивалась признания независимости сепаратистского режима, пытаясь тем самым завуалировать факт оккупации, но лелея идею «миацума».

Заявления Пашиняна, сбросив эти покровы, разоблачили истинные устремления Армении, которые в особой расшифровке не нуждаются — нацеленность на аннексию оккупированных территорий Азербайджана.

С другой стороны, поскольку они ставят будущее мирных переговоров под большой вопрос, Азербайджан в любой момент может прекратить их и воспользоваться предоставленным ему международным правом — провести на оккупированных территориях контр­террористическую операцию, принудив агрессора к миру.

Баку дал это понять — твердо, резко, обстоятельно. И МИД Армении, видимо, как-то еще осознавая неосознаваемую Пашиняном ответственность, вынужден был сгладить и отступить, пролепетав, что под «миацумом», оказывается, подразумевалось что-то вроде «духовного единства».

— Ясно, что заявление МИД Армении — это, хотя и в агрессивной форме, но все же попытка скорректировать сказанное Пашиняном, уместить его высказывания в какие-то благопристойные рамки, исправить ошибку,

— говорит экс-министр иностранных дел Азербайджана Тофиг Зульфугаров.

— Возможно, они хотели таким образом поддержать своего премьер-министра, но заявление странно еще и тем, что МИДу приходится комментировать и разъяснять, что сказал фактически глава государства. В Азербайджане все это очень хорошо поняли, и сделали соответствующие выводы.

Если говорить о сути заявления, то оно, как я уже отметил, довольно агрессивно — они пишут о «культуре нетерпимости и ненависти». Так прежде всего, это ненависть к агрессору. И агрессор, который провел на оккупированных землях тотальную этническую чистку,  еще пытается что-то говорить о правомочности попыток аннексии территории Азербайджана. Какие чувства после этого можно ожидать?..

Так что, думаю, после этого пропагандисты аннексии должны готовиться к еще более жесткому ответу со стороны Азербайджана.

— Как вы думаете, Пашинян своим заявлением преследовал какую-то конкретную цель?

— Я уже говорил раньше, и повторю — за этим стоит попытка осуществить сценарии по возобновлению военных действий.

На первый взгляд, абсурдное умозаключение — вроде бы Армения значительно слабее Азербайджана в военном отношении, и в этих условиях пытается провоцировать возобновление боевых действий. Но у него своя логика и состоит она в том, что возобновив военные действия, он, вне зависимости от результатов, обвинит Россию в том, что она предала Армению и развернет страну к Западу. Тем самым, Пашинян нанесет второй удар еще и по собственной, пророссийской оппозиции.

Потому что он осознает, что российское руководство не воспринимает его в качестве партнера для взаимоотношений и, пытаясь выйти из этой кризисной ситуации, хочет переориентировать страну на Запад.

Но Запад тоже не готов принимать Пашиняна, потому что не собирается терпеть попытку Армении сохранить зонт безопасности, предоставляемый Россией, и вместе с тем получать западные инвестиции и материальную помощь.

Поэтому для него такое развитие событий фактически безальтернативно — для того чтобы сохранить собственную власть, Пашинян пойдет на возобновление военных действий и, как я сказал, вне зависимости от результатов, обвинит в предательстве Россию и внутреннюю оппозицию. Вот, собственно, почему он и делает такие провокационные заявления.

— Что же в этом случае означает последовавшее за этим заявление МИД Армении?

— А там понимают, что Пашинян фактически обостряет ситуацию. Его заявления — это удар не только по реальному переговорному процессу, но и по процессу, который я бы назвал имитацией переговорного процесса, который в основном реализуется посредством МИД России, Лаврова. И при обострении не только реальный,  но даже имитационный переговорный процесс, можно сказать, лишается основы и какого-то смысла.

Давайте вспомним, например, предыдущее заявление Пашиняна о том, что они не ведут переговоров об освобождении оккупированных территорий. Если приплюсовать ко всему еще и это, то получается, что Пашинян осуществляет целенаправленное действие в рамках сценария, о котором я говорил.

А Мнацаканян больше подвержен влиянию Лаврова и пытается сохранить хотя бы какие-то возможности для продолжения имитационного процесса, реализации намеченной встречи с Эльмаром Мамедъяровым. Вот об этом и свидетельствует заявление МИД Армении — о том, что они как будто хотят продолжать процесс.

Но Пашинян стоит на других позициях, и тут мы четко должны понимать различие позиции его и Мнацаканяна.

Грубо говоря, сейчас вопрос стоит очень остро: куда пойдет Армения завтра: на Запад или останется в объятиях России.

Отсутствие сценария военных действий грозит Пашиняну потерей личной власти. Поэтому, исходя из своей политической практики (а он действительно хорошо работает в митинговой сфере, с массами), Пашинян вне зависимости от исхода военных действий — который однозначно будет не в пользу Армении — выйдет к толпе и будет обвинять Россию, внутренних врагов, «которые продались России, продали Карабах» и т.д. Такие рамки его лексики уже предопределены.

Мнацаканяновское же заявление говорит о том, что они все еще хотят идти по российскому мидовскому сценарию — продолжению практики имитационных переговоров, то есть, «встреч ни о чем».

— К чему в этой ситуации, на ваш взгляд,  должен быть готов Азербайджан?

— Собственно, шаги Пашиняна уже предопределяют действия Азербайджана.

Во-первых, мы должны раскрыть заинтересованность Пашиняна в возобновлении военных действий, а в том, что он их возобновит, я нисколько не сомневаюсь.

Во-вторых, в военном отношении мы должны нанести ответный удар, и думаю, что после такой пропагандистской работы  с объяснением всей мотивации Пашиняна,  международное сообщество воспримет наш ответный удар в соответствующем  виде.

То есть, два действия: практическое — на поле боя, и пропагандистское — на международной арене.

— Думаете, провокации с армянской стороны неизбежны?

— Я в этом уверен. Помните, мы уже говорили о фактически политическом убийстве майора Азербайджанской армии Агиля Омарова. Это  тоже была провокация в рамках этого сценария Пашиняна.
Этими провокациями он хочет вызвать на действия Азербайджан. При таком раскладе нам надо вскрывать эту его суть и быть готовыми к тому, чтобы ответить на провокации.

— То есть, он конкретно нарывается…

— А у него нет другого выхода, чтобы сохранить свою власть, свою популярность, чтобы выйти из-под опеки не принявшей его Москвы, чтобы получить долгожданные инвестиции от Запада, который однозначно ему заявил, что получение Арменией западной помощи  упирается в освобождение оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха и в выход из-под опеки Москвы. Вспомните заявление Болтона в Ереване: зачем вы покупаете вооружение у России, мы сами готовы его вам предоставить.  Это был намек — выходите из-под российского «крыла», и тогда вы получите что хотите.

Вот в этом и состоят противоречия. Но они носят еще и глубинный характер — ведь гарантии безопасности Армении предоставляет Россия, а надежду на развитие и будущее — без оккупации азербайджанских территорий — Запад. Так что эти внутренние противоречия в армянской политике рано или поздно приведут  к сценарию, о котором я сказал.

Так что, альтернативы обострению не видно. Я, например, не вижу возможности, чтобы Пашинян пришел к нормальным переговорам, потому что в контексте нормальных переговоров он будет вынужден повторять тезисы, которые до него говорили Кочарян и Саргсян, затягивать процесс, уходить от субстантивных переговоров и т.д.

Во внутренней политике — у него тоже фиаско, он не привлек никаких инвестиций, не смог изменить структуру взаимоотношений с внешними игроками…

В  данной ситуации сценарий, о котором я говорю, позволяет ему как бы «оседлать» процесс и повести его за собой, в полном соответствии с его психологическим и политическим типом. Поэтому цепь провокаций будет продолжаться — в виде заявлений, выходящих за все возможные рамки, которые на первый взгляд вредят переговорной позиции самой Армении (о чем и свидетельствует заявление Мнацаканяна), и в конечном итоге имеют целью спровоцировать Азербайджан, чтобы потом обвинить его в «нападении».

— Вот вы сказали, что заявления Пашиняна соответствуют его психологическому типу, может, это мешает ему адекватно воспринимать действительность, то есть  человек просто не дорос из уличного политика до государственного деятеля?

— Я бы не исходил из такого понимания и не вульгаризировал бы его. Он прекрасно рассчитал, что принесет пользу его личной власти. Поэтому я думаю, надо быть осторожнее с высказываниями типа «неопытный политик» и т.п. Потому что, если мы возьмем за основу тот сценарий, который  вижу я, то там — только четкий расчет, ориентированный на закрепление его власти.

И не должно быть никаких сомнений в том, что он все это делает импульсивно, спонтанно, потому что это, мол, его психотип.

Мы видим, что он, буквально с самого прихода к власти, провоцирует ситуацию. И делает это, зная плачевное состояние армянской экономики, армии — он же рассекретил данные по потерям в ходе апрельских боев —  более 500 человек, хотя они раньше заявляли о 120-ти, или пресловутый «тайный документ Саргсяна» о структурных проблемах страны и т.д.

То есть, он не боится возобновления военных действий, потому что потом скажет, что да, мы проиграли, но это не из-за меня, а потому что это было предопределено, а как могло быть иначе, если все в стране в таком ужасном состоянии.

А как результат — на этих обломках он укрепит свою личную власть. Считать его наивным в корне неверно. Он циничный политик, который ради власти пойдет на все.

— И мы должны быть к этому готовы...

— Да, при таком раскладе, как я уже сказал, мы должны вести активную пропаганду, раскрывать его истинные мотивы, разъяснять ситуацию нашим внешним партнерам, держать нашу Армию в состоянии полной готовности к этим провокациям, возможно, имеет смысл предпринять дополнительные шаги в области гражданской обороны, специальной охраны государственно значимых объектов. То есть решать все вопросы безопасности с учетом возможно внезапной реализации сценария возобновления военных действий. Вот — целый ряд государственных мер, которые, думаю, должны находиться в центре внимания.

Ф.Багирова

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»