Ночная тема
Подписаться
13.08.2022

Хорошему театру бездействие не свойственно

К 75-летию народного артиста Азербайджана Азерпаши Нейматова

Бакинское лето в самом разгаре. Театральный сезон завершен, но, как показывает практика, хорошему театру бездействие не свойственно - всегда есть, что продумать, наметить, подремонтировать.  

Посещение Азербайджанского государственного академического национального драматического театра подтвердило приведенное мнение. Цель визита - интервью, приуроченное к юбилею художественного руководителя, директора театра, народного артиста Азербайджана, профессора Азерпаши Нейматова. Сразу же поинтересовалась, доволен ли руководитель театра результатами прошедшего сезона. Ответ был коротким и очень уверенным:  

- Конечно, да. Мнение объективное. Театр - непростая структура. Тот, кто знает суть театральной жизни, поймет, о чем я говорю. Все артисты, творческие и полутворческие, хотят работать - надо все организовать, определиться с приоритетами в распределении ролей, учитывая умения, талант и, что немаловажно, человеческий фактор.

- Что значит «полутворчество»?

- Кто-то очень талантлив, кто-то менее, другой наполовину и т.д.

- Ошибки в определении профессиональных возможностей по вашей шкале бывают?

- Я никогда не ошибаюсь - это природа, генетическая наследственность и, в первую очередь, от Бога.

- Гены - великий дар…

- Согласен. Образованность в семье Нейматовых - ценная традиция, образ жизни. Дед - Алипаша Неймат - окончил  Сорбонну, в совершенстве владел французским, немецким, русским языками, состоял в партии мусаватистов. Для своих сыновей держал немку-гувернантку. В 36 лет, будучи перспективным инженером в нефтяной сфере, трагически погиб от удара током. Было подозрение, что сделали это специально. В 34 года его супруга осталась одна с тремя детьми на руках, да и сыновьям Зафару, Гаджиага и Мазаиру было нелегко пробивать себе жизненную дорогу, но вложенные в них с детства духовные ценности, знание коранических постулатов и все те же гены сыграли свою роль в их становлении.  

Все три брата, когда началась Вторая мировая война, добровольцами ушли на фронт. Вернулся только мой отец. В 1942 году Гаджиага Нейматов - молодой композитор, был тяжело ранен. Узеир Гаджибейли до войны, разглядев в Гаджиага перспективного композитора, подарил ему концертный рояль, а узнав о ранении юноши, сделал все возможное, чтобы перевести его на лечение в Баку, но… Похоронили Гаджиага на кладбище рядом с отцом. А где и как погиб Мазаир так никто и не узнал.  

О себе могу сказать, что унаследовал от своих родных сильный характер, волю, честность, порядочность, наверное, талант. Но я очень непростой человек, хотя положительного во мне немало. В свое время учился в знаменитой Бюльбюлевской школе по классу скрипки Юрия Жаворонкова, а позже занялся композицией сначала у Митхата Ахмедова, а затем у Назима Аливердибекова.  

В VIII классе на двух роялях исполнили Первый концерт Азерпаши Нейматова (I часть). Позже факультативно посещал занятия по композиции в классе выдающегося композитора Кара Караева, общение с которым ни для кого не прошло бесследно. Великая личность! Забегая вперед, скажу, что Кара Абульфазович был на моем дипломном спектакле, после которого поздравил меня, обнял (что делал очень редко), подарил мне четырехцветную ручку и сказал: «Из тебя получится большой режиссер, но как композитор ты был бы лучше».

Отец сопротивлялся, как мог, моему намерению стать режиссером. Говорил, что труд режиссера неблагодарный, что актером быть куда лучше, легче завоевать популярность. В 1965 году я все же поступил в Театральный институт на режиссерский факультет, попав в мастерскую Мехти Мамедова. Сложный был человек... Умный, талантливый, но сложный. Уже через пару месяцев Мехти муаллим доверил мне работу в качестве ассистента педагога. До последнего дня мы общались - я чувствовал, что ему нравится со мной беседовать.

- Чем вы заинтересовали такого Мастера?

- Наверное, своей необычностью, всегда репетировал по-своему. Один из театроведов как-то сказал после просмотра моего спектакля: «Он читает пьесу с другого угла - не так, как все. И поэтому ставит спектакли тоже не как все». В качестве дипломной работы я представил спектакль «Мой брат играет на кларнете» по одноименной пьесе Анатолия Алексина и стихотворным текстам Роберта Рождественского. Руководителем дипломной работы был режиссер из театра Моссовета Павел Холмский. Фактически поставленный спектакль явился первым в Азербайджане мюзиклом.  

- В вашем становлении отмечен результативный в профессиональном отношении Ленинградский период.

- В Ленинграде я проходил стажировку. Мне предложили на выбор два театра - Саратовский или Ленинградский ТЮЗы. Я, конечно, выбрал Ленинград, предчувствуя удовольствие от посещений музеев и многочисленных театров.

Руководителем Ленинградского ТЮЗа был Зиновий Корогодский - легендарная личность с новаторскими идеями, позволившими создать принципиально новый детский театр, в котором были смещены принятые акценты. Главная задача, которую ставил перед собой и всей театральной труппой Корогодский, - «мы должны воспитывать талантливого зрителя», то есть детей, чтобы в будущем они могли различать истинное искусство от «искусства» исключительно коммерческой выгоды.  

- Недавно мне попалась информация о «Театре V этажа», созданного в Ленинграде Зиновием Корогодским, если не ошибаюсь, в 70-е годы. Ваш творческий путь пересекался с этим театром?

- «Театр V этажа» выполнял функцию Малой сцены Ленинградского ТЮЗа, но скорее был своеобразным клубом, в котором собиралась вся творческая элита. Я действительно пересекался с этим творческим объединением, более того, был на хорошем счету у Зиновия Яковлевича, который предрекал мне успешное профессиональное будущее, хотел моей известности и, как следствие этого, доверял мне репетиционный процесс как в ТЮЗе (где помимо прочего я поставил «За все хорошее смерть» Магсуда Ибрагимбекова), так и в «Театре V этажа». Мне посчастливилось в интересующем вас театре сотрудничать с потрясающими режиссерами, в числе которых Вениамин Фильштинский, Лев Додин. В свое время мы с Додиным были приглашены работать в студию ЛГИТМиКа. В настоящее время Лев Абрамович худрук и директор Академического Малого драматического театра - Театра Европы, одновременно успешно сотрудничает со многими мировыми сценами.  

В Ленинграде мне удалось завоевать определенный профессиональный авторитет. Мне предложили остаться и даже обещали выделить отдельную квартиру. Такая перспектива была заманчива, так как поначалу жил я в коммуналке: сначала с восемью соседями, затем с тремя.  

Но при всех движениях в сторону поиска театр, с которым я сотрудничал, был с уже сложившимися традициями, или, вернее, с вполне определившимися задачами. Мне хотелось большей творческой свободы. К тому же в Баку меня ждали мама, брат, о которых я ни на минуту не забывал, всячески старался материально поддерживать их. Тянуло домой. Мое желание совпало с обращением руководителя республики Гейдара Алиева к азербайджанским специалистам, работающим за пределами страны, чтобы они возвращались на родину. Я сдал квартиру, продал машину и вернулся в Баку.  

- В Баку ваша специальность была востребована?  

- Работать я начал только через полтора года, а квартиру получил спустя 37 лет. Начал в бакинском ТЮЗе, сначала как ассистент режиссера, затем режиссер, главный режиссер и на протяжении 11 лет был художественным руководителем театра.

Особая страница в моей биографии - «Театр в подвале». Нашел заброшенный подвал и открыл в нем свой театр. Здесь я ставил Достоевского, Зощенко - постоянно стремился к профессиональному росту…

- Вам многое удалось. Сегодня вы возглавляете две крупные театральные структуры: театр, о котором мы уже говорили, и Союз театральных деятелей. Кого вы вспоминаете с благодарностью, кого считаете проводником в профессию?

- Через всю жизнь несу благодарность памяти моих педагогов. Но главным моим наставником, образцом, на который стараюсь равняться, был мой отец - режиссер Зафар Нейматов.

- В ваших с отцом биографиях немало пересечений: выбор профессии, работа в ТЮЗе, Ленинград, иногородняя режиссерская практика, доверие признанных режиссеров, смелость постановочных решений, руководящие посты в Театральном обществе и т.д. Считается, что нынешнее здание, в котором размещается Союз театральных деятелей, и Дом актера построены благодаря усилиям Мустафы Марданова и Зафара Нейматова. А уже вашими усилиями это здание было заново отремонтировано и обустроено. Создается впечатление, что в профессиональном отношении судьба вела вас по стопам отца…

- Слышать такое для меня важно и почетно. Главное, что объединяет меня с отцом, - это абсолютно безграничная любовь к избранному делу, а все остальное - следствие этой преданности профессии.  

- Как рождается идея?

- Идея? (подняв указательный палец вверх). Оттуда, от Всевышнего посылается, а я воплощаю ее в жизнь - как чувствую, каким представляю сценическое действие. Так, в Ölülər Джалила Мамедгулузаде позволил себе отойти от принятого событийного следования сцен, дал новое световое решение, углубляющее символику визуального ряда, применил некоторые приемы подвижной декорации, дымовые эффекты и прочее. Музыкальный ряд спектакля составлен на основе произведений Кара Караева. Я привлек к работе талантливого композитора, безвременно ушедшего из жизни Рауфа Алиева. Рауф сделал переложение для симфонического оркестра ряда караевских произведений. Была произведена цифровая запись музыки (оркестром дирижировал наш выдающийся дирижер Рауф Абдуллаев). Но для двух небольших сцен музыки не хватило, и я добавил мугам Şüştər, который прозвучал на валторне - музыкальном инструменте с удивительно проникновенным тембром. Без преувеличений - это один из лучших репертуарных спектаклей в театре.

- Как режиссер вы стремитесь к соответствию сценического решения с исторической достоверностью действия пьесы?

- В этом вопросе мы ориентируемся на мировой уровень. По-другому нельзя: нас приглашают выступать на зарубежных сценах - надо соответствовать времени, но при уважении к определенным этическим нормам. К примеру, наш спектакль «Двенадцатая ночь» по Шекспиру произвел фурор на престижном Международном театральном фестивале в Тробзоне, и это - лишь один пример из ряда спектаклей, отмеченных зарубежными специалистами. Я неоднократно откликался на приглашение ставить спектакли на инонациональных сценах, причем с хорошими гонорарами и полной свободой выбора: «Ставьте, что хотите». Так я и делаю: ставлю, что считаю нужным.

- Мы вплотную подошли к вопросу о том, какие нововведения в театре связаны с вашим именем?

- Я пришел в практически рухнувший театр, утративший свое лицо и свою аудиторию. Сегодня у нас постоянные аншлаги - заполнены все зрительские места на всех трех ярусах. Многие мечтают попасть в театр, но билеты быстро раскупаются - в каждый театр зритель не ходит! Репертуар (в настоящее время насчитывает 35 спектаклей) определяем и утверждаем сами. Театр живет на самоокупаемости, а это - убедительный показатель его успеха. Стоит ли после этого перечислять, что в театре  связано с моим именем?

- Соглашусь с вами, но возьму на себя смелость все же  кое-что отметить. Прежде всего поблагодарить вас за возможность увидеть театр с иной стороны. Театральная тишина, отсутствие зрителей, пустые коридоры - дали возможность заново познакомиться с, казалось бы, хорошо знакомым пространством. Мне открылась важная истина, а именно: ваше глубочайшее уважение к прошлому национального театрального искусства, трепетное отношение к его настоящему и взгляд в будущее, о чем говорит знакомство с талантливой театральной молодежью. Доказательство сказанному практически на каждом шагу: стены украшают портреты (не фотографии!), написанные профессиональными художниками - казалось бы, деталь, но говорящая об уважении к памяти ушедших корифеев. Вашими усилиями открыты Малые залы, носящие имена Аббаса-Мирзы Шарифзаде, Адиля Искендерова, Тофика Кязимова, репетиционный зал в память о Мехти Мамедове. При театре создан музей, в фойе на манекенах представлены красивые, добротные театральные костюмы, в которых выступали знаменитые артисты, что указано в сопроводительных табличках. Все это имеет большое воспитательное значение и, в первую очередь, для театральной молодежи.  

- Что ж, спасибо. Во всем этом, как вы правильно отметили, проявление нашего уважения и почитание национальной истории. У нас есть еще и гимн театра, музыка которого принадлежит Сиявушу Кереми, а слова Алифу Джахангирли.  

Что касается внимания к молодежи, то как же иначе? Без нее нет движения! К примеру, большим интересом пользуется спектакль «Медея», режиссером-постановщиком которого является 26-летний Эмиль Аскеров. Эмиль представил интересную интерпретацию популярного в театральном искусстве произведения Эврипида. Спектакль идет на Малой сцене, пришлось устанавливать бассейн, в котором происходит, в частности, сцена-монолог Медеи (исп. Минавер Алиева), благо при создании зала Шарифзаде мы предусматривали возможности его трансформации. Многое здесь было сделано нашими руками, что и позволяет адаптировать зал к различным  декорационным требованиям.

Говоря о молодежи, не могу не отметить поставленный в нашем театре спектакль Zəfər Yolu, посвященный героике 44-дневной Отечественной войны. Спектакль создан по заказу Министерства культуры. Идея спектакля и ее текстовое оформление принадлежат мне, а постановку мы доверили уже знакомому вам по «Медее» Эмилю Аскерову. Музыка - Сиявуша Керими. В спектакле задействовано около 40 человек. Участники с большой отдачей работали над созданием постановки, в которой отразилась самая широкая градация чувств: от боли, гнева до торжества Победы!  

- Несколько выбивающийся из общего контекста нашей беседы вопрос: Азерпаша Нейматов и суеверие - возможно ли такое?

- Я верю в Бога. А все остальное… Хотя, если кошка перебежит дорогу, жду. Если пьеса упала, я обязательно должен сесть на нее. Есть этому оправдание, так как эти суеверия - обычное явление во всем мире. А в целом я необычный человек.

- Вам помогает такое осознание себя?

- Мешает. Я не всех пропускаю и подпускаю к себе, но общаюсь со всеми. Если человек интересный, сам схвачусь за него. Люблю талантливых людей, и даже если у них сложный характер.  

Я в молодости был успешным боксером - трижды чемпионом Азербайджана, вторым призером «Динамо» СССР. Недавно снимали обо мне передачу - не где-нибудь, а на стадионе. Спрашиваю, почему на стадионе, отвечают: «Вы же спортсмен!». Спортсмен в 75! Но я благодарен за внимание, проявленное к моей юбилейной дате со стороны средств массовой информации. Вот и в «Бакинском рабочем», видимо, буду читать наше с вами интервью в день своего рождения. Спасибо всем за внимание, проявленное уважение. Ждем всех вас в нашем театре в новом сезоне-2022/2023.

 

Уважаемый Азерпаша муаллим!  

Редакция газеты «Бакинский рабочий» поздравляет вас с юбилеем и благодарит за интервью нашему изданию. Успехов вам в творчестве, здоровья, новых ярких постановок, исполнения всех намеченных планов. С юбилеем!

 

Рая АББАСОВА

 

Другие новости

13:23 — ВчераЗдравствуй, Шуша Состоялась презентация международного поэтического проекта13:00 — ВчераАкцент на учебный процесс Делегация Республики Таджикистан посетила Военный институт имени Гейдара Алиева12:58 — ВчераКибератака пресеченаПриняты необходимые меры для организации и проведения процесса выбора жилья в безопасных условиях12:35 — ВчераТурецкие гости на Джыдыр дюзю Делегация Минздрава братской страны ознакомилась с городом Шуша12:22 — ВчераВ БГУ открылась Международная школа Современные тенденции квантовой науки и технологии: от квантовых материалов до квантовой информации12:09 — ВчераПодлинная свобода Явера Султанова Искусство, которым занимается художник, свободно по сути и духу

Э-газета